Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какой должна быть новая внешняя политика Вашингтона по отношению к Москве


Программу ведет Марк Крутов . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович .



Марк Крутов : Должен ли Запад принять Россию такой, какой она стала за последние годы? Можно ли ради интересов собственной безопасности отказаться от идеи активного продвижения демократии на Востоке? Из-за кардинального несогласия с Россией по ряду вопросов в США разгорелась дискуссия. О том, какой должна быть новая внешняя политика Вашингтона по отношению к Москве? За этой дискуссией внимательно следят и журналисты. Слово моему коллеге Даниле Гальперовичу.



Данила Гальперович: Пытаются ли Соединенные Штаты как-то облегчить ситуацию в отношениях с Россией, которые многие уже называют "холодной войной"? Да, если судить по высказываниям министра обороны США Роберта Гейтса, сделанным на прошлой неделе. В интервью Радио Свобода Гейтс подчеркнул, что Россия по-прежнему остается для Штатов стратегическим партнером. Гейтс также попытался сгладить опасения по поводу напористой внешней политики Москвы, приветствуя российское желание играть конструктивную роль в некоторых областях двусторонних отношений.



Роберт Гейтс : По моему мнению, мы должны и дальше определять Россию, как стратегического партнера. Мы должны работать совместно с Россией там, где это возможно, а в тех областях, где мы не соглашаемся, убеждать их в правоте нашей точки зрения.



Данила Гальперович: Гейтс также дал понять, что отход Владимира Путина от демократии не очевиден. Министр сказал, что ожидает постепенного нарастания демократических реформ и свобод в России, заметив, что для этого потребуется время. Роберт Гейтс сделал эти заявления во время своей поездки в Прагу, в ходе которой он объявил о предложениях Вашингтона Москве в связи с планами США разместить системы противоракетной обороны в Польше и Чехии. Это размещение Россия рассматривает, как угрозу своей безопасности. Гейтс сказал, что Вашингтон может отложить ввод в строй этих систем до того, как США получит определенные доказательства ракетной угрозы, исходящей от Ирана.


Примирительный тон Гейтса серьезно контрастировал с острой речью вице-президента Дика Чейни, который в мае 2006 года, выступая в Вильнюсе, осудил Владимира Путина за ограничение прав российских граждан и предостерег Россию от использования ею энергетических ресурсов в качестве инструмента угроз и шантажа. Эта разница в высказываниях Гейтса и Чейни отражает тот спор, который ведется между высокопоставленными чиновниками в Вашингтоне. Какой подход администрация Джорджа Буша должна избрать в отношении поднимающейся и все более уверенной в себе России? Аналитики говорят, что Чейни пропагандирует более агрессивный подход, тогда как Гейтса и госсекретарь Кондолиза Райс призывают к сотрудничеству и терпению. Гейтс и Райс побеждают. По крайней мере - пока. Чарльз Купчан, эксперт Совета по внешней политике, объясняет почему.



Чарльз Купчан : США чувствуют, что тон в разговоре с Россией должен быть примирительным. Соединенные Штаты нуждаются в России для разрешения ситуации вокруг Косова и Ирана и не только. Поэтому с Россией надо быть любезными. Поэтому Гейтс и Райс ищут пути понимания с Москвой. И это объясняет - почему высказывания Гейтса в отношении Кремля можно счесть мягкими.



Данила Гальперович: Основные тезисы новой дискуссии о России уже обретают форму в исследовательских центрах, университетах и фондах, где вырабатываются предложения по внешней политике США. И у тех, кто будет принимать решение по этой самой внешней политике, очевидно, есть из чего выбрать. Майкл Макфол, исследователь России с большим опытом и директор Центра демократии и развития и верховенства права при Стэндфордском университете, называет это дискуссией о том, как обращаться с поднимающейся авторитарной державой. Макфол, как и многие другие аналитики, определяет три широких иногда в чем-то пересекающихся взгляда на Россию - сторонников жесткой линии, защищающих стратегию жесткого сдерживания России, прагматиков, которые ратуют за вовлечение России в сотрудничество по конкретным проблемам и идеалистов, наследников президента Вудро Вильсона, который считал продвижение демократии во всем мире главной задачей внешней политики США. Макфол, который считает себя неовильсониансом, говорит:



Майкл Макфол : У нас должна появиться общая повестка дня, которой у нас сейчас нет. Это первое условие. Нужно, чтобы Путин решал с нами общие задачи, а не только сравнивал нас с Гитлером. Но для этого нужна большая подготовительная работа.



Данила Гальперович: Николай Гвоздев, эксперт по России из Никсоновского центра, тоже за сотрудничество. Гвоздев считает, что главной целью такого сотрудничества могло бы стать продвижение стратегических целей США в области безопасности.



Николай Гвоздев : Есть мысль, с которой многие соглашаются - о том, что мы должны начать продавать наши приоритеты, то есть чего мы хотим от России, чего мы ожидаем от России, что мы готовы предложить сами, каковы области, где мы не можем уступать и области, где мы можем сказать - хорошо, здесь мы согласны не во всем, но мы не будем делать из этого проблемы для наших отношений?



Данила Гальперович: Гвоздев добавляет, что если, например, Россия предпримет попытку силового вмешательства в дела соседних с ней стран, а тем более захвата территорий одной из них, то это будет серьезным поводом для жесткого ответа США на такие действия.


Чарльз Купчан в свою очередь придерживается мнения, что необходимо сотрудничать с Россией по ключевым проблемам, перевешивает опасения по поводу судьбы демократии в этой стране.



Чарльз Купчан : Мы по-прежнему нуждаемся в России по целому кругу вопросов, начиная с опорных баз для войны в Афганистане, обмена разведданными по исламскому экстремизму, Ирану и его ядерной программе и так далее. Мы просто не можем себе позволить разрыв с Россией в такое время. Если это означает, что по проблемам демократических реформ нам нужно выступать тише, то так и будет.



Данила Гальперович: Гвоздев и Купчан говорят, что они не против продвижения демократии, но, как подчеркивает Николай Гвоздев, многое зависит оттого, насколько крепким будет режим Путина и как долго он просуществует.



Николай Гвоздев : Если вы полагаете, что система, которую Владимир Путин создал в России, продержится долго, то вы будете должны прийти к модели реальной политики. Но если вы думаете, что он построил нечто хрупкое, у чего нет корней, почему бы вам не добиваться громче и продвижения реформ, и развития гражданского общества?




XS
SM
MD
LG