Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Верховный суд США пытается отличить порнографию от искусства


Владимир Набоков, автор «Лолиты», не раз встречал обвинения в порнографии

Владимир Набоков, автор «Лолиты», не раз встречал обвинения в порнографии

Может ли издатель или распространитель набоковской «Лолиты» или даже «Ромео и Джульетты» оказаться в тюрьме за свое деяние? Критики принятого три года назад закона о борьбе с детской порнографией утверждают, что этот закон открыт для столь расширительного толкования, что в тюрьму может сесть даже бабушка, отправившая знакомым по Интернету фото плещущихся в ванне внучат. Верховный суд начал рассматривать дело, результат которого поможет определить конституционность закона и сформулировать определение того, что есть порнография.


Верховный суд США начал проверку правомерности закона, принятого четыре года назад Конгрессом и направленного на борьбу с распространением в Интернете материалов сексуального характера, в которых фигурируют дети. Суд ранее уже возражал против этого закона, указывая, что некоторые его положения имеют расширительное толкование, позволяющее, например, запретить шекспировскую трагедию «Ромео и Джульетта», поскольку в ней есть сцена сексуального контакта между подростками.


До этого федеральный апелляционный суд в Атланте признал не конституционным положение закона, предусматривающее наказание в виде пятилетнего тюремного срока за предложение посмотреть порнографию. Апелляционный суд отменил приговор жителю Флориды, уличенному в том, что он предложил партнерам по Интернет-чату изображения раздетых детей. Иными словами, разговор о детской порнографии или о том, что может показаться кому-то порнографией не должен являться преступлением, поскольку такие разговоры защищены положением о свободе слова.


Некоторые эксперты даже говорят, что нынешнее законодательство в принципе позволяет сажать в тюрьму создателей общепризнанных киношедевров «Красота по-американски», «Титаник» и «Лолита», а также подростков, которые пишут на стенах неприличные слова.


Прокомментировать проблему я попросил Майкла Герхардта, профессора права Университета штата Северная Каролина в Чепел-Хилле: «Вопрос о том, где начинается детская порнография и в каком месте ей ставить заслон, не нарушая Первую конституционную поправку о свободе слова, остается нерешенным. Верховный суд фактически признает трудность вынесения суждений по делам, связанным с порнографией, потому что каждый раз под угрозой оказывается защищенная Первой поправкой свобода самовыражения. Результатом самовыражения могут быть известные произведения искусства, важные научные произведения, которые, изображая или описывая обнаженное тело или сексуальные действия, могут считаться безобидными, если, конечно, не сопровождаются непристойным контекстом. Закон же от 2003 года огульно запрещает хранение, продажу или распространение того, что называется образами сексуального содержания. Усугубляет ситуацию запрет на передачу таких изображений через у компьютерные сети. Такие произведения являются виртуальными, и их трудно подогнать под Первую поправку».


— Легко ли будет Верховному суду определить, где кончается свобода слова и начинается непристойность?
— Первая поправка решительно защищает в нашей стране свободу слова, под которой подразумевается свобода выступлений, связанных с политической деятельностью, а также с выражением научных и художественных взглядов. Но если произведения непристойного содержания не могут быть защищены гарантией свободы слова, как определил Конгресс, то Верховному суду предстоит это доказать либо опровергнуть. И это будет намного сложнее, чем кажется на первый взгляд.


Ожидается, что решение по этому вопросу Верховный суд вынесет не раньше, чем будущей весной.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG