Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политологи и политики ощутили дыхание революции


Большинство политологов пришли к выводу, что повторение событий октября 1917 года все-таки невозможно

Большинство политологов пришли к выводу, что повторение событий октября 1917 года все-таки невозможно

Накануне 90-летия со дня Октябрьской социалистической революции в зимнем саду гостиницы «Савой» в Москве собрались политики, правозащитники и политологи. Они обсуждали возможность повторения событий 1917 года в нынешней России. Участники встречи, которую организовал клуб «Открытый форум», пытались найти аналогии и параллели между состоянием России 90 лет назад и Россией современной. Большинство собравшихся не отрицало, что в стране возможны революционные потрясения.


Почти 150 человек записалось для участия в конференции «Россия и революция». Однако в итоге зал гостиницы «Савой» хоть и заполнился до отказа, но на деле принять участие в дискуссии пришли не более половины из заявленных в списке. Места в президиуме занял координатор клуба «Открытый форум», а по совместительству ведущий встречи политолог Марк Урнов, справа от него расположился лидер «Яблока» Григорий Явлинский, по левую руку сели председатель «Объединенного гражданского фронта» Гарри Каспаров и член политического совета «Союза правых сил» Леонид Гозман.


Первыми начали выступать прибывшие на встречу политологи. По мнению руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина, россияне могут ждать в скором времени больших неприятностей: «Мы приближаемся к периоду, когда наше государство сгниет. Вопрос, когда это будет, это вопрос не принципиальный, с данной точки зрения, потому что процесс неизбежен. Все участники государственного управления, все силы, как предмет политического влияния, предельно заинтересованы именно в ускорении этого гниения, они на этом зарабатывают».


Марк Урнов назвал выступление Михаила Делягина «откровенной чернухой». Георгий Сатаров начал свое выступление со слов, что говорить о революции в нынешней России просто глупо, однако полностью ее исключать не стоит.


Политолог рассказал о нескольких сценариях, при которых в стране могут произойти революционные события: «Этот режим наплодил себе врагов не идеологических, а внутрисистемных. Это бизнес, изнасилованный абсолютно, это региональные элиты, это развращенные журналисты. То есть на защиту федеральной власти в случае чего-то такого нестабильного встать защищать некому, а воспользоваться пожелает абсолютное, подавляющее большинство и прежде всего регионы. Поэтому схватка уже началась. Делить, вы понимаете, что им придется - страну и в буквальном смысле исторически уникальный куш, который придется им делить».


Обозреватель «Новой газеты», старшина Гильдии судебных репортеров Леонид Никитинский согласен с Георгием Сатаровым - сегодня в регионах России сложилась революционная ситуация: «Поездки в регионы меня убедили в том, что уже каждый регион - это отдельная страна, там разный политический строй, безусловно, очень разный политический режим. Башкирия - это одно, Калининград - это совершенно другое. Вот эти революционные ситуации совершенно возможны в регионе, в каждом отдельном. Причем на самом деле никакой единой России нет, это все ничем не скреплено. Точнее, это скреплено только некоторыми соглашениями - к вопросу о праве - по поводу воровства бюджета, пока он существует. Пока есть что воровать, есть некое согласие между центром и региональной элитой».


Опасность сегодня таится внутри политической элиты страны, считает руководитель Центра изучения элит Ольга Крыштановская: «Единственная опасность, которая существует, это опасность внутри самой политической элиты. Никакой сейчас силы другой в России нет, кроме этой. И это как в призме. Поскольку эти люди обладают рычагами власти, то только здесь, когда начнутся трещины, эти трещины могут распространиться на все общество, и именно здесь есть опасность для нынешнего режима, ну, может быть, не революции, но, по крайней мере, дестабилизации».


Член политсовета СПС Борис Надеждин уверен: в России революции не будет. Однако страну ждут сразу два кризиса: «Что точно произойдет, какие кризисы ждут страну, независимо от конъюнктуры цен на нефть и многого другого, это две вещи. Первый кризис будет - 2010-2012 годы, связанный с тем, что невозможно будет призвать в российскую армию один миллион человек, это технически невозможно будет сделать. Просто просчитайте ситуацию, когда всех мужчин определенного возраста до одного ловят в армию, а еще не хватает. Вторая вещь, которая, очевидно, будет тяжелым кризисом, она немножко дальше, это 2030-2040 годы - катастрофа пенсионной системы. Страну ждут серьезные испытания».


В конце своего выступления Борис Надеждин предложил поднять руку тем, кто готов 2 декабря проголосовать за партию «Единая Россия» на выборах в Госдуму. Только один человек - член Совета Федерации Владимир Жидких - поднял руку. Его даже не поддержал директор Фонда эффективной политики Глеб Павловский, что удивило многих присутствующих.


Само подобное голосование несколько разозлило господина Павловского: «Я не могу, естественно, говорить в этой аудитории, что мы сделаем. Поэтому мы не поднимаем руки, мы просто молчим и слушаем».


«Какой шанс, что грохнет, и кто в России может сыграть роль Ленина? - начал свою речь член политсовета СПС Леонид Гозман. - Я не хочу, чтобы здесь случились катаклизмы, потому что я не верю в то, что революция у нас, если она случится, приведет к хорошему результату. Она никогда у нас не приводила к хорошему результату, по-моему. А кроме того, сейчас настроения такие, национал-социалистические. Я думаю, что в результате революции, если она, не дай бог, произойдет, к власти придет не человек такой, как Вацлав Гавел, а к власти, скорее, придет человек... и даже не Лех Валенса, к власти, скорее, придет человек типа Муссолини».


Один из лидеров коалиции «Другая Россия» Гарри Каспаров извинился перед участниками съезда за опоздание: «Кремлевская молодежь приковала себя к моей машине, пришлось долго ждать милицию", - объяснил свое опоздание лидер ОГФ. - Главным на самом деле в обществе является попытка найти именно ту компромиссную основу, которая позволила бы в условиях фактического распада правящего режима избежать катастрофы 1917 года и предложить альтернативу. Альтернатива потребуется, я думаю, гораздо скорее, чем многие здесь думают. И как раз вот это то, о чем мы говорим в "Другой России", то, что необходимо будет создавать своего рода альтернативную площадку».


Григорий Явлинский в своем выступлении начал сравнивать Россию 1917 года и нынешнюю Россию: "В стране отсутствует политическая и экономическая конкуренция, процветают бюрократия и коррупция, нет ответственной оппозиции, которая могла бы взять на себя управление страной, случись в ней революция, складывается авторитарная система.


Путин выстроил авторитарную систему. Авторитарная система, тоталитарная система - у них просто нет другого механизма разрешения - в конечном счете, всегда идут к тому или иному способу, похожему на революцию. Они могут быть такими "бархатными" всякими, могут быть кровавыми».


После выступления Григория Явлинского некоторые участники круглого стола начали расходиться. Слишком давно не было таких конференций, чтобы в одном зале могли встретиться старые друзья и поделиться своими свежими мыслями на улице, - оправдывались политологи.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG