Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ноябрьские годовщины: красные праздники и жизнь


Ирина Лагунина: Менее чем через неделю – 90-летие Октябрьского переворота. Теперь эта годовщина уже не является государственным праздником. Но многие годы жизнь страны Советов и ее обитателей измерялась по шкале этих казенных ноябрьских торжеств. Об этом материал моего коллеги Владимира Тольца.



Владимир Тольц: 90 лет назад началась вульгарная материализация известной поэтической метафоры «Умом Россию не понять, Аршином общим не измерить...». Историческое время России стало измеряться «необщим аршином» - годовщинами Октября. Если до 1917-го оно, как и в других странах, отсчитывалось по традиционным календарям, православные, как и представители других вероисповеданий, часто отмеряли его по церковным праздникам (так и говорили – «на Пасху», «после Рождества», «на Покров»), то переворот, открыв, как уверяли его «авторы», «новую эру» - предложил и новое счисление. И точно так, как псевдорелигия коммунизма должна была по их замыслу заменить религию, красные праздники с их новыми ритуалами предназначены были подменить церковные и традиционные. Соотношение этих новых исторических вех – октябрьских годовщин и их ритуалов с жизнью, не укладывавшейся в прокрустово ложе красных дат мы и попытались проследить по архивным документам и публикациям с моей коллегой Ольгой Эдельман.



Ольга Эдельман: Получается, что советские главные праздники – это октябрьские и первомайские – возвращают в какой-то степени год к архаическому сельскохозяйственному сентябрьско-мартовскому календарю. Потому что год начинает отмеряться, скажем, не первого января, как предписывал гражданский календарь, введенный Петром Первым, а от весны до осени. Соответственно, первомайские праздники, с ними до сих пор люди не готовы расстаться, потому что надо посадки на даче делать. И октябрьские тоже как-то вписывались в этот архаичный языческий календарь и создавали языческое чередование времен года. Соответственно, символика тоже. Посмотрите, на вполне всех революционных переворотов жизни откуда-то из подкорок сознания полезла совершенно глубочайшая архаичная подкладка, когда появились все эти колосья, серпы и молоты. Если рассматривать какую-нибудь лепнину сталинских парадных зданий, в ней можно найти переклички даже не с античным стилем, а с самыми древними стилевыми вещами.



Владимир Тольц: Времени мало. Поэтому давайте перейдем к рассмотрению того, как это советское язычество перекрещивалось с жизнью по датам октябрьских годовщин. Итак, 1918 год.


7 ноября на Красной площади в Москве при участии Ленина открывается цементная мемориальная доска «ПАВШИМ В БОРЬБЕ ЗА МИР И БРАТСТВО НАРОДОВ». На церемонии военный оркестр и хор Пролеткульта исполнили кантату на слова Есенина, Клычкова и Герасимова:



Спите, любимые братья.
Снова родная земля
Неколебимые рати
Движет под стены Кремля.
Новые в мире зачатья,
Зарево красных зарниц...
Спите, любимые братья.
В свете нетленных гробниц.


Ольга Эдельман: В тот же день Ленин участвовал в открытии еще одного памятника – Марксу и Энгельсу. «Основоположники» были изображены стоящими на трибуне и, по словам Луначарского, выглядели «словно высовывающимися из большой ванны». А вечером Ильич успел еще выступить на митинге-концерте сотрудников ВЧК:



Нет ничего удивительного в том, что не только от врагов, но часто и от друзей мы слышим нападки на деятельность ЧК. […] Обывательская интеллигенция подхватывает эти ошибки, не желая вникнуть глубже в сущность дела. […] Для нас важно, что ЧК осуществляют непосредственно диктатуру пролетариата, и в этом отношении их роль неоценима. Иного пути к освобождению масс, кроме подавления путем насилия эксплуататоров, — нет.



Ольга Эдельман: К тому времени в Москву пришло сообщение, что части 2-й армии Восточного фронта штурмуют Ижевск. В память об этом событии Ленину преподнесена миниатюрная винтовка, изготовленная ижевскими рабочими.



Владимир Тольц: «Известия Царицынского Губчека»сообщили в этот день:



«За убийство товарища Егорова, петроградского рабочего, присланного в составе продотряда, было расстреляно 152 белогвардейца. Другие, еще более суровые меры будут приняты против тех, кто осмелится в будущем посягнуть на железную руку пролетариата»



Владимир Тольц: И тогда же, 7 ноября 1918 года Марина Цветаева написала:



Царь и Бог! Простите малым –


Слабым -- глупым -- грешным -- шалым,


В страшную воронку втянутым,


Обольщенным и обманутым, --


Царь и Бог! Жестокой казнию


Не казните Стеньку Разина!



Ольга Эдельман: 1919 год.


Из дневника Корнея Чуковского



5 ноября. Вчера ходил я на Смольный проспект, на почту, получать посылку. Получил мешок отличных сухарей - полпуда! Я нес этот мешок как бриллианты. Все смотрели на меня и завидовали.

Владимир Тольц: 7 ноября на Марсовом поле в Петрограде открыто первое мемориальное сооружение в память героев, павших в вооруженной борьбе с врагами в период февральской и октябрьской революций и гражданской войны


"Правда" в этот день опубликовала статью Ленина «Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата», Симоновская слобода в Москве была переименована в Ленинскую. Сам Ленин принимал парад на Красной площади. А Троцкий, 7 ноября 1919 года, награжденный орденом Красного Знамени, (до этого 4 ноября наградили его бронепоезд), сообщил ВЦИКу, что красные выбили войска Юденича из Гдова.



Ольга Эдельман: Вечером 7-го Чуковский записал в своем дневнике:



Сегодня празднества по случаю двухлетия Советской власти. Фотографы снимали школьников и кричали: шапки вверх, делайте веселые лица!



Владимир Тольц: 1920-й год.


За неделю до 3-й годовщины Октябрьского переворота Правитель Юга России, главнокомандующий Русской армией генерал Врангель опубликовал в Севастополе приказ:



Русские люди! Оставшаяся одна в борьбе с насильниками Русская армия ведет неравный бой, защищая последний клочок русской земли, где существует право и правда. По моему приказанию уже приступлено к эвакуации и посадке на суда в портах Крыма […] Дальнейшие наши пути полны неизвестности. Да ниспошлет Господь всем силы и разум одолеть и пережить русское лихолетье.



Ольга Эдельман: Из газеты «Зырянская жизнь», 7 ноября 1920 г.



Состоялось торжественное открытие электрической станции в городе Усть-Сысольске. […]Выступавшие ораторы горячо приветствовали появление электрического освещения в глухом зырянском краю. […]Электростанция открылась пением «Интернационала». Пусть электросвет явится эмблемой пути к новой, социалистической жизни.



Ольга Эдельман: Как и предыдущие годовщины Октября, третья была отмечена амнистией.



Владимир Тольц: 1921-1.


6-7 ноября 1921 г. газета "Правда" опубликовала статью В.И. Ленина "О значении золота теперь и после победы социализма". В ней содержалось популистское, рассчитанное прежде всего на коммунистов-противников «новой экономической политики» (НЭПа) утверждение:



Когда мы победим в мировом масштабе, мы, думается мне, сделаем из золота общественные отхожие места на улицах нескольких самых больших городов мира.



Владимир Тольц: Пока же, - продолжал Ленин, - золото надо беречь, «продавать его подороже, покупать на него товары подешевле».



Ольга Эдельман: Ленин был страшно активен в этот день, 7 ноября: выступил на Прохоровской мануфактуре, и на «Электросиле».



Владимир Тольц: А вечером Ильич из императорской ложи Большого театра любовался Айседорой Дункан. Немолодая, босоногая дама, танцевавшая под «Интернационал», шокировала многих коммунистов-пуритан (подозревали, что на ней нет бюстгальтера). Но вождь восторженно кричал: «Браво, браво, мисс Дункан!»



Из газеты «Правда», 11 ноября 1921 год.


Комиссия […] наткнулась 8 ноября на вопрос о Большом театре[…] На содержание театра отпускается ежемесячно около двух миллиардов, т.е. сумма, достаточная для содежания четырех тысяч учителей и учительниц в школах […] Рабочий класс Большим театром – как театром – не пользуется (а детские школы для рабочего класса настоятельно необходимы). Публику Большого театра составляют спекулянты и другие состоятельные люди. […] Железной метлой надо пройти по советским органам – надо ли остановить эту метлу перед паразитическим наростом, не имеющим художественной ценности?



Владимир Тольц: В тот же день Вячеслав Ходасевич написал:



Слышать я вас не могу,


Не подступайте ко мне.


Волком бы лечь на снегу!


Дыбом бы шерсть на спине!



Владимир Тольц: 1922 год. 7 ноября 1922 – очередные многочисленные революционные переименования


- московский металлургический завод Гужона


- Петроградская трикотажно-чулочная фабрика Керстена получила гордое имя «Красное знамя»


- Николаевская железная дорога стала Октябрьской, а Александровский Главный механический завод - Пролетарским...



Ольга Эдельман: И новые революционные монументы по всей стране. И замена старых – особенно нелепых и деревянных.



Газета «Известия»: «7 ноября около 5 часов вечера Московская центральная радиотелефонная станция дала первый организованный для широких масс радиоконцерт с участием артистов. Концерт был начат и закончен «Интернационалом».



Владимир Тольц: И это только первая пятилетка становления советских праздников и ритуалов.


XS
SM
MD
LG