Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возвести танец в ранг спектакля. Памяти Игоря Моисеева


Игорь Моисеев: «Я жил по солдатскому принципу — поближе к кухне, подальше от начальства»

Игорь Моисеев: «Я жил по солдатскому принципу — поближе к кухне, подальше от начальства»

В Москве на сто втором году жизни скончался легендарный хореограф Игорь Моисеев — создатель и руководитель Государственного академического ансамбля народного танца. Он работал балетмейстером с 1930 года. Игорь Моисеев — обладатель огромного количества наград, почетных званий и титулов, его имя трижды включалось в Книгу рекордов Гиннеса: за самую долголетнюю хореографическую деятельность, рекордное количество поставленных представлений и выдающийся вклад в развитие народно-сценической хореографии.


Игорь Моисеев — это целая эпоха балетного театра, он — один из немногих людей, кто при жизни почитался, как гений. Сын юриста и модистки, Игорь Моисеев был танцором, а с 24 лет — и балетмейстером Большого театра, автором легендарных спектаклей «Футболист» и «Спартак». Тогда его сочли слишком авангардными, Большой театр — цитирую — не хотел «превращаться в пивную», и Игорь Моисеев из него ушел, чтобы в 1937 году создать ансамбль народного танца, всюду известный как «моисеевский».


Со своими танцорами Моисеев объехал всю страну, полтора года во время войны, эвакуации и гастролей его домом был плацкартный вагон, и он имел полное право позже написать в своей книге: «Я жил по солдатскому принципу — поближе к кухне, подальше от начальства». Потом ансамбль исколесил все континенты, всюду имел оглушительный успех, по его образу и подобию формировались аналогичные коллективы по всему миру, по сей день все профессиональне коллективы народного танца наследуют идеям и открытиям Моисеева.


Моисеев превратил характерный танец в самостоятельный вид искусства и возвел его в ранг спектакля. «Гаучо» и «Арагонская хота», молдавская и русская сюиты, греческий Сиртаки, грандиозные "Партизаны" — все, что поставлено Игорем Моисеевым, основано на подлинной фольклорной интонации, но во всех миниатюрах есть сюжет, конфликт, разработанная система отношений персонажей.


Конечно, народ никогда не плясал так, как моисеевцы, но именно они разбудили дремавший фольклор и сделали общим достоянием образность танца всех народов. Недаром Ираклий Андронников называл Моисеева «поэтом хореографии». Кстати, уже в 1962 году Моисеев под видом пародии показал роскошный и тогда запретный рок-н-ролл, а в 1975 году поставил, кажется, самое эротичное изо всех существующих шоу — «Ночь на Лысой горе», в котором ведьмы и черти пляшут ожившими скульптурами Храма Кхаджурахо. Помимо всего прочего, Моисеев ставил спортивные парады на Красной площади, и то, что зовется режиссурой массовых действий, тоже обязано его уникальной фантазии.


Игорь Моисеев воспитал в своей школе, как минимум, пять поколений танцоров, обладающих виртуозной техникой и потрясающим темпераментом. Когда говорят, что perpetuum mobile не существует, не верьте — ансамбль Игоря Моисеева и есть вечный двигатель, грандиозно отлаженный механизм.


Игорь Моисеев, увы, не воспитал хореографа, который мог бы ставить новые номера и пополнять ими концертные программы, но он готовил педагогов, а они передавали систему его работы другим, что называется, из рук в руки, и до тех пор, пока существует такого рода преемственность, ансамбль народного танца будет жить, жить даже после смерти своего великого лидера и наставника.


Игорь Моисеев прожил долгую и достойную жизнь, а его смерть — потеря не только для России или для стран бывшего СССР, но и для всех людей всего мира, которые когда-нибудь слышали что-нибудь об искусстве танца.


XS
SM
MD
LG