Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дискуссия в Вашингтоне: Почему Уругвай – самая свободная страна для журналистов в Латинской Америке?


Ирина Лагунина: В рейтинге состояния свободы слова, который недавно опубликовала организация «Репортеры без границ», России отведено 144 место из 169, то есть она на 25-м месте с конца, не далеко уйдя от Эритреи, Северной Кореи, Туркменистана, Ирана и Кубы. Смерть Анны Политковской, неспособность властей привлечь к ответственности тех, кто совершает убийства журналистов и отсутствие какого бы то ни было плюрализма в средствах информации, особенно в электронных – все это отмечено в рейтинге «Репортеров без границ» и все это тянет Россию вниз списка.


А вот Уругвай занял в этом году 37-е место. Эта страна оказалась в таблице выше всех остальных в Южной Америке. С чем это связано? Я передаю микрофон Олегу Панфилову.



Олег Панфилов: В самом начале октября, еще до публикации рейтинга, в Монтевидео, столице Восточной республики Уругвая состоялся конгресс IFEX, канадской организации, объединяющей 81 организацию во всем мире, которые занимаются отслеживанием фактов нарушений прав журналистов и СМИ. Среди организаторов Конгресса был Ассоциация прессы Уругвая, и это обстоятельство свидетельствует о том, что уровень подготовки уругвайских журналистов высоко ценится коллегами.


На связи со мной из Монтевидео Марта Сакслунд, выпускница факультета журналистики МГУ им. Ломоносова, и поэтому у нас есть возможность узнать об уругвайских средствах информации на хорошем русском языке.


Марта, что представляет сейчас из себя медийное пространство Уругвая? Сколько работает телекомпаний, сколько выходит газет в Монтевидео? Ведь в основном читатели и получатели информации живут в столице Уругвая, поскольку в ней живет почти треть населения страны.



Марта Сакслунд: У нас в Уругвае имеется в настоящее время два государственных средства массовой информации - радио и телевидение. Считается, что у нас имеется так же среди средств массовой информации два электронных средства массовой информации. Также по электронной почте имеются журналы. Сейчас скажу о том, что в Уругвае имеется четыре главных ежедневных национальных газеты, которые распространяются по всей стране. Кроме того, имеется 21 ежедневная газета, которые издаются в 19 департаментах, Уругвай разделен на 19 департаментов, которые имеют свои средства массовой информации. На телевидении у нас четыре канала, плюс один государственный. Четыре - это частных канала, но которые в какой-то мере взаимосвязаны с собой, немножко каждое отражает свою тенденцию. И так же у нас имеются журналы, еженедельники, которые распространяются по всей стране, 10 таких. И 27 радио и 37 FM – это все, что глобально в стране. Надо сказать, я воспользуюсь случаем, что 23 октября в Уругвае был отмечен день журналиста. Этот день журналиста был установлен декретом сената и палаты представителей еще 23 октября 1990 года. Почему 23 октября? Это скорее всего связано с тем, что 1815 году еще до того, как в Уругвае была завоевана независимость, была издана официальная публикация «Восточный проспект». И считалось, что это как раз самая первая публикация, как средство массовой информации страны. Как раз в день журналиста ассоциация прессы Уругвая провела пресс-конференцию, где среди вопросов, которые были затронуты, не только борьба за права журналистов, чтобы можно было писать свободно и иметь свободу слова в Уругвае, но так же солидаризироваться с теми ситуациями, которые в основном очень много имеется в Латинской Америке. За последние годы 23 журналиста погибло на территории Латинской Америке, выполняя свой профессиональный долг. Так же было в связи с этим взято маленькое интервью у президента страны, который подчеркнул роль средств массовой информации в воспитании нашего населения в духе свободы и демократии.



Олег Панфилов: Марта, тем не менее, несмотря на то, что организация «Репортеры без границ» определила место Уругвая среди первых в Южных Америке, тем не менее, немного удивляет такое обстоятельство, как наличие государственных средств информации. Что это означает? Означает ли, что в Уругвае еще существует государственная пропаганда и насколько тогда занимают место свободные средства информации, насколько они противостоят государственной пропаганде?



Марта Сакслунд: Насчет государственных средств массовой информации, как телевидение и радио - за два последних года получили более силу за счет того, что технически были лучше оснащены и так далее. Насчет государственной пропаганды, она в принципе в Уругвае имеет какой-то вес для того, чтобы она была распространена среди всех средств массовой информации, но в принципе настоящее состояние средств массовой информации не имеет прямой зависимости от публикаций или нет государственной рекламы или пропаганды. То есть в принципе все независимые частные журналы и газеты, телекомпании даже на общественное мнение имеют большее влияние, чем сами средства, которые имеются у государства.



Олег Панфилов: Марта, вопрос может показаться неожиданным для вас, для жительницы Уругвая, но когда находишься в Уругвае и смотришь каналы, которые принимает местное телевидение, то понимаешь, как существует некая языковая связь между странами Южной Америки. Понятно, что почти все говорят на испанском языке, кроме Бразилии и поэтому можно спокойно смотреть то, что показывают в Аргентине или то, что показывает венесуэльское телевидение. Есть ли в связи с этим некое идеологическое влияние? И что из себя представляет это единое информационное пространство Южной Америки? Есть ли какие популярные каналы у жителей Уругвая или то, что они не предпочитают воспринимать как средство информации?



Марта Сакслунд: Не все жители Уругвая имеют доступ ко всем каналам Аргентины или Бразилии или других каналов Латинской Америки. Потому что для этого необходимо быть подписчиком кабельного телевидения, стоимость которого превосходит 30 долларов в месяц и, к сожалению, не у всех уругвайцев такие возможности есть. А уже просто в телевизор вступают местные каналы телевидения, к сожалению, они покупают у Аргентины или у Бразилии даже «мыльные оперы» или такие передачи, которые в принципе зашли в дома через аппарат телевизионный и которые, конечно, имеют определенное воздействие или влияние на мнение телезрителей. Хотя, я думаю, что уровень образования, который имеет уругвайский народ, безграмотность достигает по сравнению с другими странами Латинской Америки очень малый процент населения, люди очень хорошо разбираются в сообщениях или в тех материалах, которые им хотят подсунуть, чтобы поменять их мировоззрение. Я считаю, что в принципе наше телевидение сейчас в Уругвае, во-первых, созывает молодых журналистов и профессионалов, которые готовятся в Уругвае для того, чтобы создали свои собственные программы, чтобы не копировали то, что имеется в эфире в других странах Латинской Америки. И так же из Европы к нам попадают много передач, которые копируются в Аргентине. То есть мы стараемся средства массовой информации, особенно телевидение в настоящее время пытается подчеркнуть уругвайский характер и старается распространять, чтобы действительно уругвайцы смотрели свои передачи и именно они были более доступны для всего населения.



Олег Панфилов: Как известно, в Южной Америке или в Латинской Америке, как принято по-другому говорить, существуют страны, где больше всего убивают журналистов – это Колумбия, где есть проблемы с журналистами, где их судят, преследуют. Что из себя представляет Уругвай в это смысле, каковы масштабы преследования журналистов, есть ли они вообще?



Марта Сакслунд: По сравнению с другими странами таких преследований или ущемлений в принципе в Уругвае нет, поэтому считается страной, где больше всего можно практиковать свободу слова. Тем не менее, как раз на пресс-конференции, связанной с днем журналиста, была подчеркнута одна очень интересная ситуация - это связано, правда, с фоторепортерами. Так как была опубликована фотография, отснятая еще в 1987 году одной журналистской-фоторепортером и вот эта фотография была перепубликована еще в 2005 году, и человек, который узнал себя - это был мальчик с плакатом, человек узнал себя на этой фотографии, подал суд на газету, которая опубликовала, потому что якобы эта фотография была смонтирована. После того, как газета оплатила этому молодому человеку 2500 долларов, как установил суд, сейчас этот человек опять подал в суд уже на фоторепортера. Конечно, против таких вещей выступает сейчас ассоциация прессы Уругвая и мобилизуются все журналисты для того, чтобы таких вещей больше не было, так как у нас имеется законодательство, которое в принципе поддерживает и свободу выражения и тот факт, что если человек заснят на открытой манифестации, на публичном пространстве, где проходила демонстрация, как и был снят этот человек, в принципе никто не имеет права подавать в суд за это, потому что человек сам по себе, по своему желанию находился на этом месте. Но тут, конечно, были разные точки зрения на этот счет. И сейчас именно журналисты выступают в поддержку фотокорреспондента, который сделал этот снимок. Посмотрим, что и как дальше будут развиваться дела.


XS
SM
MD
LG