Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Это пока не ультиматум»


Розы увяли, надежда на лучшее будущее никуда не подевалась

Розы увяли, надежда на лучшее будущее никуда не подевалась

Сегодня в Тбилиси прошел самый массовый со времен «революции роз» митинг. Президент страны пока демонстративно отказывается от диалога с митингующей оппозицией, а ее лидеры не имеют четкого плана действий на этот случай. Ситуацию в стране Радио Свобода комментирует тбилисский обозреватель Коба Ликликадзе:


- Только что закончилась встреча делегатов оппозиции с госпожой Бурджанадзе (спикером парламента Нино Бурджанадзе – РС), и они вышли оттуда с пустыми руками. Правительство не хочет идти на уступки именно в вопросе проведения выборов весной 2008 года. Разногласия между оппозицией и президентом Грузии накапливались годами ; по сути дела, все это время не было диалога, вот это и привело к событиям, которые сейчас разворачиваются в центре столицы Грузии.


- Вы ожидали от нынешней власти такого упорства? Михаил Саакашвили отказывается идти на любые контакты с оппозицией. Это было понятно давно или он только сейчас продемонстрировал такие качества?


- Я все-таки думаю, что у президента есть [еще] ресурс. Оппозиция выдвигает очень радикальные требования, но это пока не ультиматум. По сути дела, оппозиция не требует ничего сверхъестественного, она требует то, что было предусмотрено в конституции, и что президент единолично в своем круге парламентариев отобрал у народа - право выбирать весной 2008 года. Естественно, свои аргументы есть и у правительства - они думают, что так сэкономят деньги. Сегодня даже было сказано, что страна находится в военном положении. Это был какой-то новый тезис.


- Что представляют из себя лидеры оппозиции? Это бывшие люди Саакашвили или те, кто его не признавал никогда?


- По-моему, там одни его [бывшие] сторонники. М огу перечислить: бывший министр иностранных дел Грузии Саломе Зурабишвили, министр по конфликтам Георгий Хаиндрава, парламентарий Леван Гачечиладзе, который когда-то финансировал его (Саакашвили – РС) выборный штаб, когда он был еще мажоритарным депутатом, братья Бердзенишвили, которые шли по спискам Национального движения в 2003 году, - они все из одной команды.


- Насколько едина эта «объединенная оппозиция»?


- В объединенной оппозиции есть большой сегмент прозападных политических партий, - таких, как Республиканская партия и Консервативная партия. Естественно, есть и партии, которые сомневаются в европейском выборе Грузии. Сейчас их объединило упорство власти и ее нежелание идти на диалог с оппозицией. Как сказал один из выступающих сегодня, у них сейчас общий противник - господин Саакашвили, президент Грузии, который упорно не хочет идти на диалог.


- Одно из требований оппозиции состоит в превращении Грузии из президентской в парламентскую республику. Часть оппозиции выступает даже за конституционную монархию. О каком монархе может идти речь?


- Конституционная монархия и изменение конституции не значатся в тех пунктах, которые были сегодня оглашены. Естественно, не предусматривается вести диалог о конституционной монархии (с Михаилом Саакашвили – РС), потому что все понимают, что это очень сложный процесс. Не говорится о том, чтобы взмахом руки перевести Грузию из президентской в парламентскую или в парламентско-президентскую республику. Пока оппозиция в своих требованиях так резко не ставит вопрос о смене вертикали власти.


- Кто вышел сегодня на площадь – те же ли люди, что отправили в отставку Эдуарда Шеварднадзе четыре года назад?


- На 70-80% это те же люди, те же политически активные грузины, которые всегда могли выйти на улицу, когда это надо было. Многие выступающие так и говорили – «мы стояли тогда и стоим сейчас», то есть требования те же самые. Они думают, что лучше было бы не разрывать общность (грузинского народа – РС), найти пути соприкосновения, вести с режимом диалог ради свободной демократической Грузии. Я чувствую боль этих людей, которые искренне считают, что еще есть время для диалога, еще не все потеряно.


XS
SM
MD
LG