Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Участники митинга в центре Тбилиси выдвигают требования к президенту Грузии Михаилу Саакашвили


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Георгий Кобаладзе.



Андрей Шарый: В Тбилиси перед зданием парламента Грузии 2 ноября митинг объединенной оппозиции, на который собрались, по различным оценкам, от 60 до 80 тысяч человек. Митингующие скандировали лозунги: "Не боюсь!" и "Грузия без президента!". Участники демонстрации выдвигают требования к президенту страны Михаилу Саакашвили и утверждают, что не разойдутся, пока эти требования не будут выполнены. С площади Шота Руставели репортаж нашего корреспондента.



Георгий Кобаладзе: Настоящей сенсацией стало появление на митинге в Тбилиси, у здания парламента, известного бизнесмена Бадри Патаркацишвили, который специально вернулся из Лондона, чтобы участвовать в манифестации протеста. Его встретили бурей оваций. Бадри Патаркацишвили заявил, что у него нет большого опыта выступления на митингах, но он считает, что наибольшее счастье для человека - это быть солдатом своего народа. Известный бизнесмен, по сути, сообщил собравшимся, что он готов стать лидером оппозиции. А за час до появления Бадри Патаркацишвили на митинге один из лидеров правящей партии - Единого национального движения - Нодар Григолашвили сказал, что он не верит Патаркацишвили, поскольку у него "две родины".


Патаркацишвили сделал это заявление у здания парламента, на месте, где происходили все самые значительные события новейшей грузинской истории и где продолжается митинг оппозиции, в котором участвуют десятки тысяч человек. Организаторами митинга являются политические партии, входящие в блок "Общенародное движение", - это Республиканская партия, консерваторы, Партия свободы, и движение бывшего министра обороны Ираклия Окруашвили "За единую Грузию". Сам Ираклий Окруашвили благополучно прибыл во Францию. Как заявила накануне его адвокат Эко Беселия, Окруашвили собирался выступить на митинге 2 ноября, но его силой посадили в самолет и, по сути, выслали из страны.


Лидеры оппозиции выдвинули три основных требования. Первое: назначение выборов в конституционные сроки - весной 2008 года, а не осенью, как планирует власть. Второе: освобождение политзаключенных, в том числе бывшего руководителя спецслужб Грузии Ираклия Окруашвили, осужденного за интеллектуальную поддержку попытки государственного переворота летом 2006 года. И, наконец: формирование Центральной избирательной комиссии по паритетному принципу, на партийной основе.


Президента Саакашвили нет в столице, глава государства уехал в Сигнахи - это город на востоке Грузии, который Михаил Саакашвили пытается превратить в витрину успеха экономических реформ. И конечно, неслучайно, что президент решил поехать в Сигнахи, тем самым он как бы демонстрирует успехи своей власти в тот момент, когда недовольные устраивают митинги в Тбилиси.


На митинге почтили минутой молчания память молодого банкира Сандро Гиргвилиани, которые, как утверждает оппозиция, был убит высокопоставленными чиновниками Министерства внутренних дел.


В 18 часов истек срок ультиматума властям, однако представители грузинских властей не спешат идти на уступки. Один из лидеров парламентского большинства Гига Бокерия заявил, что граждане Грузии по конституции, по закону имеют полное право устраивать митинги, но это вовсе не значит, что власть обязана идти на уступки. Руководитель Партии национальной независимости Церетели заявил на митинге, что если власти не пойдут на уступки, то оппозиция объявит о начале общенационального неповиновения. Председатель парламента Грузии Нино Бурджанадзе сейчас ведет сложные переговоры с оппозиционными лидерами, пытаясь найти компромисс.



Андрей Шарый: Напомню, что в 2003 году Эдуард Шеварднадзе ушел в отставку с поста президента под давлением массовых акций протеста. На состоявшихся после этого выборах и победил Михаил Саакашвили, но, как показывают события, определенная часть населения с тех пор потеряла в него веру. Демонстранты подчеркивают, что не собираются предпринимать никаких радикальных действий. Их лидеры встретились сегодня со спикером парламента Грузии Нино Бурджананзе, однако результат достигнут не был. Об исходе этих переговоров и о происходящем на площади я беседовал с обозревателем грузинской службы Радио Свобода Кобой Ликликадзе. Он весь день простоял сегодня на площади Шота Руставели.



Коба Ликликадзе: С госпожой Бурджанадзе только что закончилась встреча делегатов оппозиции, и они вышли оттуда с пустыми руками. Правительство не хочет пойти на уступки именно в вопросе проведения выборов весной 2008 года. Разногласия годами происходили между оппозицией и президентом Грузии, по сути дела, не было диалога все это время, и вот это как раз и привело к событиям, которые сейчас разворачиваются в центре столицы Грузии.



Андрей Шарый: А вы лично, как политический и военный обозреватель, ожидали от власти нынешней, от Саакашвили такого упорства? Довольно долго ведь он вообще отказывался идти на любые контакты с оппозицией. Это было понятно давно или он только сейчас стал таким политическим превращенцем?



Коба Ликликадзе: Если вы спрашиваете лично мое мнение и ощущения, до сих пор все-таки думаю, что у президента есть ресурс, потому что, на самом деле, оппозиция выдвигает сейчас очень радикальные требования, но это пока еще не ультиматум. По сути дела, оппозиция ведь не требует ничего сверхъестественного, она требует то, что было предусмотрено в конституции, что президент единолично как бы в своем круге парламентариев отобрал у народа - право выбирать весной 2008 года. Естественно, аргументы есть и у правительства, потому что они думают, что так сэкономят деньги. Почему-то сегодня даже было сказано, что страна находится в военном положении. Это был какой-то новый месседж, на самом деле.



Андрей Шарый: Среди лидеров нынешней грузинской оппозиции много бывших сторонников Саакашвили или это какие-то люди, которые никогда его не признавали?



Коба Ликликадзе: Наоборот, по-моему, там есть все его сторонники. Даже могу перечислить: бывший министр иностранных дел Грузии Саломе Зурабишвили, министр по конфликтам Георгий Хаиндрава, парламентарий Леван Гачечиладзе, который когда-то финансировал его выборный штаб, когда он был еще мажоритарным депутатом, братья Бердзенишвили, которые шли по спискам Национального движения в 2003 году, Кока Гунсадзе и другие - они все из одной команды.



Андрей Шарый: А насколько едина эта объединенная оппозиция? Там сильны разногласия внутри или они смогут что-то конструктивное предложить президенту? Или вдруг, если они выиграют выборы, они смогут предложить какую-то конструктивную программу, объединенную?



Коба Ликликадзе: Если совсем честно, то, естественно, в объединенной оппозиции есть большой сегмент чисто прозападных политических партий, как Республиканская партия, как Консервативная партия, естественно, партии, которые сомневаются в европейском выборе Грузии, но сейчас их объединило упорство власти и нежелание власти идти на диалог с оппозицией. Как один из выступающих сегодня сказал, у них сейчас общий противник - господин Саакашвили, президент Грузии, который упорно не хочет идти на диалог.



Андрей Шарый: Одно из требований оппозиции - это превращение Грузии из президентской в парламентскую республику. А часть оппозиции выступает даже за конституционную монархию. О каком монархе может идти речь?



Коба Ликликадзе: Конституционная монархия, изменение конституции не ставится в перечисленных пунктах, которые были сегодня оглашены. Естественно, не предусматривается вести диалог о конституционной монархии, потому что все понимают, что это очень сложный процесс. Даже не говорится о том, чтобы сразу с размахом одной руки перевести Грузию из президентской в парламентскую или в парламентско-президентскую республику. Пока оппозиция в своих требованиях так резко не ставит вопрос о начале диалога о смене, допустим, в целом вертикали власти.



Андрей Шарый: Я сегодня целый день следил за ходом демонстрации в центре Тбилиси, не только по грузинским телевизионным каналам, но вот неожиданно воспылало к грузинской оппозиции любовью и российское телевидение, канал "Вести" сегодня в прямом эфире транслировал выступления грузинских политиков. И понятно почему, поскольку Москву, как считают многие аналитики, устраивает нестабильность Грузии. Но вопрос не об этом. Я видел, что люди выступали с болью, им не все равно, как ваша прекрасная Грузия дальше будет развиваться. И, в общем, это очень трогательное зрелище, когда люди искренне чего-то хотят, а на площадях они обычно хотят чего-то искренне. Это те же люди, которые четыре года назад тоже выходили на площадь, или это другие люди?



Коба Ликликадзе: 70-80 процентов это те же люди, это те же политически активные грузины, которые всегда могли выйти на улицу, когда это надо было. И многие выступающие говорили, что "вот мы стали тогда и стоим сейчас", то есть требование то же самое, они думают, что лучше было бы, чтобы не разрывать общность, найти пути соприкосновения, вести с режимом диалог к тому светлому, что есть свободная демократическая Грузия. И вот там как раз есть разногласия, и сочувствую боли этих людей, которые искренне считают, что еще есть время для диалога, не все потеряно.


XS
SM
MD
LG