Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговор исламистам в Мадриде. Почему не нашли идейного руководителя?


Ирина Лагунина: На этой неделе в среду в Испании были вынесены приговоры международным террористам, организовавшим теракты в мадридских электричках 11 марта 2004 года. Это завершение процесса вызвало полемику в испанском обществе. Многие полагают, что суду так и не удалось определить вдохновителей терактов, а его участники получили слишком мягкое наказание. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Из двадцати девяти подсудимых, которые предстали перед судом еще в минувшем феврале, восемь человек оправданы и отпущены на свободу. Причина, как считают независимые наблюдатели, не в мягкости испанского правосудия, а в том, что прокуратура, под влиянием общественно мнения, жаждущего наказания виновных в гибели почти двухсот жителей испанской столицы, привлекла к делу, помимо участников теракта, и совершенно непричастных к нему людей.


Вторым сюрпризом приговора явилось то, что судьи сняли с главного подсудимого – проживающего в Италии Рабея Османа эль-Сайеда, по кличке «Египтянин» - обвинения в «идейном» или в так называемом «интеллектуальном» руководстве терактов. Как выяснилось в результате судебного разбирательства, группой давно обосновавшихся в Мадриде исламских радикалов никто извне не руководил: она действовала самостоятельно под руководством местных вожаков. А на них повлиял разве что призыв Бин Ладена, который в свое время потребовал в телеобращении, переданном по катарскому телеканалу «Аль-Джазира», расправиться с Испанией за ее участие в антитеррористической операции в Ираке. Испанский политик депутат парламента Жозеп Антони Дуран-и-Лейда так прокомментировал решение суда:



Жозеп Антони Дуран-и-Лейда: Искать «интеллектуальных» вдохновителей этого теракта было просто наивно. В этом деле нет, и не может быть ничего таинственного, а подготовка теракта не требовала никакой внешней «интеллектуальной силы». Ошибкой следствия явилось непременное желание найти эмиссаров «вселенского зла». Это наивно, как и разговоры, что за этой трагедией таится некая до сих пор неразгаданная тайна.



Виктор Черецкий: Обвинение против «Египтянина» строилось на материалах, полученных из Италии. В соответствии с ними он якобы признался в телефонном разговоре с приятелем, что являлся идеологом мадридских террористов. Запись разговора на арабском, сделанную итальянцами, прослушали на суде в Мадриде и выяснили, что обвиняемый ничего подобного не говорил. Так что вся теория о том, что «Египтянин», являясь якобы эмиссаром «Аль-Каиды» в Европе, дал указание взорвать электрички, рухнула.


Отказом суда найти и приговорить «тайные силы», будто бы манипулировавшие местными радикалами, разочарованы не только некоторые испанские обыватели, падкие до запутанных детективных историй, но и консервативная оппозиция. Комментируя приговоры, ее лидер Мариано Рахой заявил:



Мариано Рахой: Мы поддерживали расследование, благодаря которому вынесены нынешние приговоры, и мы намерены поддержать любое новое расследование, которое позволит продвинуться в данном деле, поскольку «интеллектуальные» авторы преступления остались без наказания.



Виктор Черецкий: Чтобы понять желание испанских консерваторов продолжать расследовать дело о терактах, что, кстати, юстиция делать не собирается, надо вспомнить, что с первого дня трагедии они пытались искусственно усложнить всю эту историю. Дело в том, что теракты произошли в то время, когда консерваторы находились у власти. Как доказало следствие, трагедии вполне можно было бы избежать, если бы проблеме безопасности в стране уделялось больше внимания. Так что, по мнению наблюдателей, попытки искусственно усложнить и запутать дело со стороны оппозиции объясняются лишь желанием оправдаться пред обществом, доказать ему, что речь шла о неком очень сложном «глобальном заговоре», против которого ничего нельзя было сделать. Эту позицию постоянно осуждали представители других политических сил Испании. Депутат парламента от Объединенной левой коалиции Гаспар Льямасарес:



Гаспар Льямасарес : Важно, что нынешний приговор отвергает «теорию вселенского заговора» и другие политические сказки, придуманные консерваторами в узкопартийных целях. Эти сказки отравляли и следствие, и юридический процесс. Они нервировали людей, пострадавших от теракта, и все испанское общество.



Виктор Черецкий: Возмущенная желанием консерваторов продолжать политические интриги вокруг трагедии, активистка Ассоциации жертв терроризма Мария дель Кармен Мартинес, потерявшая 11 марта единственного сына, призвала Мариано Рахоя остепениться:



Мария дель Кармен Мартинес: Может быть хватит? Неужели мало того, что все три с половиной года, прошедшие после теракта, мы вынуждены были выслушивать вашу ложь. Мы, пострадавшие от теракта, никогда не верили в ваши, придуманные для самооправдания, «теории заговора».



Виктор Черецкий: Краеугольным камнем в «теории заговора» была легенда об участии в терактах баскских сепаратистов из группировки ЭТА. Первоначально консерваторы вообще заявляли, что поезда взорвали баски, а потом, когда подлинное авторство уже скрывать стало невозможно, они продолжали настаивать на том, что сепаратисты активно помогали исламистам. Суд категорически отверг эту версию, отметив в приговоре, что никакого «баскского следа» в деле нет. Любопытно, что председательствовал на судебном процессе и, соответственно, зачитывал приговор судья Хавьер Гомес Бермудес, человек, близкий к консерваторам. Однако на суде он занял вполне объективную позицию.



Х.Гомес Бермудес: Суд изучил все версии, связанные с возможным участием баскской сепаратисткой группировки ЭТА в терактах 11 марта: возможные контакты между заключенными басками и исламистами в тюрьмах, возможные связи между баскской террористической группировкой и вооруженными группами «джихадистов», использование и теми, и другими взрывчатки, полученной из одного источника. Суд также допросил заключенных-басков на предмет их предполагаемых связей с исламистами и выслушал показания на этот счет сотрудников тюрем и полиции. В результате мы выяснили, что не существует каких-либо фактов, свидетельствующих о наличии контактов между ЭТА и исламскими боевыми группами.



Виктор Черецкий: Большинство политиков приветствовали завершение судебного процесса и вынесение приговоров виновным. Суд вынес самые суровые приговоры двум непосредственным участникам теракта. Марокканцы Отман эль-Гнануи и Джамал Зугам получили почти по 43 тысячи лет тюрьмы. Сроки эти, естественно, чисто номинальные, но они означают, что террористы отбудут в тюрьме максимальный срок, допустимый в Испании - 30 лет. Семь сообщников осужденных, заложивших «адские машины» в мадридские электрички, перед судом не предстали – они покончили с собой, взорвав «пояса шахидов», в начале апреля 2004 года, когда были окружены полицейским спецназом на конспиративной квартире в мадридском пригороде Леганес. Среди погибших, кстати, находились и два непосредственных предводителя террористов. Джамал Ахмидан, по кличке «Китаец», и Шерхан Бен Абдельмажид, по кличке «Тунисец», давно жили в Мадриде: их никто специально не засылал в Испанию для совершения злодеяния. Судья Гомес Бермудес зачитал приговор и еще одному главному обвиняемому – испанцу, бывшему шахтеру, Эмилио Суаресу Трасорасу, укравшему на шахте динамит и продавшему его террористам.



Х.Гомес Бермудес: Суд единогласно принял следующее решение. Мы приговариваем господина Эмилио Суареса Трасораса как главного пособника убийства 192 человек – жертв теракта и полицейского, погибшего от взрыва на конспиративной квартире террористов. Суарес также приговаривается за 1991 покушение на убийство – по числу раненных в электричках. За каждое убийство подсудимый получает по 25 лет тюрьмы, за каждое покушение на убийство – 15 лет.



Виктор Черецкий: Остальные 18 подсудимых получили от 3 до 23 лет. Большинство 12-15 - за членство в террористической группировке. Премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро удовлетворен завершением процесса и вынесенными приговорами.



Х.Л.Родригес Сапатеро: Узнав о приговорах, которые вынесены убийцам и их пособникам, я, в первую очередь, вспомнил погибших и раненных, а также родственников пострадавших. Ничем не компенсировать их потери, но сегодня они могут с облегчением вздохнуть, поскольку уже известна вся правда о тех событиях и выявлены виновные. Приговор продемонстрировал безукоризненную работу наших юридических органов. Граждане страны могут вполне положиться на служителей закона. Хочу также поблагодарить сотрудников правоохранительных органов за четкую работу по этому делу. Они быстро задержали виновных и нашли доказательства их преступления. Террористы должны знать, что в нашем правовом государстве им не уйти от ответа. Вместе с тем, события 11 марта оставили глубокую рану в нашем обществе. Мы никогда не забудем погибших.



Виктор Черецкий: Похвалу в адрес правоохранительных органов некоторые испанские наблюдатели считают не совсем уместной. В ходе судебных заседаний выяснилось, что, эти органы, проявив чуть больше бдительности, вполне могли бы предотвратить теракт. К примеру, один из подсудимых – марокканец Рафа Суньер, будучи полицейским осведомителем, своевременно предупредил силовые структуры о покупке динамита радикальными исламистами. Полиция на сигнал не отреагировала. Правда, суд учел действия Рафы и, несмотря на то, что он сам нагрел руки на посредничестве в продаже динамита, дал ему 10 лет тюрьмы, вместо тридцати, которые требовала для него прокуратура.


XS
SM
MD
LG