Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Год после отравления в Лондоне: интервью с вдовой Александра Литвиненко



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.



Дмитрий Волчек: Вдова Александра Литвиненко Марина, написавшая вместе с Александром Гольдфарбом книгу «Смерть диссидента», добивается, чтобы правда о жизни и смерти ее мужа стала известна во всем мире. Марина Литвиненко ответила на вопросы лондонского корреспондента Свободы Натальи Голицыной.



Нат а лья Голицына: Прошло уже 11 месяцев со дня кончины вашего мужа. Следствие давно уже завершено. И я хотела у вас спросить: возникли ли за эти месяцы какие-то новые сомнения или новые представления о том, что же произошло, кто его убил и по какой причине?



Марина Литвиненко: Как я уже неоднократно говорила, я всегда была на стороне расследования британскими спецслужбами или Скотланд-Ярдом. И то, что в итоге этого расследования был назван подозреваемый – Андрей Луговой, остается для меня самым главным. Но я хотела бы добавить, что расследование, с одной стороны, закончилось, потому что определенные документы были переданы в прокуратуру, но оно не закончено окончательно, оно продолжается. И я думаю, что в будущем мы узнаем новые факты. А все, что касается моего отношения, оно как изначально выстроилось – доверие к расследованию, доверию к британской стороне, так оно и продолжается.



Нат а лья Голицына: В России так же проводится собственное расследование гибели Александра Литвиненко. Ожидаете ли вы выяснения истины от российских следователей?



Марина Литвиненко: Да, расследование проводится, помимо моего мужа это еще покушение на гражданина России Ковтуна. Для меня всегда оставалось вопросом, - почему в этом смысле тоже проводится расследование. Я имею не самое хорошее впечатление о работе российских следователей, потому что в свое время, когда мой муж был арестован и посажен в тюрьму, у меня была практика общения. И я видела, что это не истинное расследование, а просто желание посадить человека в тюрьму любыми средствами. И если у него есть возможность выйти из тюрьмы, то находится новое дело. Это не расследование, а просто желание человека удержать в тюрьме. И в этом смысле расследование убийства моего мужа выглядит больше как покрытие тех фактов, которые были на самом деле. И все что они заявляют в отношении английской стороны – это абсурдно. То, что недостаточно доказательств, недостаточно материалов. Я вижу в этом только желание получить информацию от англичан и просто эту информацию разрушить и не дать возможность довести это дело до суда в Англии.



Нат а лья Голицына: А вы считаете, что дойдет дело до суда здесь, в Англии?



Марина Литвиненко: Это, конечно, более чем оптимистический настрой. Я не могу сказать, что я одна из оптимистов, кто верит в это. Я надеюсь, что не только я. Но мне хотелось бы, чтобы это дело дошло до суда. Потому что произошло, я уже неоднократно это говорила, не только убийство моего мужа, что для меня, конечно, самое главное, самое страшное, а произошел акт терроризма здесь в Лондоне. Мы тому были свидетели, и все, кто был в этот момент в Лондоне, видели, какой ужас и какая паника наступила в городе. Мне кажется, если останется безнаказанным то, что случилось – это даст возможность этому повториться еще раз где-нибудь против кого-нибудь. И в данном случае доведение дела до суда – это очень принципиальный момент.



Нат а лья Голицына: Марина, совсем недавно один из британских таблоидов «Дейли мейл» со ссылкой на свои источники в британской разведке и дипломатических кругах написал о том, что Александр Литвиненко был якобы агентом внешней разведки Ми-6. Как вы полагаете, насколько это достоверно?



Марина Литвиненко: Во-первых, это не в первый раз, когда возникла такая версия. Сразу же после того, как Луговой был назван первым подозреваемым в убийстве моего мужа, была собрана пресс-конференция, где он озвучил это. Это выглядело как возможность защититься, возможность просто отвести подозрения от себя. По-другому я не могу комментировать. И наверное, даже не хочу комментировать. То, что появилось в английской газете, как-то странным образом совпало с нашей поездкой в Португалию, где мы обратились к Евросоюзу, чтобы Англию поддержали в вопросе экстрадиции Лугового и доведения этого дела до конца. Опять же, так как в этой статье не были названы источники, поскольку это было несерьезно, то для меня точно так же несерьезная информация. Тем более я уже говорила: Саша был достаточно открытым человеком, он выступал открыто, он критиковал открыто. И мне кажется, люди, ведущие такой открытый образ жизни, никак не могут быть специальными агентами секретных спецслужб какой-либо страны.



Нат а лья Голицына: Известно, что в вашей семье были очень доверительные отношения. Как вы полагаете, если бы Александр действительно был агентом Ми-6, он сказал бы вам об этом?



Марина Литвиненко: Я не знаю, сказал бы он. Действительно, мы были очень близки. Я достаточно наблюдательный человек, чтобы увидеть определенные какие-то стороны его жизни. У нас все было очень открыто, очень доверительно. И я просто знаю, что, обладая знаниями в своей области, как специалист по борьбе с организованной преступностью и то, что когда он выступил на пресс-конференции, сказал, что происходит срастание организованной преступности и службы безопасности и это становится угрозой для страны, естественно, это не понравилось тогда. Это явилось через несколько лет фактом. И этим Саша мог поделиться. Когда государство срослось с организованной преступностью – это становится угрозой на международной арене. И рассказав об этом, может быть Саша поделился каким-то секретом, по мнению российской стороны. Но большими секретами он не мог обладать.



Нат а лья Голицына: В конце концов, быть агентом Ми-6 – это не то, что быть агентом КГБ. Все знают, что агентами Ми-6 были такие люди как Даниэль Дефо, Сомерсет Моэм и Грэм Грин. А почему вам кажется это столь невероятным, почему вы отвергаете эту версию?



Марина Литвиненко: Я ни в коем случае не хочу сказать, что это стыдно. Но в силу того, что в России перевели статью не дословно, а так, как им это захотелось, даже если это не было сказано в статье, они перевели, что, оказывается, Саша был завербован в Москве уже. И поэтому выбор нашего дальнейшего места жительства в Лондоне был предопределен. То есть такая логика выстроилась в России, что совершенно неправда. Просто Саша принял решение уехать из страны, и в конце это оказался Лондон, с целью только спасти нас, свою семью. Оказавшись в Англии, с чувством просто благодарности к той стране, которая спасла его семью, он мог делиться своими знаниями, я имею в виду в качестве консультаций, рассказывая об этом. Это могло происходить. Это не могло быть на уровне тех людей, которых вы только что перечислили. Я не считаю, что стыдно быть специальным агентом Ми-6, но Саша им не был.



Нат а лья Голицына: Марина, в той же статье авторы пишут, я имею в виду статью «Дейли мейл», что опасность угрожает и вам. Ощущаете ли вы эту опасность и как вы ведете себя, чтобы ее обойти?



Марина Литвиненко: Вы знаете, это очень интересно, потому что каждый раз на встречах с журналистами или выступая на пресс-конференциях, я получаю этот вопрос. Я обычно отвечаю, что я не чувствую какой-то особой опасности и какой-то угрозы своей жизни, что я не делаю для этого ничего специального. Хотя, конечно, как любой разумный человек, я, наверное, немножечко более внимательна и самое главное - более внимательна к жизни своего сына, чтобы, не дай бог, что-то случилось. Но эта фраза, которая появилась в газете, она меня немножко насторожила. Это что, месседж, посланный кем-то или просто люди таким образом хотели привлечь внимание читателей, сказав, что и моя жизнь находится в опасности? До появления этой статьи я была более уверена, что нахожусь в безопасности.



XS
SM
MD
LG