Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузинская оппозиция продолжает требовать отставки президента Саакашвили и проведения досрочных парламентских выборов


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Георгий Кобаладзе.



Андрей Шарый: Грузинская оппозиция продолжает требовать отставки президента Саакашвили и проведения досрочных парламентских выборов. В Тбилиси оппозиционеры пикетируют государственные учреждения, первыми в осаде оказалось здание Министерства внутренних дел. Поступила реакция на эти действия президента Михаила Саакашвили.



Георгий Кобаладзе: Все телекомпании распространили запись интервью Михаила Саакашвили, суть: никаких уступок. Президент отметил, что сами по себе акции протеста вполне легитимны в демократической стране. С другой стороны, президент резко критиковал лидеров оппозиции и те, как он выразился, темные силы, которые стоят за происходящим.



Михаил Саакашвили: Началась атака на президента, заработала настоящая машина лжи. Точно так же точно теми же людьми, олигархами, которые такими же технологиями делали то же самое в России в 90-е годы, те же люди приехали в Грузию из России, создали такую же инфраструктуру лжи и пытаются ослабить государственный организм Грузии.



Георгий Кобаладзе: По мнению наблюдателей, под "российскими олигархами", пытающимися дестабилизировать обстановку в Грузии, президент Саакашвили явно имел в виду известного бизнесмена Бадри Патаркацишвили, который на днях открыто объявил о переходе в оппозицию властям.


Несколько лидеров оппозиции - депутат парламента Леван Гачечиладзе, руководитель «Партии народа» Коба Давиташвили, регбист Бидзина Гегидзе и лидер Движения грузинских беженцев из Абхазии Пата Давитая сообщили участникам митинга на проспекте Руставели, что объявляют голодовку у здания парламента, которая будет продолжаться до полного удовлетворения требований оппозиции.


Бурное возмущение участников митинга вызвал инцидент с вином. Оппозиционеры утверждают, что спецслужбы принесли ночью на митинг отравленное вино, и десятки человек доставлены в больницы. Власти категорически отрицают свою причастность к этому инциденту.



Андрей Шарый: О политической ситуации в Грузии я беседовал с известным тбилисским политологом, президентов Кавказского института мира Гия Нодия.


Как вы считаете, обошлось здесь без реального вмешательства Москвы?



Гия Нодия: Само по себе противостояние, которое сейчас есть, возникло в основном из-за внутренних причин. В общем, накопилось недовольство. С другой стороны, позиция очень радикализирована и слаба, радикализация является как бы компенсацией их слабости. Видимо, Москва видит в этих событиях какой-то шанс воздействовать на внутреннюю жизнь Грузии.



Андрей Шарый: Но это объективное просто желание или Москва предпринимает в эти дни какие-то конкретные попытки для того, чтобы обострить ситуацию в Тбилиси?



Гия Нодия: Мне трудно сказать. В прошлом году в Москве были более активны, старались как-то финансировать какие-то группы, которые подготовили какие-то события, революцию. Сейчас у нее меньше, может быть, таких прямых рычагов влияния, но, конечно, я тоже предполагаю, что среди участников демонстраций есть группы, которые как-то коррелируют свои действия с Москвой.



Андрей Шарый: Какой вам представляется верная, как политологу, линия поведения в нынешней ситуации для президента Грузии. Саакашвили должен проявить твердость или уступчивость?



Гия Нодия: Я думаю, в наиболее принципиальных вопросах он должен проявить твердость, для того чтобы показать, что изменение власти путем революции - это достояние истории, но вместе с тем он должен, во-первых, проявлять максимальное уважение к демократическим правам и проявить максимальное понимание различных беспокойств.



Андрей Шарый: Меняет ли политическую ситуацию перенос на полгода вперед выборов в парламент или нет?



Гия Нодия: Это требование перенести выборы раньше, во-первых, это принципиально важно для оппозиции, чтобы показать, что она заставила что-то уступить президента и правительство, и показать свою силу, но с другой стороны, поскольку сейчас оппозиция как бы на коне сравнительно, то ей выгодно, чтобы выборы были скорее, а не позднее.



Андрей Шарый: Часть грузинской оппозиции выступает за восстановление монархии. Не могли бы вы пояснить, о каком именно монархе идет речь?



Гия Нодия: Основная идея, чтобы отменить институт сильного президента. Поскольку именно в это время патриарх выступил с идеей конституционной монархии, а патриарх в Грузии фигура очень авторитетная, то оппозиция решила, что это хороший шанс, чтобы укрепить свои политические требования через авторитет патриарха. И никаких конкретных претендентов, конкретных личностей никто не упоминает. Патриарх имел в виду то, что нужно какого-то ребенка, скажем, из царской семьи вырастить, как полагается, сделать его монархом через 20 лет, но, естественно, оппозиции это невыгодно. Есть семья Багратиони, они живут в Испании, никто из них по-грузински говорить не умеет. Эта идея в свое время, так сказать, актуализировалась, в 1992 года, и тогда как раз каких-то трех людей молодых привозили из Испании, в то время им было 18-20 лет, и примеряли как бы их к трону. Но потом приехал Эдуард Шеварднадзе, и необходимость в монархе отпала.



Андрей Шарый: По вашим оценкам, надолго ли хватит ресурса оппозиции? Достаточно ли сторонников, финансовых средств для того, чтобы удерживать значительное число людей на площади?



Гия Нодия: Финансовые средства господина Патаркацишвили, он открыто говорит, что финансирует оппозицию. Есть достаточное количество мотивированных сторонников. Так что я не думаю, что количество манифестантов будет увеличиваться, но какая-то критическая масса в несколько тысяч человек есть.



Андрей Шарый: Какое бы политологическое определение вы предложили тому, что происходит сейчас в Тбилиси? Это политический кризис?



Гия Нодия: Кризис в отношения между властью и оппозицией, поскольку нет консенсуса о правилах политической игры.



Андрей Шарый: Это обсуждается как-то в народе, что называется, в кафе говорят об этом, в тбилисских, в приватном порядке? Или это все-таки остается уделом нескольких десятков тысяч человек, которые стоят вокруг здания парламента?



Гия Нодия: Нет, конечно, это самая главная тема для обсуждения, я думаю, в тбилисских кафе, в тбилисских семьях. Я думаю, есть какие-то признаки раскола общества, люди стали более четко определять свою политическую принадлежность или симпатии. Есть беспокойство, поскольку у Грузии такая история революций.



Андрей Шарый: Скажите, а вам не обидно, что лидеры грузинской революции, которые пришли к власти на такой романтической волне преобразований, сейчас раскололись, переругались, и некоторые из них сами оказались в роли осажденных?



Гия Нодия: Это достаточно типично для революции, когда революционеры раскалываются и начинают видеть главных врагов друг в друге. Как раз среди сегодняшних революционеров часть тех, кто был активным сторонником "революции роз", часть противников этой революции. Такая проблема политической культуры, когда еще не привыкли, скажем, к более конституциональным методам борьбы за власть.


XS
SM
MD
LG