Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бывший зять президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Рахат Алиев дал интервью Радио Свобода


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ержан Карабег.



Андрей Шарый: Бывший зять президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Рахат Алиев, выдачи которого Астана безуспешно добивается у властей Австрии, выступил с новыми разоблачениями в адрес казахстанских властей. Алиева, в прошлом - одного из руководителей республиканских спецслужб, а потом - посла Казахстана в Вене, обвиняют в причастности к исчезновению двух алма-атинских банкиров.


С Рахатом Алиевым беседовал корреспондент казахской службы Радио Свобода Ержан Карабег.



Ержан Карабег: В опубликованных в Интернете противоречивых аудиофайлах содержатся будто бы секретные разговоры высших официальных лиц, где они обсуждают, как устранить Рахата Алиева. Цензуре подверглись эти интернет-сайты. В чем причина?



Рахат Алиев: Ну, это входит в концепцию авторитарного диктаторского режима президента Назарбаева, который в течение 16 лет удерживает власть. На последних президентских выборах президент получил 91 процент. Сбылась основная мечта президента, когда он полностью подмял под себя все ветви власти. В череде вот этих вот действий авторитарного диктаторского режима, конечно, необходимо и введение цензуры на средства массовой информации, фактически надеть намордник на них. Политический багаж президента Назарбаева основывается, конечно же, на партийной советской школе, когда необходимо все закрывать. В нашей стране все решения, я подчеркиваю, все решения, касающиеся внутренней и внешней политики, решаются только президентом Нурсултаном Назарбаевым.



Ержан Карабег: Вы говорите, что вы знаете, кто стоит за убийством лидера оппозиции Алтынбека Сарсенбаева в феврале 2006 года. И вы впервые называете имя Нуртая Абукаева - это один из близких президенту Назарбаеву людей. Что вы можете сказать подробнее?



Рахат Алиев: Учитывая, какой резонанс получило вот это политическое убийство Алтынбека Сарсенбаева, фактически это террористический акт со стороны государства, когда использовались специальные службы, органы КНБ для того, чтобы убить одного из лидеров оппозиции. Я провожу собственное расследование, у меня очень много сторонников как в силовых ведомствах, так и в полиции, и в органах власти. Я добился определенных результатов. Но все это я хочу опубликовать в своей книге, которая сейчас готовится к изданию, под рабочим названием "Крестный тесть". Я хочу материалы данного собственного расследования передать через своих адвокатов в органы правосудия Австрийской республики.



Ержан Карабег: Скоро наступит третья годовщина со дня убийства другого лидера оппозиции - диссидента Замамбека Нуркадилова. Есть ли у вас какая-то информация в отношении вот этого загадочного убийства?



Рахат Алиев: Для меня остается непонятным, как органы МВД... В рамках расследования было указано, что Замамбек Нуркадилов три раза стрелялся, три раза выпустил в себя из револьвера пули - два раза в грудь и один раз - контрольный - в голову. Ну, это, наверное, надо задать такие вопросы правоохранительным органам, как они могли закрыть такое дело.



Ержан Карабег: Лидеры демократической оппозиции Казахстана утверждают, что эта система построена и с вашей помощью, что вы были одним из столпов этой машины, когда лично занимались репрессиями против активистов оппозиции, против независимой прессы.



Рахат Алиев: Я в ноябре 2001 года подал в отставку с поста первого зама председателя КНБ. Действительно, я не отказываюсь от того, что я был представителем, так скажем, близкого круга президента Назарбаева, но и в тех непростых условиях мы старались отойти от тоталитарных методов подавления инакомыслия. Нашей стране необходимо было соответствовать тому устройству, которое было на тот момент, выполнять приказы президента. До момента моей дипломатической работы, когда меня назначили послов в Австрию и послом в ОБСЕ, я признаю, что ч ошибался, что можно проводить реформы как в экономике, так и в политике, пользуясь влиянием на авторитарного лидера. И я себя не отделяю в этом вопросе. Действительно, были ошибки. Я, придя в органы национальной безопасности, вы же понимаете, что я был фактически политическим назначенцем, и я именно хотел, чтобы в новом Казахстане, независимом Казахстане отойти от методов КГБ и построить новую сильную специальную службу, которая стоит на страже интересов государства.



Ержан Карабег: Муссировались версии о покаянии перед президентом Назарбаевым, о возможном примирении, и теперь вот появилась темпа покаяния перед демократической общественностью.



Рахат Алиев: Комитет национальной безопасности имеет своих, я скажу так, информаторов еще со времен КГБ, агентов как в системе государственной власти, так и в системе оппозиции. И для меня не секрет, кто есть кто, и я, как носитель секретов, мог бы рассказать очень многое. Но так как я работал, и это затрагивает многие судьбы людей, их близких... В оппозиции есть и здоровые силы, которые действительно болеют за Казахстан, и вот именно перед этими людьми я действительно преклоняюсь. Все это говорит о том, что мы еще не отошли от политического сыска. Мало того, после того, как я ушел из спецслужб, эти тенденции, наоборот, усилились. Я когда говорю "А", всегда делаю "Б". В телефонном разговоре в середине мая месяца с президентом Казахстана Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым я ему прямо и открыто сказал, что баллотироваться на пост президента Казахстана и быть кандидатом - это не преступление. И каждый гражданин Казахстана имеет на это право. Наверное, нет необходимости устанавливать специальные привилегии для одного человека в Казахстане. У нас 15 миллионов казахстанцев, и среди них есть достойные люди. Это заблуждение, что Казахстан без Назарбаева пропадет, Казахстан без Назарбаева не выживет. Потому что есть целая плеяда людей, среди тех же лидеров оппозиции, которые имеют опыт работы в государственных органах, и они в состоянии работать и руководить страной, в том числе и я. Я буду способствовать демократическому именно, демократическим реформам.



Андрей Шарый: Почему это вдруг Алиев начал обвинять в преступлениях политические силы, в состав которых он сам входил многие годы? Может ли он теперь стать одним из лидеров казахстанской оппозиции? Такие вопросы я задал директору казахской службы Радио Свобода Мерхату Шарипжану.



Мерхат Шарипжан: Имидж, в общем-то, у Рахата Алиева сложен в Казахстане не в его пользу. И не только среди населения, но и среди оппозиции. Говоря об оппозиции, Рахат Алиев сам очень осторожен, он говорит "так называемая оппозиция". Очень часто он некоторых представителей оппозиции просто оскорбляет словами - какой-то "никчемный клоун". Когда ему задаешь вопрос: "Считаете ли вы себя оппозиционером и хотите ли вы примкнуть к оппозиции?" - он отвечает: "В какой-то мере да", то есть огораживаясь заранее от тех фигур в оппозиции Казахстана, которые сегодня таковой сейчас считают и официально, открыто называют.



Андрей Шарый: Можно ли считать, что Рахат Алиев - это какой-то политический фактор в сегодняшнем Казахстане или нет?



Мерхат Шарипжан: Я думаю, что это большая головная боль для Назарбаева и всей структуры, не только для него лично и членов его семьи. Дело в том, что это огромная система, пирамида, скажем, структура, в которой все известные элиты, бизнес-элиты, элиты политические и так далее гармонично продолжают жить. Назарбаев сумел создать такую структуру, где, в общем-то, все живут мирно. Потому что Казахстан - это не Узбекистане, где генеральная линия партии... В Казахстане та же оппозиция - это бывшие люди из обоймы, из команды Назарбаева. И существуют большие финансовые группы, очень мощные, зубастые, которые, в общем-то, могут показать зубы в любой момент. Назарбаев создал систему, в которой все они имеют свой куш и живут мирно. Выход из этой обоймы Рахата Алиева угрожает всей системе. Если бы Рахат Алиев продолжал оставаться в этой системе, это тоже бы угрожало каким-то частям этой структуры. Ведь неслучайно оказалось так, что два банкира, из-за которых начался сыр-бор и местонахождения которых до сих пор неизвестно, и похоже на то, что они убиты, Рахату Алиеву как раз и вменяется организация похищения и убийства этих банкиров, так вот, эти банкиры являются близкими родственниками Имамали Тасмагамбетова - это очень весомый политик в Казахстане, сегодняшний мэр города Алма-Аты, который представляет западную группу. Возможно, я так допускаю, что предъявили какие-то свои претензии в плане того, что ваш взять занимается тем, что обижает наших, и Назарбаеву ничего не оставалось делать, чтобы сохранить эту всю структуру, эту пирамиду, как пожертвовать зятем.



Андрей Шарый: Пока о книге Рахата Алиева можно сказать только то, что у нее удачное название. Однако в словах его чувствуется скрытая угроза. Он говорит о том, что он обладает большим количество компромата на все высшее руководство Казахстана, включая своего бывшего тестя. Насколько, по оценкам экспертов в Казахстане, оправдана такого рода скрытая угроза?



Мерхат Шарипжан: Находясь у власти в КНБ, бывший зять Назарбаева все-таки обладал огромной информацией. Тот факт, что в последнее время на некоторые интернет-сайтах появляются записи разговоров телефонных между власть имущими в Казахстане и так называемыми "серыми кардиналами", показывает, что у Рахата Алиева еще есть связи и до сих пор. Похоже на то, что Рахат Алиев торгуется, потому что идут такие небольшие впрыскивания в средства массовой информации, и каждый раз информация становится как бы более весомой. Я думаю, что даже та информация, которую он дал, что он пишет книгу, это была, в общем-то, информация даже не для журналиста, а месседж для Назарбаева и его людей.



Андрей Шарый: Политология говорит нам, что такого рода истории, особенно на постсоветском пространстве, хорошо не оканчиваются ни для одной из сторон. Рахат Алиев - это дискредитированный политик в Казахстане. Единственное, что он может сделать, - дискредитировать других политиков, власть. Как относится казахстанское общество к тому, что происходит?



Мерхат Шарипжан: Наиболее политизированное общество, люди, которые как-то обращают внимание на все эту возню так называемую между бывшими родственниками, в основном сконцентрировано в Алма-Ате. Что касается остальных мест, я не думаю, что, во-первых, информация доступна, потому что средства массовой информации в Казахстане подконтрольны, какие-то остатки оппозиционных или независимых средств массовой информации сосредоточены в Алма-Ате в основном. Есть Интернет, но пользователи Интернета - это в Казахстане примерно 4 процента от всего населения. Те, кто знают эту историю, ну, нельзя сказать, что они в шоке, ясно, что все это говорилось в кулуарах, и все об этом знали, просто то, что это говорится открыто, это, конечно, для многих... для многих неожиданно, что это исходит от Рахата Алиева, потому что Рахат Алиев все-таки был на страже интересов семьи.


XS
SM
MD
LG