Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гия Нодия о политической ситуации в Грузии и возможном влиянии Москвы на события в Тбилиси


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый.



Алексей Кузнецов: О политической ситуации в Грузии, о возможном влиянии Москвы на развитие событий в Тбилиси мой коллега Андрей Шарый беседовал с известным тбилисским политологом, президентом Кавказского института мира Гия Нодия.



Андрей Шарый: Как вы считаете, обошлось здесь без реального вмешательства Москвы?



Гия Нодия: Само по себе противостояние, которое сейчас есть, возникло в основном из-за внутренних причин. В общем, накопилось недовольство. С другой стороны, позиция очень радикализирована и слаба, радикализация является как бы компенсацией их слабости. Видимо, Москва видит в этих событиях какой-то шанс воздействовать на внутреннюю жизнь Грузии.



Андрей Шарый: Это объективное просто желание или Москва предпринимает в эти дни какие-то конкретные попытки для того, чтобы обострить ситуацию в Тбилиси?



Гия Нодия: Мне трудно сказать. В прошлом году в Москве были более активны, старались как-то финансировать какие-то группы, которые подготовили какие-то события, революцию. Сейчас у нее меньше, может быть, таких прямых рычагов влияния, но, конечно, я тоже предполагаю, что среди участников демонстраций есть группы, которые как-то коррелируют свои действия с Москвой.



Андрей Шарый: Какой вам представляется верная, как политологу, линия поведения в нынешней ситуации для президента Грузии. Саакашвили должен проявить твердость или уступчивость?



Гия Нодия: Я думаю, в наиболее принципиальных вопросах он должен проявить твердость, для того чтобы показать, что изменение власти путем революции - это достояние истории, но вместе с тем он должен, во-первых, проявлять максимальное уважение к демократическим правам и проявить максимальное понимание различных беспокойств.



Андрей Шарый: Какое бы политологическое определение вы предложили тому, что происходит сейчас в Тбилиси? Это политический кризис?



Гия Нодия: Кризис в отношения между властью и оппозицией, поскольку нет консенсуса о правилах политической игры.



Андрей Шарый: Это обсуждается как-то в народе, что называется, в кафе говорят об этом, в тбилисских, в приватном порядке? Или это все-таки остается уделом нескольких десятков тысяч человек, которые стоят вокруг здания парламента?



Гия Нодия: Нет, конечно, это самая главная тема для обсуждения, я думаю, в тбилисских кафе, в тбилисских семьях. Я думаю, есть какие-то признаки раскола общества, люди стали более четко определять свою политическую принадлежность или симпатии. Есть беспокойство, поскольку у Грузии такая история революций.



Андрей Шарый: Вы можете назвать случившееся сейчас просто борьбой кланов в грузинской политической верхушке или тут есть какая-то идеологическая подоплека, конфликт плохих и хороших, скажем?



Гия Нодия: Нет, я думаю, идеологической подоплеки нет фактически, потому что оппозиция очень пестрая, там совершенно различные люди. Есть люди с либеральными воззрениями, есть крайние националисты, фундаменталисты и просто огромное количество оппортунистов. Есть просто две вещи: есть политики, которые как бы проиграли, оказались в оппозиции после "революции роз", с другой стороны, есть реальные недовольства в обществе, опять-таки продиктованные совершенно различными причинами, может быть, социально-экономическими, может быть, какими-то идеологическими. Для многих Саакашвили слишком западник, слишком антитрадиционалист, но какой-то такой определенной платформы единой у оппозиции нет.


XS
SM
MD
LG