Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валерия Новодворская об уроках октября 1917-го года


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Андрей Трухан.



Арслан Саидов: Коммунисты готовятся с размахом встретить 90-летие Октябрьской революции. Сегодня в Москве состоится пленум СКП (Союза коммунистических партий) КПСС, а вечером в Колонном зале пройдет торжественное заседание с участием представителей коммунистических и левых партий из разных стран. А уже завтра, 7 ноября, торжественной церемонией - маршем по Тверской в сторону Театральной площади пройдут участники марша, и на Театральной площади состоится большой праздничный митинг-концерт.


Об октябре 17-го года и его уроках для ноября 2007 года мой коллега Андрей Трухан беседует с лидером партии "Демократический союз" Валерией Новодворской.



Андрей Трухан: Вас часто называют профессиональной революционеркой.



Валерия Новодворская: Я, скорее, профессиональный контрреволюционер, а из революции меня устраивают только "оранжевые", то есть переход от меньшей свободы к большей свободе, некоторое ускорение эволюции. А октябрь, еще называемый почему-то до сих пор отдельными лузерами великой октябрьской и прочее, прочее, прочее, хотя это надо называть или октябрьской катастрофой, или октябрьским переворотом, это была типичная контрреволюция по сравнению с февралем, и это было не то, что ускорение развития, это была остановка развития. Это был провал вплоть до 16-го века, провал в бездну российской истории, провал в тоталитаризм.



Андрей Трухан: Валерия Ильинична, это было, прежде всего, российское событие или его международное воздействие тоже было масштабным?



Валерия Новодворская: Это самое событие имело не только негативное значение для несчастной России, это была мировая катастрофа. Потому что все, что мы наблюдаем на Востоке, ужасы, творившиеся в Китае, а там жертв вообще никто не считал, то, что случилось в Кампучии, запредельная попытка Полпота установить утопию ценой жизни трети населения, и то, что мы сейчас наблюдаем в Бирме, то есть Мьянме, и Северная Корея, и Куба, где посажены все оппоненты Кастро, и то, что случилось в Латинской Америке раньше и на наших глазах, Уго Чавес, Эво Моралес и катастрофы, которые случались в Африке, то есть это все следствие октября.



Андрей Трухан: Почему столь долговременны и масштабны последствия октября 17-го?



Валерия Новодворская: Ленин был не просто монстром, он был талантливым монстром, к сожалению. Ему дано было уничтожить цивилизацию, которая начинала довольно бойко прорастать на российской территории, западную цивилизацию, если бы еще 50 лет нормального развития, Россия была бы конституционной монархией, такой, как Бельгия, такой, как Испания. Но, конечно, сразу мы на английский уровень бы не вышли, понадобилось еще 100 лет, но, в конце концов, добрели, и целые поколения не родились бы в рабстве. А ведь уже подсчитано, что мы на этом даже количественно потеряли страну, что не родились и погибли от 110 (одни данные) до 130 миллионов человек. Вот столько погибло и не родилось из-за этого события.



Андрей Трухан: Покончила ли современная российская власть с традициями октября?



Валерия Новодворская: Мы до сих пор ведь не выбрались вместе с Кубой и вместе с Китаем, который продолжает пропадать, несмотря на разговорчики о его шикарном развитии. На самом деле это потемкинские деревни и полное отсутствие свободы даже на вход в Интернет. А мы с вами наблюдаем до сих пор внешнее оформление в виде красных звезд и Красной площади с мавзолеем, то есть в этом смысле мы недалеко ушли от Северной Кореи, где на центральной площади валяется Ким Ир Сен в таком же оформлении, или от Китая, где на площади Тяньаньмэнь валяется Мао Цзэдун. Вот наша земля, она начинается не столько от Кремля, сколько она начинается от трупа, от упыря, от зомби, и наша жизнь похороны, пока это так. Никто, даже Ельцин, не посмел покуситься на этот мавзолей, Зюганов продолжает принимать в пионеры на фоне этой замечательной площади. Мы с этим еще не рассчитались. Страна, где на Ленина смотрят не как на мумию Тутанхамона, где кто-то еще к нему в цепи идет, и не смеют его похоронить, эта страна еще нецивилизованная, это страна, которая еще пребывает в состоянии этого самого древнего Египта.



Андрей Трухан: В праймериз "Другой России" принимали участие лидеры и левых, и правых, и национал-большевиков. Насколько органична такая оппозиция?



Валерия Новодворская: Просто есть у нас лакмусовая бумажка, кого можно пускать в демократическую оппозицию, а кого нельзя пускать. Если человек, как Эдуард Лимонов, например, или как Геннадий Зюганов, признает это праздником, то это отнюдь не соратники для демократов и ни в какой объединенной оппозиции они участвовать не могут. "Другая Россия", которая позволяет им ходить рядом, совершает очень большую глупость, и кончится это может только так, как это уже однажды кончилось в 17-м году.


XS
SM
MD
LG