Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оппозиция: «Саакашвили не только власть потеряет; он может потерять и свободу»


Власть отказывается уступать оппозиции в удовлетворении ее главного требования. На встрече делегации протестного лагеря со спикером парламента 2 ноября

Власть отказывается уступать оппозиции в удовлетворении ее главного требования. На встрече делегации протестного лагеря со спикером парламента 2 ноября

Объединившаяся под лозунгами отставки действующего президента и раздельного проведения парламентских выборов грузинская оппозиция продолжает бессрочную акцию протеста. Один из лидеров оппозиционного лагеря депутат парламента Давид Бердзенишвили рассказал РС о том, почему он уверен в победе антипрезидентских сил и как повлияет на ситуацию возвращение в этот лагерь опального отставника Ираклия Окруашвили. Вчера бывший министр обороны появился в эфире грузинского ТВ с новыми нападками на действующего президента Михаила Саакашвили:


- Мы не знали, когда Окруашвили вновь покажется , но в принципе этого ожидали. Рано или поздно ему пришлось бы ответить на ряд вопросов, которые интересуют общество. Но сейчас ситуация в Грузии такая, что фактор Окруашвили оказывает [ на нее] меньшее влияние, чем месяц тому назад. То, что Окруашвили имеет право присоединиться к митингующим (в принципе, к абсолютному большинству грузинского общества), неоспоримо. Ведь он способствовал тому, что творится сейчас на главной площади Грузии.


- Все-таки остается ли Окруашвили одним из лидеров оппозиции?


- Нет, он никогда не был лидером. Он имел возможность стать одной из ключевых фигур грузинской оппозиции, но власти не дали ему возможности реализовать свой политический выбор. Ираклий Окруашвили очень четко сказал, что у него сейчас нет возможности заниматься политикой, но он поддерживает грузинское общество как его рядовой член. В принципе Окруашвили имеет все шансы включиться в грузинскую политику позже, после ухода Саакашвили ; сейчас фактор Окруашвили не является первостепенным.


- В Грузии бушуют страсти, объединенная оппозиция не имеет единого лидера, есть целый букет политических лидеров, и это очень хорошо. То, что у объединенной оппозиции нет харизматической фигуры одной - наша сила, а не слабость. Слабостью движения под руководством Саакашвили было как раз то, что Саакашвили очень выделялся, и он оказался неспособным нести этот груз. А сейчас грузинская оппозиция более разнообразная, более подготовленная, более квалифицированная ; у многих лидеров оппозиционных организаций очень высокий рейтинг в обществе . Н ехватки в лидерах нет.


- Насколько далеко готовы вы пойти в расследовании обвинений, которые предъявил нынешнему президенту Грузии его бывший соратник?


- О большей части этих обвинений общество говорило и до выступления Окруашвили. Так что бывший соратник Саакашвили лишь подтвердил то, что говорили до него разные оппозиционные лидеры. Вне зависимости от того, как отреагирует [на них] Саакашвили, эти обвинения существуют. C ейчас проблема не в том, как ответит Саакашвили Окруашвили. П роблема в другом - сколько месяцев осталось господину Саакашвили находиться у власти.


- Если власти сейчас пойдут сейчас на уступки оппозиции, не расколет ли это ее нынешнее единство? Готовы ли вы идти на парламентские выборы единым блоком? выдвинуть своего кандидата в президенты?


- Что касается единого блока, этот вопрос пока не обсуждается. Оппозиция сейчас работает очень хорошо, у нас хороший формат диалога, образован национальный совет, и он имеет очень высокий мандат доверия в обществе. Мы работаем. Когда будут проводиться выборы, по какому избирательному закону, сколько будет у нас времени, будут президентские выборы или нам удастся путем парламентских выборов внести изменения в конституцию и отказаться от президентского правления, - от этого зависит многое. Я предполагаю, что Саакашвили является последним президентом Грузии.


- По вашим ощущениям, удастся ли оппозиции договориться с властью?


- Власти уже идут на уступки, они говорят, что несколько наших важных требований в принципе могут принять. Что касается первого требования, о сроках проведения выборов, пока они отказываются. Чем больше будет нажим, тем быстрее они поймут, что им придется разделить парламентские и президентские выборы. Саакашвили очень боится проведения парламентских выборов до президентских, потому что он отлично понимает, что если парламентские выборы пройдут раньше, чем президентские, то у него практически не остается шансов (на переизбрание – РС).


- Как долго может продлиться акция протеста в Тбилиси?


- Долго, несколько дней, несколько недель или больше, это зависит от действия властей. Практически судьба власти Саакашвили решена. Сейчас речь идет о технологически мирном исполнении этой задачи.


- То есть об исполнении ваших требований, я так понимаю.


- Да. [Но] э то минимальные требования. Общество настроено гораздо радикальнее. Национальный совет, объединенная оппозиция практически пока еще играют роль посредника между обществом и Саакашвили. Общество требует более радикальных действий.


- Но разве в обществе не существует и поддержки действующего президента?


- Другого лагеря практически нет. Население Грузии разделено на абсолютное большинство, которое поддерживает оппозицию, и на тех людей, которые являются административным ресурсом. Среди избирателей у Саакашвили поддержки не осталось. Если выборы будут проведены нормально и честно, то перед партией Саакашвили будет проблема преодоления барьера (по действующему законодательству он составляет 7% - РС).


- Вы можете уступить президенту в требовании провести парламентские выборы весной?


- Нет. Парламентские выборы будут проведены раньше, чем президентские, если президентские вообще будут проведены. То, что парламентские и президентские выборы вместе не пройдут, я почти уверен, а если пройдут вместе, будет это весной. Если будет летом или осенью, то Саакашвили не только власть потеряет ; может быть, он потеряет и свободу.


XS
SM
MD
LG