Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Тбилиси продолжается бессрочная акция оппозиции


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Георгий Кобаладзе, Михаил Саленков.



Александр Гостев: В Тбилиси продолжается бессрочная акция оппозиции, которая требует проведения досрочных парламентских выборов и отставки Михаила Саакашвили. Вчера экс-министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили, выступая на грузинском телеканале "Имеди", вновь обвинил президента и его окружение в коррупции.



Георгий Кобаладзе: Бывший министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили выступил в прямом эфире телекомпании «Имеди» из Мюнхена, куда он был выслан решением властей. Экс-министр обороны утверждал, что «дни Саакашвили сочтены».



Ираклий Окруашвили: Моя политическая карьера зашла в тупик, но я, как рядовой гражданин, буду, конечно, бороться до конца, чтобы освободить Грузию от Саакашвили.



Георгий Кобаладзе: Бывший генеральный прокурор и бывший глава МВД рассказал о том, как его ломали в тюрьме. Согласно его информации, к нему приходили министр обороны Давид Кезерашвили, генеральный прокурор Зураб Адеишвили, другие официальные лица и требовали от него отказаться от обвинений против президента.


При этом угрожали чем-то страшным и, в конце концов, Окруашвили решил выступить с опровержением собственных заявлений против президента, которого недавно обвинил во всех смертных грехах.


Окруашвили извинился перед сторонниками за своё покаяние, которое, по его словам, «был вынужден сделать под ужасным давлением».


Согласно заявлению экс-министра обороны, Саакашвили предложил грузинам игру на выдержку.



Ираклий Окруашвили: Однако грузинский народ никогда не проигрывал игру на выдержку в самые тяжкие периоды своей истории, которую Михаил Саакашвили не знает. Поэтому-то, Миша, твои дни сочтены, и ты войдёшь в историю, как самый коррумпированный правитель.



Георгий Кобаладзе: Окруашвили назвал президента Грузии "современным Адольфом Гитлером". Затем бывший генеральный прокурор подчеркнул, что все те обвинения, которые он высказал в адрес президента, готов доказать в независимом международном суде, поскольку в справедливость грузинского правосудия он не верит.


В ответ на обвинения Ираклия Окруашвили Генеральная прокуратура распространила запись телефонного разговора бизнесмена Давида Жибгашвили с известной журналисткой Наной Лежава («особо приближённая» к бывшему министру обороны), в ходе которого бизнесмен рассказывает журналистке, что, будучи в Европе, привёз из Лондона в Мюнхен Ираклию Окруашвили значительную сумму от некоего «Бадри». В прокуратуре намекают, что речь идёт о Бадри Патаркацишвили.


Согласно заявлению заместителя генерального прокурора Ники Гварамия, Ираклий Окруашвили является подследственным, ему лишь изменена мера пресечения.



Ники Гварамия: Если подследственный Окруашвили не вернётся по первому требованию, Окруашвили будет объявлен в розыск.



Георгий Кобаладзе: Что касается акции у здания парламента, она продолжается. Как известно, накануне несколько человек, в том числе депутаты парламента, объявили голодовку до полного удовлетворения требований оппозиции, то есть главным образом переноса парламентских выборов с осени 2008 года на весну.



Александр Гостев: Мой коллега Михаил Саленков сегодня попросил высказать свой взгляд на происходящее одного из лидеров объединенной грузинской оппозиции, депутата парламента Давида Бердзенишвили.



Давид Бердзенишвили: Сейчас ситуация в Грузии такая, что фактор Окруашвили, естественно, влияет меньше, чем влиял месяц назад. Окруашвили способствовал месяц с лишним назад тому, что творится сейчас на главной площади в Грузии. Он никогда не был лидером, он имел возможность стать одним из ключевых фигур грузинской оппозиции, правда, власти ему не дали возможности реализовать свой политический смысл. Ираклий Окруашвили очень четко сказал, что у него сейчас нет возможности заниматься политикой, но сейчас фактор Окруашвили не является первостепенным фактором. В Грузии сейчас бушуют страсти, объединенная оппозиция не имеет одного лидера, есть целый букет политических лидеров и этот фактор играет очень хорошо. Просто у объединенной оппозиции нет харизматической фигуры одной, а это наша сила, а не слабость. Слабостью движения под руководством Саакашвили было как раз то, что Саакашвили очень выделялся, и он оказался неспособным нести этот груз.



Михаил Саленков: Насколько далеко готова зайти оппозиция в расследовании тех обвинений, которые предъявил нынешнему президенту Грузии его бывший соратник?



Давид Бердзенишвили: О большей части этих обвинений общество говорило и до выступления Окруашвили. Но то, что бывший соратник Саакашвили в принципе подтвердил то, что говорили, эти обвинения существуют. Я повторяю, сейчас проблема не в том, как ответит Саакашвили Окруашвили. Сейчас проблема в другом: проблема в том, сколько месяцев осталось у господина Саакашвили находиться у власти.



Михаил Саленков: Если все-таки власти пойдут на соглашение с оппозицией, ваши требования частично или полностью будут выполнены, готовы ли вы идти одним блоком, все оппозиционные силы, на парламентские выборы? Предполагаете ли вы, что Ираклий Окруашвили может быть выдвинут в качестве кандидата на пост президента страны?



Давид Бердзенишвили: Я думаю, что уже я вам ответил по поводу Окруашвили. Что касается единого блока, этот вопрос пока не обсуждается. Оппозиция сейчас работает очень хорошо, у нас хороший формат диалога, у нас образован национальный совет, этот совет имеет очень высокий мандат доверия в обществе. Мы работаем. В зависимости от того, когда будут проводиться выборы, по какому избирательному закону, сколько будет у нас времени, будут президентские выборы или нам удастся путем парламентских выборов внести изменения в Конституцию Грузии и отказаться от президентского правления в Грузии, от этого зависит многое. Я предполагаю, что Саакашвили является последним президентом Грузии.



Михаил Саленков: Сейчас у вас какие ощущения, удастся договориться власти и оппозиции или нет?



Давид Бердзенишвили: Власти уже идут на уступки, они говорят, что несколько важных наших требования в принципе они могут принять. Что касается первого требования, о сроках проведения выборов, пока они отказываются. Чем больше будет нажим, тем быстрее они поймут, что им придется разделить парламентские и президентские выборы. Саакашвили очень боится проведения парламентских выборов до президентских, потому что он отлично понимает, что если парламентские выборы пройдут раньше, чем президентские, то у него практически не остается шансов.


То, что парламентские и президентские выборы вместе не пройдут, в этом я почти уверен, а если пройдут вместе, будет это весной, будет летом или осенью, то тогда Саакашвили не только власть потеряет, может быть, он потеряет и свободу.


XS
SM
MD
LG