Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Старт предвыборных дебатов как показатель бесконфликтности начавшейся парламентской кампании



Владимир Кара-Мурза: Сегодня на общефедеральных телеканалах началась предвыборная агитация в форме прямых теледебатов между участниками думских выборов. Эффективность этой формы агитации, учитывая отказ от нее представителей партии власти, обсуждаем с Владимиром Римским, заведующим отделом социологии фонда ИНДЕМ. Какое впечатление оставляют у вас начавшиеся теледебаты?



Владимир Римский: Вы знаете, мне лично эти теледебаты очень не нравятся. Потому что, во-первых, мне кажется, что эти дебаты не о том, и во-вторых, на них выбран такой формат, что собственно и невозможно ожидать, что они как-то привлекут внимание, что их будут смотреть телезрители, что это будут обсуждать обычные граждане. Не говоря уже о том, что специалисты должны как-то обсуждать, но граждане. По-моему, интереса у граждан к этим теледебатам вообще нет.



Владимир Кара-Мурза: А с какими вы теледебатами сравниваете? Были ли более эффективные прецеденты?



Владимир Римский: В России я таких теледебатов не видел. Но сравнивать можно с теледебатами американскими, о которых много писали и много демонстрировалось. Я когда-то наблюдал эти теледебаты в 96 году на президентских выборах. И они отличаются от наших тем, что обсуждают в основном все-таки проблемы. Конечно, есть такая линия борьбы личностей всегда, вскрыть какие-то слабые стороны политиков. Но у нас это как-то гипертрофировано очень, проблема вообще отсутствует. Мне бы представлялось, что нам было бы более интересно узнать, какой будет страна через пять лет, через десять, что будет с нашими детьми, какой будет наша система образования и так далее. Все время обсуждают, кто виноват, какая партия неправильный закон приняла, кто замешен в коррупции, например. Это тоже интересно, но это не то, что волнует граждан.



Владимир Кара-Мурза: Как, по-вашему, организовано, что ведущий есть, что он такую большую власть имеет?



Владимир Римский: Вы знаете, тут ситуация вот какая, на мой взгляд: в принципе теледебаты проводятся по некоему регламенту и вообще было бы правильно, если бы регламент обсуждался так же партиями вместе с телекомпанией. Мне кажется, что то, что мы видим - это именно телекомпания навязывает свой формат дебатов. В результате сами политики выглядят очень скованно, и они как бы пытаются вписаться в неудобные рамки дебатов и это тоже затрудняет высказывание мнений. Мне бы казалось, что надо более свободно вести дебаты и меньше власти давать ведущим. То есть мне кажется, что неправильно, когда задается вопрос с какой-то установкой. Сначала говорится: все считают, известно что, мы все думаем… А потом спрашивают: а вы как считаете. Зачем? Спросите прямо: ваше отношение к тому-то. Или: как вы предлагаете решать такую-то проблему? Коротко и дается возможность показать себя партии. Вот этого я вообще не вижу в дебатах.



Владимир Кара-Мурза: Ведущий теледебатов на Первом телеканале Максим Шевченко, член Общественной палаты, осознано подходит к делу.



Максим Шевченко: Мы стараемся раскрыть содержание партийных позиций, партийных программ, мне как политологу это интересно. Я перед дебатами изучаю программы предвыборные, стараюсь задавать вопрос тем, кто приходит на дебаты, исходя из их политических позиций, из их программ. Потому что я вижу задачу, которая у меня стоит как журналиста в том, чтобы раскрыть содержательную часть программы предвыборной политических партий, которые претендуют на место в законодательном собрании. Мне кажется, что некоторые из них готовы к тому, чтобы содержательно и проектно излагать свои идеологические позиции и предлагать их избирателям.



Владимир Кара-Мурза: Удается ли, по-вашему, тележурналистам выполнить эту задачу?



Владимир Римский: Насчет того, смогут ли партии изложить свои программы - это надо посмотреть просто, как будут идти эти дебаты. Что мне кажется не совсем правильным – это именно программы. И вот почему. Программа наших политических партий – это опять-таки скорее какие-то пожелания, это то, что больше интересует политиков, но не граждан. Наши граждане программы политические не читают. И это не потому, что их вообще не интересует, что сказали политики, а потому что и не интересует именно этот жанр – программы. Если бы в этих программах было рассказано, каким образом мы сможем жить лучше, богаче, быть более здоровыми, чтобы у нас увеличилось население - это было бы более интересно. А здесь будут только лозунги. И пока то, что мы видим на дебатах – это лозунги, стремление сказать, что мы знаем как решать какую-то проблему. Но как ее решать конкретно, никто не говорит. Поэтому даже если дать возможность представить свою программу, большего интереса у граждан не появится, по-моему.



Владимир Кара-Мурза: Один из лидеров Союза правых сил Борис Немцов, участник этих теледебатов, настроен по-деловому.



Борис Немцов: Я только начал участвовать в теледебатах. Сам факт, что на государственном канале после шести лет цензуры появляется прямой эфир - это довольно отрадный факт. Хотя я не знаю, что потом власти будут делать после этих эфиров. То, что они собираются фундаментально фальсифицировать выборы, для меня это очевидно, хотя бы потому, что они международных наблюдателей не хотят приглашать, и главное, что они дали разнарядки губернаторам и те будут из кожи вон лезть, чтобы добиться результатов. Они создали технологию, при которой фальсификации и манипуляции выборов запредельно высоки. И по стандартам избирательным мы стремительно приближаемся к Белоруссии и Туркмении. Какие-то протуберанцы типа прямых эфиров, пусть и в странное время, можно за несколько минут сказать внятное, сказать без цензуры. Я думаю, что они в следующий раз совсем зачистят поляну, но эту последнюю возможность надо использовать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Меня лично очень беспокоит то, что сейчас происходит. Все говорят, какая-то идет свистопляска, а главный вопрос не решается. Я знаю, что по Москве, была столица центром науки. Я получаю такую информацию достоверную, что практически вся наука разгромлена, учреждения все порезаны. И там, где раньше трудились ученые и прорубали путь в неизвестное, там сейчас стоят склады с водкой отравленной, с бормотухой. Получается, что ни одна партия, которая сегодня есть, главных вопросов не решает.



Владимир Римский: Я бы сказал, что это просто подтверждение моих мыслей, что действительно партии должны нам демонстрировать свои решения, свои предлагаемые решения проблем, в том числе и проблемы развития нашей науки. Но единственное, в чем бы я не согласился с нашим радиослушателем, что вообще у нас науки нет, что только водка стоит. Ничего подобного, есть наука, есть учебные заведения и очень много интересного там появляется. Могло бы быть намного больше – это правда, действительно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый Владимир Алексеевич, добрый вечер ваш собеседник. У меня следующее: почему на этих дебатах, дебаты, конечно, чисто проформа для правящей партии «Единая Россия», но дебатах заранее не решить все проблемы. У всех партий есть точки соприкосновения, найти какие-то общие точки и быть единым фронтом, других путей, чтобы получить власть, не будет у вас никогда.



Владимир Кара-Мурза: Ощущается ли желание властей перессорить оппозицию, что стравили самих оппозиционеров, а партия власти ушла в кусты?



Владимир Римский: Вы знаете, я думаю, что радиослушатель прав, конечно же. Есть такое стремление оппонентов как-то показать, что они самые лучшие, а все остальные недостойны быть во власти. И теряется то, что тоже должно быть в политике. Помимо того, что мы лучшие, должна быть какая-то общая идея, национальная идея это часто называют, то, какой должна быть стратегия развития нашей страны. Пусть какие-то нюансы, какие-то варианты разные партии отстаивают по-своему, но в целом мы должны как граждане единой страны поддерживать эту идею. Но этого нет.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Мосгордумы от КПРФ Сергей Никитин, председатель Комитета защиты прав граждан, разочарован теледебатами.



Сергей Никитин: Специфику предвыборных программ выявить нельзя, поскольку основной наш политический конкурент отказался от публичных дебатов на телевидении. Он просто боится тех вопросов, которые могут задать коммунисты, у него нет ответов на животрепещущие проблемы, на сегодняшнее подорожание продуктов питания почти на 30-50%. В пересчете на инфляцию для малообеспеченных слоев, это никакие не 8-10, а все 30%. Плюс все проблемы, которые возникают с жилищным кодексом. Все эти кодексы – водный, земельный, лесной, где достояние отдается в распил или в частные руки. Поэтому выявлять программы двух главных конкурентов не удается. А так выборная кампания идет нормально. Наши товарищи будут участвовать во всех эфирах, которые предоставляет Центризбирком.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Я смотрю на эту имитацию выборов и поневоле думаешь, как в анекдоте: с такой фамилией мы лучше возьмем еврея. Вот КПСС, где заранее все было известно, по крайней мере, эти выборы ничего не стоили. Сегодня сгорел интернат для престарелых, нужно сто тысяч всего было, этих денег не было. А помощь «Единая Россия» - дудка. На выборы сорок миллионов, а выборов нет. Там уже заранее все подрисовано, все сделано. Зачем этот балаган вообще нужен?



Владимир Кара-Мурза: Это звонок из Тулы, где сегодня траур.



Владимир Римский: Конечно, вообще-то некорректно, когда в прямом эфире сегодня никто об этом не упомянул. Наши политики заняты своими делами. И на самом деле они даже потом и не вспомнят, и не извинятся. Это, конечно, совершенно неправильно. Но опять-таки я соглашусь отчасти, правда, с радиослушателем, что теледебаты ничего не решают. Другой вопрос, к сожалению, для нас вот эта предопределенность выборов, она достигнута до начала предвыборной кампании. То есть действительно у нас большинство граждан готовы проголосовать за «Единую Россию». И в общем-то это вполне рациональный выбор. Я могу примерно пояснить, конечно, не так наши граждане говорят, но когда их спрашивают об этом, они примерно такие аргументы высказывают, что это единственная партия, которая имеет влияние, которая может во власти что-то сделать, какие-то вопросы решить. Поэтому голосовать за оппозицию не имеет смысла, они влияния не имеют и ничего не решат, а эти хоть что-то сделают, поэтому стоит им доверять. Так что не совсем справедливо было сказано радиослушателем, что вообще все подтасовано. Не все подтасовано, действительно готовы проголосовать за «Единую Россию».



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Действительно готовы проголосовать за «Единую Россию». Когда проводятся опросы, выбирают всех представителей нашего населения, а на самом деле на выборы приходят сугубо пожилые люди, в основном женщины процентов 60-70 и возраст лет 70. Вот они и голосуют так, как им покажут по телевизору. Что же мы хотим?



Владимир Римский: Здесь я согласен. Единственное, что не только наши граждане старших возрастов, но и средний возраст трудоспособный, он тоже идет на выборы. И здесь мотив немножко другой. Выборы как способ ощутить себя принадлежащим к государству – это один из признаков гражданина современного. И поэтому надо участвовать в выборах, потому что это подтверждение статуса гражданина. Другой вопрос, как голосовать- вот здесь уже очень многие не знаю и идут на выборы, некоторые даже не зная, как они проголосуют. Неоднократно это бывало, наверное, и на этих выборах будет, будут смотреть просто какие-то рекламные материалы, какие-то листовки, которые на избирательных участках будут висеть и как-то выбрать. Что делать, такие выборы. Единственное, что можно здесь сказать, что наша оппозиция не способна объяснить нашим гражданам, как надо выбирать, почему надо выбирать. И на мой взгляд, «Единая Россия» не очень этим озабочена. По крайней мере, привлечь на выборы молодежь у нее тоже не получается - об этом говорят опросы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Вячеслава.



Слушатель: Добрый вечер. Вот сегодня как раз недавно была передача из «Единой России», у него отработано, что из партий кто-то бежит, все партии плохие, «Единая Россия» одна прекрасная. Товарищ задал конкретный вопрос: вы сколько лет в «Единой России»? Он сказал – шесть лет депутатом. И вы шесть ничего не делали. Он сразу - мы больницу где-то там построили. А на полчаса было разговоров, что мы такие хорошие, а все партии плохие. Из «Яблока» бегут, из КПРФ бегут, из «Единой России» только не бегут. Меня удивляет одно – лицемерие. Сейчас дебаты, они вроде бы как должны отчитаться, ведь они большинство, а они как в тину, под воду. Вокруг в России народ дурак, они почему все так - мы за «Единую Россию» двумя руками. Но это же ложь. Благодаря только административному ресурсу эта партия, конечно, пройдет.



Владимир Римский: Вы знаете, я думаю, что все-таки не только благодаря административному ресурсу пройдет, мы это уже обсуждали вроде бы. Многие готовы проголосовать. Правда, не столько, сколько нужно, меньше 50% по собственной воле готовы проголосовать. Все-таки это много - это больше 45% по некоторым данным. Но действительно, в чем я соглашусь с радиослушателем, не о том дебаты, конечно, не о том. Потому что самое главное рассказать, что предлагает партия. Здесь единственная поправка должна быть, что вообще-то в демократиях партию заставляет так вести дебаты граждане, которые должны ее поддержать на выборах. И здесь почему у нас такие дебаты? Потому что гражданам это неинтересно, потому что партии не чувствуют, что нужно как-то привлечь внимание граждан, что очень важно, сколько их проголосует, кто проголосует, они надеются на что-то другое. Вот это другое мы обычно называем административным ресурсом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Георгия.



Слушатель: Добрый вечер. Господин Римский, скажите, а с кем дебатировать «Единой России»? У нас что, есть политический спектр, у нас есть партии, которые представляют социальные слои населения? Они никого не представляют. А «Единая Россия», какая бы она плохая ни была, я не являюсь апологетом партии, какая бы она плохая ни была, она представляет военный костяк, разведку, деньги, большой бизнес. А кого представляют люди эти, которые сформировали так называемую партию? Они абсолютно никого не представляют. Кто-нибудь из этих партий вышел из думы в знак протеста? Он вокруг себя сформировал какой-то, пусть даже маленький электорат, оппонируя к тем проблемам, которые на протяжении трех лет были в России? Ни одна партия не возмущалась и не пыталась какие-то радикальные меры предпринять для того, чтобы показать себя.



Владимир Римский: Вы знаете, весь вопрос в том, о чем дебаты. Так, как вы представляете, действительно не о чем дебатировать. И кстати в принципе выбор «Единой России», в смысле отказ «Единой России» участвовать в дебатах - это правильный выбор с точки зрения политических технологий. Потому что лидеру в ситуации, когда могут задать неудобные вопросы, лучше просто не участвовать. Таким образом они сохраняют свой рейтинг. Повысить рейтинг лидеру на основе каких-то дебатов, каких-то может быть не очень приятных для них обсуждений вопросов, никогда не удается, дебаты привели бы к снижению рейтинга «Единой России». Так что в этом плане они правы. Но правы для себя, а не для нас. Вот если бы дебаты шли не о том, какая партия лучше, а какая хуже, а о том, какие решения предлагает каждая партия для той или иной проблемы. Например, как развивать науку, что делать у нас с системой образования, как добиться того, чтобы у нас перестали наконец гореть интернаты и так далее. Вот каждый предложи свое решение, а мы обсудим, какие из них хорошие, какие плохие, при этом каждое решение всегда имеет и плюсы, и минусы. И вот тогда и станет ясно, какие варианты нам предлагают и, соответственно, можно обсуждать эти варианты. Не партия плохая или хорошая, а что они предлагают. И это было бы интереснее и здесь можно участвовать, ничего здесь страшного не было бы.



Владимир Кара-Мурза: Какая часть аудитории, по-вашему, смотрит эти теледебаты?



Владимир Римский: Вы знаете, тут надо посмотреть исследования. Но по тому, что я вижу опять-таки по предварительным опросам, практически никто не смотрит, то есть рейтинги очень низкие. И кстати, то, что на Первом канале дебаты поставили на 7 утра – это как раз свидетельство низкого рейтинга. Потому что это значит, что Первый канал считает это время просто выброшенным, там ни рекламы, ни заработать на этом времени, пусть уж будут дебаты.



Владимир Кара-Мурза: Политтехнолог Марат Гельман, организатор теледебатов на ОРТ в 1999-2003 годах, откровенно скучает у телеэкрана.



Марат Гельман: Ни одного нового игрока нет, поэтому мне кажется, что интерес к агитации либо никакой, либо носит не политический, а шоу-характер, типа, что в этот раз придумает Жириновский, как будет Явлинский повторять сам себя. То есть это любопытно, как «Дом-2». То есть от этого ничего не зависит и относиться к этому можно как художественному трепу. На выборах 95-96 года, 99-го года было ощущение, что решается судьба страны. На прошлых выборах уже не решалась судьба страны, но было ощущение, что решается судьба каких-то политиков или политических движений, то в этот раз понимаешь, что даже этого ничего не решается на выборах.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Господин Римский, при Ельцине мы имели откровенный беспорядок, сегодня мы имеем хорошо организованный суверенный беспорядок. Так вот сдается мне, что при откровенном беспорядке дебаты еще могут быть полноценными, но при суверенном беспорядке хорошо организованном, по-моему, по определению быть не могут. Ваше мнение?



Владимир Римский: Я думаю, что дебаты не зависят от того, какой порядок, они зависят от уровня свободы в стране. И если есть возможность подебатировать, то можно дебатировать. Тут самое главное, ради чего проводятся дебаты – вот что мне кажется главным. То есть ради того, чтобы показать, какая партия плохая или ради того, чтобы показать, как решать проблемы. А проблемы у нас и при правлении Бориса Ельцина были, и сейчас проблемы. У нас сегодня траур в Тульской области очередной. И как-то у нас больше и больше горят дома престарелых и интернаты – вот, например, проблема. Никто об этом не упомянул, все заняты какими-то своими делами. Мне кажется, что здесь дело не в том, какой у нас политический режим, а в том, какие партии получаются. Хотя, конечно, они от политического режима тоже зависят.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. В основном у нас у власти питерские. А последние дебаты, которые мы смотрели, Яковлева с Собчаком. Питерцы сделали вывод, что это вредная штука - дебаты. НТВ вообще отказалось, они ролики хоть будут крутить или нет? Савик Шустер уехал в Украину и там очень рейтинговая программа. Почему он туда уехал? Потому что Кучма вывел всех нормальных журналистов и невозможно никого найти было. Кого мы найдем после заморозки, если оттает это болото? Мы же нормальных людей не найдем на эту работу. А вообще Миронов, верхняя палата, я смотрел дебаты, самый пострадавший. Ему нужно и за Путина говорить, и план его искажать, и отвечать за то, что как он утверждал все эти законы. Он жалко как-то выглядит. Но в смелости ему не откажешь.



Владимир Римский: Я не знаю, мне кажется, что талантливых людей в нашей стране всегда можно найти. Хотя очень обидно, что многие уезжают и находят работу за границей, хотя могли бы здесь работать нормально или просто более свободно жить, работать там, где хотят, участвовать в выборах, участвовать в политике. Это так получается. Я надеюсь, что все-таки те, кто захочет как-то действительно изменять ситуацию, они попытаются найти приложение своих сил. Иначе вообще вся эта политика будет бесполезна. Единственное, что заметно пока, по крайней мере, это показывает и социологические опросы, и я думаю, впечатление наших сограждан, что молодежь все больше уходит из политики. То есть либо работают в политике за деньги, либо занимаются личной жизнью. Кажется, что это нормально, но на самом деле ненормально. Потому что они не приучаются думать о каких-то общих коллективных ценностях, коллективных решениях проблем. Но значит им решения будут давать другие. Так что, на мой взгляд, то, что происходит на выборах, это приведет к тому, что первые, кто будет наиболее недоволен – это молодежь.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Сначала реплика, а потом вопрос. Вы знаете, не хватает остроты в дебатах. «Единая Россия» наплевательски, пренебрежительно относится и к избирателям, и к телезрителям, и к гражданам России. Величие России - псевдориторика. Создается впечатление, что выборы запрогнозированы заранее. У меня в связи с этим вопрос: скажите, инфляция, дали два месяца пока цены не поднимаются, а потом отморозят эти цены, они, наверное, в несколько раз подскочат, ЖКХ и на продукты цены.



Владимир Римский: В несколько раз цены не могут подскочить, но они действительно на много десятков процентов повысятся. Это правда. Потому что замораживание цен, безусловно, не является решением этой проблемы. Вот одна из проблем, которую надо решать. Почему так получается, что мы очень сильно зависим от продовольствия импортного, зарубежного. Там произошло повышение цен и у нас повышение цен. Кстати, наш рынок мог бы меньше повышать цены, но этим воспользовались те, кому это выгодно, кто занимается у нас распространением и продажей, в частности, продуктов питания и спокойно получили свои прибыли. Я думаю, что здесь нужно серьезнее думать о том, как развивать внутренний рынок. И на мой взгляд, это должна быть одна из важнейших тем нашей избирательной кампании. Как раз выборы могут быть таким периодом публичных обсуждений вариантов решений, кстати, с участием граждан. Но вот не получается, значит этот вопрос будет решаться чиновниками, соответственно, граждане будут сидеть и ждать, будет повышение цен или не будет. Здесь не надо гадать, конечно, после январской заморозки цены пойдут вверх однозначно.



Владимир Кара-Мурза: Заместитель председателя партии «Яблоко» Сергей Митрохин, депутат Мосгордумы, возмущен предложенным форматом теледебатов.



Сергей Митрохин: Время показа теледебатов определено специально для того, чтобы их не увидела большая часть избирателей. На ОРТ издевательски раннее время предложено, на РТР наоборот очень позднее время, когда по другим каналам идут художественные фильмы. Трудно рассчитывать, что в таком формате дебаты могут послужить серьезным средством воздействия партий на избирателей. Тем не менее, каждой партии предоставлено показать, что она из себя представляет, даже такие скудные возможности надо использовать для того, чтобы донести до населения России свою позицию. Это и есть главная задача, которую «Яблоко» ставит перед собой на этих выборах. Мы рассчитываем максимально использовать дебаты и другие возможности агитации для того, чтобы преодолеть 7% барьер и сохранить своего избирателя.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Марины.



Слушательница: Здравствуйте. Я думаю, что какая-то уязвимая позиция у «Единой России», которая отказалась от теледебатов. Потому что когда они сами себя хвалят, может быть они прельщаются собой, своими успехами, своими планами, тогда получается хорошо, а когда ответить на вопрос конкретный, тогда они уходят и опять начинают себя хвалить. Я бы, например, на месте партии, если бы была такая возможность в теледебатах встретиться с «Единой России», я бы задала такой вопрос: да, у вас все хорошо сложено, у вас вертикаль, у вас много профессионалов, силовиков много. Но, скажите, пожалуйста, почему такое несоответствие - так много террористических актов, которые организованы непонятно кем?



Владимир Римский: Да, это тоже очень серьезный вопрос, как организовывать государственную власть. И в принципе у нас получилось, на мой взгляд, я не утверждаю, что я абсолютно прав, но на мой взгляд, вертикаль действительно сложилась. Но вместе с этой вертикалью сложилась и коррупция. По данным фонда ИНДЕМ, в котором я работаю, за последние пять лет у нас коррупция увеличилась в материальном выражении примерно в пять-семь раз. И поэтому вертикаль не работает. Она бы работала, если бы все чиновники добросовестно выполняли свои обязанности. Это большая проблема для нашей страны, что с этим делать, как действительно управляемость страны. Но я убежден, что этот вопрос на дебатах никак не будет обсуждаться. И кстати, еще раз еще хотел сказать, что с точки зрения самой партии «Единая Россия» отказ от дебатов действительно правильный. Потому что им действительно надо сохранять рейтинг. Но с точки зрения избирателей, я бы сказал, что это неправильно. Потому что от правящей партии избиратели ждут ответа на те вопросы, которые их интересуют. Между прочим, несколько очень важных вопросов в нашей передаче прозвучало.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Государственной думы Андрей Самошин, кандидат списка «Справедливой России», считает дебаты излишне заорганизованными.



Андрей Самошин: Сама система организации дебатов как на региональном, так и на федеральном уровне, не позволяет хоть как-то, на мой взгляд, избирателю отличить программу партии «Справедливая Россия» от программы «Единой России» или других партий. Все говорят примерно одно и то же, все ругают примерно одно и то же. Конечно, на мой взгляд, идея такой заорганизованности предвыборной кампании с точки зрения использования федеральных и региональных СМИ идет только на пользу партии власти. Все оппозиционные силы поставлены, на мой взгляд, в неравное положение.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Дебаты выборы… Все партии пытаются решить какие-то текучие тактические задачи, как сесть переполненный автобус, кто с водителем пытается договориться, кто зайцем пролезть. И все боятся посмотреть вперед и понять свою собственную стратегию, надо ли вообще в этот автобус садиться. Тактика в основном, я имею в виду демократических партий, год из года не меняется и с каждым годом приносит меньше результатов. Куда едет автобус? Подлежит, может быть реформирована страна, которая не нужна своему собственному народу?



Владимир Римский: Это уже очень сильно сказано – страна, которая не нужна собственному народу. Нужна нам страна, безусловно. Но действительно такая метафора про автобус очень правильна. Действительно, что нам обсуждать, садиться автобус или не садиться, давайте решим, куда ехать. И этот вопрос у нас не решен. Потому что самое главное, что, на мой взгляд, происходит, допустим, в экономике. Наша страна так и не решила, что мы можем продавать за рубеж кроме леса, газа, нефти, металла, причем необработанного, то есть сырья. У нас нет такого товара. Мы даже когда покупаем компьютеры, у нас корпуса компьютеров китайские. Неужели мы сами не можем корпуса к компьютерам сделать? Как-то никого не волнует. И результат понятен, он виден на нашем внутреннем рынке. То есть внутренний рынок очень узкий, очень опасно давать много денег. Вот, кстати, очень интересная проблема: повышаются пенсии пенсионерам, результат всегда у нас за последние годы одинаков - следом за этим идет повышение цен. Как решить эту проблему? Об этом тоже никто не говорит. Так что действительно, к сожалению, наши радиослушатели замечают, что партии решают свои проблемы партийные, а не пробелмы страны и, конечно, это неинтересно смотреть.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Магомеда.



Слушатель: Добрый вечер. У меня такой вопрос опять по поводу Зурабова, по поводу «Единой России». Зурабову был задан вопрос, что вы не хотите попросить прощения у народа, а «Единая Россия» темные его замыслы узаконила. «Единая Россия», она должна покаяться перед народом.



Владимир Римский: Чтобы партия покаялась перед нардом, кто-то ее должен заставить. И вообще-то здесь мнение граждан должно быть более основательным. У нас получается, что большинство граждан занято своими делами и не имеет влияния на партии. Это очень плохо, так складывается политическая система. Над этим тоже надо подумать, но здесь быстрого, легкого решения не будет. Пока получается так, что Зурабов был выгоден «Единой Россией» и поэтому он был руководителем. Если бы он не был выгоден, он бы давно ушел. Ну а каяться за то, что им было выгодно, я думаю, руководители «Единой России» просто не хотят. Кто их может заставить? В нашей ситуации только президент. По-моему, такого вопроса никто президенту на прямой линии не задавал. Так что, какие у нас возможности? Не знаю.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Буденновска от радиослушателя Александра.



Слушатель: Вопрос такой у меня, можно сказать в лоб: все нормальные здравомыслящие люди понимают, что политика «Единой России» ведет нас назад, в те времена вождизма, тоталитаризма и прочих вещей. На существующем политическом поле организации, которые есть и партии, они, допустим, не устраивают меня, но мы тут попадаем в такое положение, что если мы не пойдем на выборы, то все равно эти голоса попадут «Единой России». Проголосуем за «карликов», мы опять отдаем голоса «Единой России».



Владимир Римский: Да, вот здесь тоже большой вопрос, как устроена наша избирательная система. Не все голоса тех, кто не пойдет на выборы или проголосует за оппозиционные партии, попадают «Единой России», они попадают в пропорции. «Единой России» большая часть этих голосов попадет, потому что она должна занять большую часть мест в Государственной думе, такой у нас закон. Что делать гражданам, кто не хотят голосовать за имеющиеся партии, я не знаю. Мне кажется, что при нынешнем законе просто нет никакого выбора. Даже если избиратель не придет на выборы, большую часть своего голоса он тоже отдает «Единой России». Не знаю, надо спросить специалистов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Знаете, мне тоже здорово понравилась метафора насчет автобуса, насчет, какие интересы преследуются. Только у меня ощущение не поэтическое, а скорее катастрофическое. Ведь проблемы объективно, хотим мы или нет, они накапливаются, они усложняются и становятся более трудноразрешимыми. А те люди, кого я вижу наверху - это бездари, это не те люди, которые могут что-то решить, они, по-моему, и не собираются этого делать. Так что у меня пока что ощущения пассажира «Титаника».



Владимир Римский: Я думаю, что все-таки те, кто ехал в «Титанике», они не знали, что произойдет, они долго веселились и только потом начало катастрофическое происходить. Пока у нас катастрофы нет, у нас развивается экономика, у нас экономический рост, у нас рост средних зарплат. Правда, при этом получается, что все больше людей ниже уровня бедности живут. Надо решать эти проблемы. Я не думаю, что нужно говорить о катастрофе, у нас есть еще ресурсы. И с точки зрения политических технологий вообще-то всегда можно найти какой-то выход, не то, чтобы сразу улучшить положение, но во многом улучшить положение. Мы можем это сделать. Другой вопрос, что я согласен с радиослушателем, пока партии, руководитель нашей страны не эти вопросы решают, а вопросы власти. И наши граждане не могут их заставить решать другие вопросы. Поживем – увидим, чем закончится. Единственное, что могу сказать, по социологическим опросам никаких в ближайшее время ни бунтов, ни массовых выступлений не предвидится.



Владимир Кара-Мурза: Алексей Подберезкин, лидер Партии социальной справедливости, призывает к терпимости.



Алексей Подберезкин: Идеальных кампаний не бывает, всегда какие-то накладки случаются. Вот у нас было разрешение на пикет, а наших активистов забрали в кутузку сатрапы. Бывает и такое. Но надо понимать, что преувеличивать не стоит, потому что то, что сегодня я видел, например, в этой кампании, конечно, гораздо более спокойно, более объективно, чем было в 99-м, в 96-м году. Мы сегодня составляли график наших выступлений, он очень плотный, у нас достаточно много эфира, у нас достаточно много площадей, бесплатных в том числе. Честно говоря, у нас сейчас была проблема, чтобы все наши региональные отделения и не только федеральный штаб могли использовать те возможности в полной мере, которые предоставлены. Если штаб работает эффективно партии, то он может выполнить на сто процентом предоставленные ему законом и государством возможности.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Аллы Павловны.



Слушательница: Здравствуйте, господа. Во-первых, я как пенсионерка, я просто возмущения, что вы говорите, что повышение пенсий ведет повышение инфляции. Сейчас нам повысили пенсию 147 рубелей. Какая от этого? А во сколько раз повысились продукты питания? И на какую инфляцию влияет 147 рублей? Второе, что я хотела сказать, насчет Зурабова. Да не Зурабов все решал, решал Владимир Владимирович Путин.



Владимир Римский: Я со всем согласен. Единственное, что просто другими словами радиослушательница так и сказала, подтвердила мою мысль. Действительно, повышение пенсий и на 147, и на 300 рублей реально повлиять на инфляцию не может. А у нас влияет. Что это значит? Это система управления так работает, вот ее надо менять. И кто это обсуждает? Никто не обсуждает. И даже в этом вопросе, который только что звучал от радиослушательницы, тоже нет понимания того, как это связано. Это просто повод такой сделать выше цены. И в нашей экономике это возможно, потому что мы с радостью начинаем покупать сахар по повышенной цене, соль по повышенной цене. Зачем это делать? Мы это делаем и этим пользуются.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Павла.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Будьте любезны, у меня такой вопрос: как вы оцениваете остатку господина Вешнякова на пост посла где-то в Аргентине перед выборами такими, с моей точки зрения, сомнительными?



Владимир Римский: Вы знаете, я ничего не могу сказать, потому что эта сфера не моей компетенции.



Владимир Кара-Мурза: Он имеет в виду, как работает Центризбирком, заслужил ли Вешняков заслуженный отдых?



Владимир Римский: Здесь дело не в заслуженном отдыхе, на мой взгляд. Видимо, изменились условия проведения выборов и Вешняков, который по старой схеме проводил выборы, оказался не тем чиновником, который будет эффективно работать. Видимо, Чуров будет более эффективным. Посмотрим по результатам.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из подмосковного Королева от Валерия Аркадьевича.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, про автобус очень хорошо сказано. Только обсуждали, мы качество водилы не обсудили совсем. Он то резко тормозит, то влево поворачивает. Может водила классности не имеет?



Владимир Римский: Может быть. Это метафора. В политике все-таки хорошо бы не метафорами оперировать, а поточнее описывать, кто и как должен делать. Я как раз и говорил о качестве государственного управления, о прогнозировании результатов, о прогнозировании последствий тех или иных действий. Эти вопросы у нас не обсуждаются. У нас принято делать так, что сначала принимается решение, а потом мы смотрим, какие будут последствия. Как раз период выборов для того и предназначен в демократической стране, для того, чтобы вместе с гражданами обсуждать последствия разных вариантов решений – вот это главная задача, а не то, какая партия плохая, какая хорошая. Это тоже должно быть, но это задача самой партии. А наша задача обсудить, куда будем ехать.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, начавшиеся теледебаты повлияют на симпатии избирателей?



Владимир Римский: Я думаю, эти теледебаты не повлияют никак ни на симпатии избирателей, ни на антипатии избирателей. Потому что там изменения могут минимальные, плюс-минус 1-2%. И кардинально ситуацию не изменит. Может быть, если хорошо какая-то оппозиционная партия проведет дебаты, она получит 2% плюс и пройдет в думу. Но я думаю, мой прогноз - этого не будет.



Владимир Кара-Мурза: А кого вы имеете в виду, у кого такие шансы есть?



Владимир Римский: В принципе такие шансы есть, например, у СПС, если они аккуратно все проведут. На самом деле, если посмотреть опросы, и «Справедливая Россия» тоже балансирует на грани непрохождения. Им можно помочь, точнее, они сами себе могут помочь. Но то, что мы видим пока, мне кажется, они неправильно ведут дебаты - это не привлечет голоса.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG