Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

90 лет Октябрьской революции в России


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Марк Крутов: Сегодня 90 лет Октябрьской революции в России. Этот день перестал быть государственным праздником, сегодня отмечают его в основном коммунисты и представители левых политических сил, но согласия в российском обществе, как по поводу самой революции, так и всего советского периода истории нет. Более того, с годами отношение к событиям 90-летней давности становится все более примирительным, а ностальгия по СССР по-прежнему господствует во многих постсоветских странах. Об этом мой коллега Кирилл Кобрин побеседовал с известным российским историком, профессором МГИМО Андреем Зубовым.



Кирилл Кобрин: 90 лет революции, уже довольно большой срок и, в общем-то, на самом деле около 20 лет падения советского строя. Очень большой срок для того, чтобы как бы боль острая или острая драма, острая трагедия революции не притупилась. Как, по-вашему, может быть сейчас, когда уже не так болят раны, причиненные революцией и советской властью, вновь набирает популярность сама идея крайнего левого радикализма?



Андрей Зубов: Мне кажется, что вопрос даже не о ранах, а вопрос о том, что большей части населения России так и не стало до конца понятна, до конца известна драма, произошедшая в XX веке. Не просто сама по себе революция, не столько последствия. Люди знают факты, люди знают, что был февраль, был октябрь в 1917-м году, но не все представляют, во-первых, масштаб той драмы, в которой оказались их отца, дети, в конечном счете, они сами. Потому что семейные предания, семейные рассказы, как правило, сглаживают все эти ужасы. С одной стороны, потому что не хочется вспоминать, с другой стороны, потому что долго вспоминать было опасно, и люди старались забыть, а с третьей стороны, потому что многие, так или иначе, сами замарались, даже большинство, в этом режиме, поэтому предпочитали не вспоминать, чтобы не было стыдно, предпочитали забыть. Поэтому обо всех этих 20-х, 30-х, 40-х годах, которые были прямым следствием, естественно, 1917-го года, в обществе сложилось никакое представление, а то и положительное, но отнюдь не резко отрицательное. И отсюда те, кто хотят спекулировать на левой идее, могут говорить почти все, что угодно, могут врать как угодно. Могут говорить о великой империи, говорить о великой советской науке, советском спорте, советском искусстве, не боясь быть схваченными тут же за руку. Вот в этом, я думаю, главная проблема, а не в том, что годы исцелили. Как раз интересно, что годы, в общем-то, ничего особенно не исцелили. И когда начинаешь, так сказать, беседовать с кем-то и, может быть, обсуждать прошлое, тут же замечаешь, что всплывает опыт его отцов и дедов, непосредственно участвовавших во всех этих событиях революции, гражданской войны, советских первых десятилетий. И от того, как позиционировали себя предки, во многом зависит позиция собеседника.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG