Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

90-летие Октября. Как изменилось отношение россиян к событиям 1917 года


Программу ведет Марк Крутов.



Марк Крутов: Сегодня календарная дата, которая еще совсем, казалось бы, недавно была главной в идеологической иерархии огромной страны - Советского Союза. За то время, что прошло с начала перестройки, она не сразу, сквозь череду переименований и смены дат, исчезла из официального числа выходных, но отнюдь не утратила своего исторического значения. На сегодняшний день единственной страной, где 7 ноября осталось государственным праздником, является Белоруссия.


Именно об историческом значении 90-летия Октябрьской революции большевиков, о том, как менялась и как продолжает меняться отношение к ней, о том, как это связано с текущей политической ситуацией в России, мы и будем говорить в нашей сегодняшней программе.


Первый мой собеседник - журналист, историк, телеведущий, член Общественной палаты России Николай Сванидзе.


Как изменилось отношение к Октябрьской революции в российском обществе за последние годы, в частности за время пребывания у власти Владимира Путина? В каком направлении это отношение меняется, если оно меняется?



Николай Сванидзе: Это отношение изменилось в конце 80-х, начале 90-х резко к худшему, естественно, потому что многие факты, связанные с 1917 годом и с последствиями 1917 года, то есть всеми преступлениями и несуразицами советской власти, они стали широко известны, публично известны. Это, конечно, повлияло на общественное отношение к революции. А потом ситуация несколько стабилизировалась в этом плане, может быть даже имел место определенный обратный ход. Потому что когда наступило где-то в середине или в конце 90-х определенное разочарование в демократических преобразованиях, то, естественно, по логике вещей сразу же начали слагаться мифы и легенды о том, какая замечательная была советская власть, товарищ Сталин, соответственно, дальше в историю идя, и революция 1917 года. Поэтому отношение к ней улучшилось.


Сейчас, в последние годы, на мой взгляд, особенно не меняется. Где-то приблизительно в обществе 50 на 50 тех, кто считает, что это было великое историческое событие, октябрьский переворот, и тех, кто считает, что лучше бы его не было.



Марк Крутов: Какие-то проблемы может создать то, что есть такой диссонанс в отношениях к этому событию у власти и у людей?



Николай Сванидзе: Власть тоже по-разному к этому относится. Потому что разные группировки элиты по-разному относятся к октябрю 1917 года, правда, в основном им на него просто наплевать глубоко: был этот 1917 год сто лет назад без малого, не был, да и бог бы с ним.


Тут дело не в этом, дело не в отношении к революции. Дело в отношении к нашей истории в целом и дело в отношении к происходящему тоже. Здесь действительно единства в стране нет, нет единства в отношении к тому, что такое западные либеральные ценности, нет единства в отношении того, что такое демократия, нет единства в отношении того, что такое частная собственность и поэтому она реально не легитимизирована в нашей стране. Поэтому реально каждый богатый человек считается вором, в полном соответствии с известным высказыванием Прудона, "всякая собственность - есть кража". Вот это сидит очень глубоко, внедрено в ментальность наших людей. Вот здесь действительно очень многие опасности кроются, несомненно. А революция 1917 года, сама по себе она в любом случае уже принадлежит истории, хотя, на мой взгляд, конечно, расставить точки над " i " все равно необходимо.



Марк Крутов: Говорил журналист и историк Николай Сванидзе. Похожие изменения в отношении людей к дате 7 ноября ежегодно фиксируют и социологи. Вот мнение одного из них, эксперта "Левада-Центра" Леонида Седова.



Леонид Седов: Общая такая положительная оценка революции существует на уровне 55 процентов. 31 процент нам отвечают, что она дала толчок к социальному и экономическому развитию народов России, еще 24 процента в такой формулировке: она открыла новую эру в истории народов России. В то же время можно отметить, что некоторый такой спад в 90-е годы такого положительного отношения имел место, это именно когда в годы перестройки, демократических реформ открывалась какая-то информация, тогда эта положительная оценка суммарно давал 46, примерно до 49 процентов. С другой стороны, отрицательная оценка присутствует на уровне примерно четверти населения: от 17 до 19 процентов жителей России полагают, что она затормозила развитие России, 9 процентов отвечают, что она была катастрофой. А в 90-е годы таких людей, считавших, что она была катастрофой, тоже было побольше - от 13 до 16 процентов. Изменения, конечно, в более положительную сторону по отношению к революции наблюдаются, скорее, в связи с общей такой советизацией, происходящей в период путинского президентства. То есть такие канонические советские оценки революции как-то всплывают опять и становятся предметом сознания нынешних людей.


Можно сказать, что в объяснении причин революции первое место занимает такое объяснение, как тяжелое положение трудящихся. В 90-м году такой ответ давали 66 процентов, а сегодня дают 57 процентов, то есть несколько меньше. Опять-таки, как это можно объяснить? Объяснить тем, что за это время произошла некоторая переоценка положения, вообще состояния дел в царской России в сторону более положительного, то есть тяжелое положение трудящихся становится менее популярным объяснением. Зато усиливается в числе объяснений мотив заговора врагов русского народа - 6 процентов в 90-м году такое давали объяснение, затем в 97-м и в 2001-м - 11 процентов и сегодня - 13 процентов. Резко упали симпатии, увеличились антипатии к Ленину за этот период. У нас так же задается вопрос, кого из деятелей революции вы бы назвали в числе наиболее вам симпатичных и наиболее несимпатичных, к Ленину в этом вопросе было положительное отношение в 90-м году у 67, антипатия у 5 процентов, а сегодня симпатия только лишь у 27 процентов и антипатия у 11. А к Сталину наоборот, происходит улучшение некоторое отношения, большее число людей называют его в числе симпатичных деятелей революции: в 90-м году 8 процентов называли его таковым и 49 процентов говорили об антипатиях к нему, в нынешнем году 15 процентов говорят о симпатиях и 29 процентов от антипатии.



Марк Крутов: Эти цифры последние довольно интересные. Можно ли их, на ваш взгляд, как-то связать с нынешней политикой российских властей?



Леонид Седов: Конечно. Все это и с нынешней политикой, и с нынешней политикой главным образом информационной, безусловно, связано. Нарастают мотивы советского что ли розлива и в этом плане, конечно, и отношение к Сталину смягчается, критика, меньше разоблачений звучат и так далее. Это все, безусловно, происходит.



Марк Крутов: Говорил социолог Леонид Седов.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG