Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия-США: «Партнерство в одних областях и его отсутствие в других»


"У нас сложные отношения с Россией. Но президенты могут говорить друг с другом, как и Кондолиза Райс может говорить Сергеем Лавровым"

"У нас сложные отношения с Россией. Но президенты могут говорить друг с другом, как и Кондолиза Райс может говорить Сергеем Лавровым"



Позиции России и стран Запада в вопросе о статусе Косова заметно расходятся, так же как они расходятся и по многим другим важным международным проблемам. Существует ли в действительности так называемое стратегическое сотрудничество России и Вашингтона? Об этом Радио Свобода рассказал официальный представитель Государственного департамента США Дэвид Кремер:

- Мы по-прежнему работаем в рамках «тройки», которая должна представить свои заключения генеральному секретарю ООН к 10 декабря. Давайте посмотрим, что будет содержать этот доклад. Мы относимся к «тройке» со всей серьезностью, но в то же время у нас нет иллюзий, что в ходе этого процесса можно найти какое-то волшебное решение. Но я должен подчеркнуть, что наша поддержка плана Ахтисаари остается неизменной. И мы надеемся, что работа «тройки» приведет тому, что интересы косоваров в определении их статуса будут учтены.


- Косово - только одна область, где позиции Запада и России расходятся. Список разногласий довольно широк, он включает вопросы демократии и прав человека, международные документы, как Договор об обычных вооруженных силах в Европе, Договор о ликвидации ракет среднего и малого радиуса действия, противоракетную оборону, вопросы отношений с соседями. Список проблем и областей, в которых возможно сотрудничество и есть общие интересы, как вы его нам представили, выглядит так: нераспространение оружия массового поражения, Северная Корея, Ближний Восток, терроризм и экономические связи. Нераспространение ядерного оружия связано, в первую очередь, с Ираном. В этой области две резолюции Совета безопасности ООН были приняты не без сопротивления России и только при условии, что ее интересы в строительстве атомной станции в Бушере не пострадают. Северная Корея: спасибо, что Китай воспринимает эту страну, как угрозу собственной безопасности, и поэтому стал оказывать давление. Ближний Восток: никто не оценивает как конструктивную поездку лидеров ХАМАС в Москву. Терроризм: Россия использует войну с террором исключительно в целях борьбы с чеченской оппозицией. В чем же тогда состоит партнерство России и США?


- Ну, по-моему, вы слишком принижаете роль, которую Россия сыграла в некоторых из этих вопросов. Россия - участница ближневосточного «квартета» и играет очень важную роль в ближневосточном процессе. У России есть отношения с теми странами, с которыми у нас отношений либо нет, либо они не слишком хороши.


В том, что касается Северной Корее, особенно в разрешении вопроса о банковских переводах, Россия сыграла очень конструктивную роль. Когда речь идет о контртерроризме, да, конечно, вопрос о терроризме на Северном Кавказе - это только один пример. Но мы вдобавок к этому наладили хороший обмен информацией между нашими разведывательными и правоохранительными органами. И это сотрудничество продолжается. Означает ли это, что все наши подходы к борьбе с терроризмом совпадают? Нет. Но для нас лучше наладить сотрудничество в этой области. Так что я бы не стал недооценивать общие интересы, которые у нас есть с Россией.


- И это делает Россию стратегическим партнером США?


- По-моему, лучше избегать точных определений того, какие отношения у нас существуют с Россией. У нас сложные отношения с Россией. Но как бы ни называть их, без сомнения, между президентами сложились отношения, при которых они могут говорить друг с другом напрямую, как и госсекретарь Кондолиза Райс может говорить напрямую с министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Так что партнерство в одних областях и его отсутствие в других.


XS
SM
MD
LG