Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Драма, произошедшая в ХХ веке, так и не стала до конца известна»


"Те, кто хочет спекулировать на левой идее, могут врать как угодно, не боясь быть схваченными за руку"

"Те, кто хочет спекулировать на левой идее, могут врать как угодно, не боясь быть схваченными за руку"



7 ноября 2007 года исполнилось 90 лет Октябрьской революции в России. Этот день перестал быть государственным праздником, сегодня отмечают его в основном коммунисты и представители левых политических сил, но согласия в российском обществе, как по поводу самой революции, так и всего советского периода истории нет. Более того, с годами отношение к событиям 90-летней давности становится все более примирительным, а ностальгия по СССР по-прежнему господствует во многих постсоветских странах. Об этом - известный российский историк, профессор МГИМО Андрей Зубов.

- 90 лет революции, уже довольно большой срок; около 20 лет падению советского строя. Большой срок для того, чтобы острая боль, острая трагедия революции притупилась. Может быть, поэтому сейчас, когда уже не так болят раны, причиненные революцией и советской властью, вновь набирает популярность сама идея крайнего левого радикализма?


- Мне кажется, что вопрос даже не о ранах, а вопрос о том, что большей части населения России так и не стало до конца понятна, до конца известна драма, произошедшая в XX веке. Люди знают факты - люди знают, что был февраль, был октябрь в 1917-м году, но не все представляют, во-первых, масштаб той драмы, в которой оказались их отцы, дети, они сами в конечном счете. Семейные предания, семейные рассказы, как правило, сглаживают все эти ужасы. С одной стороны, потому что не хочется вспоминать, с другой стороны, потому что долго вспоминать было опасно, и люди старались забыть, а с третьей стороны, потому что многие, так или иначе, сами замарались, даже большинство, в этом режиме - поэтому предпочитали не вспоминать, чтобы не было стыдно, предпочитали забыть. Поэтому обо всех этих 20-х, 30-х, 40-х годах, которые были прямым следствием, естественно, 1917-го года, в обществе сложилось никакое, а то и положительное, представление - но отнюдь не резко отрицательное. И те, кто хочет спекулировать на левой идее, могут говорить почти все, что угодно, могут врать как угодно. Могут говорить о великой империи, говорить о великой советской науке, советском спорте, советском искусстве, не боясь быть схваченными тут же за руку. Вот в этом, я думаю, главная проблема, а не в том, что годы исцелили.


Годы, в общем-то, ничего особенно не исцелили. И когда начинаешь беседовать с кем-то и обсуждать прошлое - тут же замечаешь, что всплывает опыт его отцов и дедов, непосредственно участвовавших во всех этих событиях революции, гражданской войны, советских первых десятилетий. И от того, как позиционировали себя предки, во многом зависит позиция собеседника.


XS
SM
MD
LG