Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В столичных магазинах началась продажа второй книги "Москва, которой нет"


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Елена Фанайлова.



Марк Крутов: В столичных магазинах началась продажа второй книги проекта «Москва, которой нет». Это путеводитель «От Боровицкой до Пушкинской площади», в него вошли 37 рассказов об утерянных в этом районе памятниках архитектуры, а также о тех зданиях, которые удалось сохранить усилиями активистов сайта «Москва, которой нет». Книга проиллюстрирована старинными и новыми фотографиями.



Елена Фанайлова: Первая книга проекта называлась «От Пречистинских до Арбатских ворот», вторая, только что поступившая в продажу, называется «От Боровицкой до Пушкинской площади». Она не только содержит описание разрушенных и пострадавших памятников архитектуры, но рассказывает историю города через историю улиц Волхонка и Знаменка, Леонтьевского и Брюсова переулков. Проект «Москва, которой нет» появился в 2003 году и изначально представлял собой Интернет-сайт, куда стекалась информация о разрушаемых старых домах, а потом превратился в центр защиты архитектуры силами простых горожан. Рассказывают архитектор Александр Можаев и координатор проекта «Москва, которой нет» Константин Сумароков.



Константин Сумароков: Проект "Москва, которой нет" появился сразу после того, как общественность города Москвы не сумела отстоять "Военторг". Именно разрушение "Военторга" стало той последней точкой кипения, когда стало понятно, что с общественностью не считались, не считаются и считаться, если она в какой-то мере не сумеет объединиться, не будут. Проект родился, прежде всего, как музей, в данном музее фиксировались утраты. Но уже достаточно быстро, в течение буквально 8-9 месяцев вокруг проекта организовалось значительное общественное движение, которое потребовало от проекта каких-то действий. Я не могу сказать, что первое действие, акция "Цветы и свечи "Военторга", она была сколько-нибудь удачной. Задача была выяснить, существует ли общественный интерес к данной проблеме. Выяснилось, что да. И то огромное количество москвичей, которые пришли и поставили свечи, положили цветы к этому несчастному, убитому "Военторгу", и то количество прессы, которая отреагировала, которая показала, что да, интерес к этому есть, они позволили перейти уже к акциям, направленным на спасение конкретных объектов.



Александр Можаев: "Военторг", "Манеж" и "Москва" - эти три вещи, которые произошли одновременно и которые были просто у всех на виду, об этом заговорили, и очень вовремя появился сайт. Потом была акция с Домом Поливанова, потом была замечательная история с Церковью Успения на Покровке, собственно, церковь, которая считается как бы вершиной развития архитектуры допетровского времени и с нее же начинается архитектура нового времени, величайшая такая вещь. Она была в 1935 году уничтожена как бы под ноль, так считалось. Выяснилось, что стоящий соседний домик был построен стена в стену, то есть западный фасад стены составлял два этажа. Когда это выяснилось, там уже вовсю шли работы, это все под кафе переделывалось, вот этот древний фасад, его просто цементом по сетке мазали, а для кирпичной кладки, как говорят специалисты, хуже цемента может быть только отбойный молоток, это уже почти не лечится. Это было летом, это было в выходные, в Москомнаследии все где-то были на дачах, и было ни до кого не дозвониться. Дали объявление на сайте, пришло совсем немного, 15-20 человек, устроили там скандал, не пустили рабочих, вызвали участкового, он опечатал стройку до выяснения обстоятельств. За две недели успели поставить на охрану и, по крайней мере, половина этого фасада была спасена, сейчас она отреставрирована в лучшем виде, можно пойти в это кафе на Покровке и на него полюбоваться.



Елена Фанайлова: Рассказывал архитектор-реставратор Александр Можаев, один из авторов второго тома путеводителя «Москва, которой нет». О своем любимом спасенном объекте говорит эссеист Рустам Рахматуллин.



Рустам Рахматуллин: Ограда психиатрической клиники Усольцева, где лечился Врубель, это его последний московский адрес. Вместе с сайтом "Москва, которой нет", с телеканалами, которые действительно уже активно во всем этом участвуют, со специалистами, которые дают интервью на камеру, удалось остановить разрушение этой ограды после того, как она ушла где-то на треть. Притом считается, что эта ограда сделана по рисунку Врубеля, хотя этому нет доказательств, но само предание характерно и замечательно. В этом ограде он писал свои последние вещи, здесь он ослеп и отсюда был уже увезен в Петербург.



Елена Фанайлова: Увы, не все истории заканчивались победой активистов движения «Москва, которой нет». Многие неспасенные здания вошли в путеводитель. О способах вредить старой архитектуре рассказывает журналист Константин Михайлов.



Константин Михайлов: Вот, скажем, палата XVII века на Страстном бульваре, на том участке, где построили сейчас большой офисно-торговый комплекс, между магазином в первом этаже и офисами в верхнем, на территории университетской типографии. Там стояло такое невзрачное с виду здание с палатой XVII века. Вот было вдруг выявлено, что они заражены солями тяжелых металлов, после чего их снесли, построили заново, чисто бутафорским образом.


Другой пример - усадьба Трубецких на Девичьем Поле, самый старый, как считали эксперты, деревянный дом в городе, дом, где бывал Пушкин, мемориальный адрес. Был снесен другим способом. Решено было восстановить его не в дереве, а в бетоне, в несгораемых конструкциях, выпущено было постановление правительства Москвы о реставрации этого памятника, в осуществили которого эту операцию с ним проделали. И после того, как его восстановили в бетоне, правительство Москвы, что поразило меня до глубины души, выпустило следующее постановление, в котором за подписью Юрия Михайловича Лужкова постановило вывести этот дом из списков памятников в связи с его физической утратой. То есть само расписалось в том, что реставрация по его постановлению памятник уничтожила.



Елена Фанайлова: Говорил журналист Константин Михайлов. Путеводитель по «Москве, которой нет» - не только печальное, но и поучительное чтение. Книга сохраняет историю и дает надежду на то, что люди научатся сохранять архитектуру.



XS
SM
MD
LG