Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Намерение «партии власти» после победы на выборах избрать духовного лидера нации – в 90-ю годовщину провозглашения России республикой



Владимир Кара-Мурза: Сегодня в 90 годовщину установления большевистской диктатуры стало известно об инициативе партии власти созвать после выборов некое подобие общероссийского собора и придать Владимиру Путину статус духовного вождя нации. Об опасности спекуляции на псевдомонархической идее беседуем с настоятелем храма Царя-Мученика Николая Второго протоиреем Михаилом Ардовым. Как вы восприняли эту инициативу? Насколько она согласуется с церковными догматами?



Михаил Ардов: О церковных догматах здесь говорить не приходится - это слишком далеко. В таких случаях я вспоминаю свой разговор с покойным и теперь уже очень прославленным Львом Николаевичем Гумилевым. Он мне сказал, мы говорили тогда о бездарности такой не только что политической, но даже языковой бездарности советской власти. Он сказал: «Вы как это объясняете?». Я тогда был взрослый человек и сказал: «Я объясняю это тем, что сатана творить не может, творить может только Господь Бог». Вообще у сатаны есть определение обезьяно-бога, так же как Антихрист есть пародия, злая сатанинская пародия на Господа Иисуса Христа. Вот такого типа идеи, потому что мы все совки - это совершенно вписывается в такую советскую, я бы сказал, кондовую бездарность. Я не знаю этого господина, который такую вещь придумал, но мне вспоминается, я не могу точно цитировать, на 19 съезде, еще был товарищ Сталин жив, то там все изощрялись, как его лучше похвалить. Кто-то говорил, что он флагманский корабль, кто-то вообще сравнивали с самолетом. А кавказский человек Багиров, которого потом убили, расстреляли, сказал, что он как орел выше всех летает среди всех птиц, так товарищ Сталин. И Сталину это как кавказцу понравилось такое сравнение. Мне кажется, что определенные круги, близкие к начальству современному, они соревнуются, кто лучше придумает как восславить своего любимого вождя и что ему предложить, какие формы. И тут есть еще один момент. Понимаете, это абсолютно бессмысленно. Земский собор существовал в России в 16-17 веке как некий совещательный орган при монархе. Он один раз действительно сыграл, почему мы помним 1613 года этот собор, потому что тогда было безвластие, междуцарствие, смутное время. И вот тут выдвинулся собор и сыграл такую важную роль в российской истории. И дальше он продолжал, но мы о нем не слышали. А сейчас, когда есть парламент, когда у президента есть госсовет, когда у него есть Общественная палата, я думаю, это не последнее, теперь может быть собор. Но от количества чиновников и разных лиц, преданных лично Путину, улучшений особенных ждать не приходится.



Владимир Кара-Мурза: Лидер Международного евразийского движения Александр Дугин приветствует инициативу «Единой России».



Александр Дугин: Давно пора придать новый статус Владимиру Путину, потому что он больше чем президент. Президент – это формальный статус, Путин - спаситель отечества от неминуемого краха, к которому привели либеральные реформы 90-х. Поэтому я бы стоял за канонизацию Путина как царя России. Но я думаю, что замечательный единоросс Султыгов приблизительно к тому же и ведет. И на гражданском соборе российской нации мы придадим Владимиру Владимировичу Путину положенный ему статус царя, статуса вождя народа. Путин легитимный наш вождь, легитимный царь, легитимный правитель. А с легальной точки зрения президент он или нет - это важно. Он вождь нашего народа, он спас Россию и русских в сложнейших ситуациях и должен продолжать делать свое дело. И на это указывает инициатива замечательного нашего друга-чеченца Султыгова.



Михаил Ардов: Вы знаете, Дугин он вроде себя позиционирует как некоего православного даже христианина или старообрядца, я толком не поясню. Но он оговорился очень интересно – он назвал, что надо Путина канонизировать. Канонизируют, как известно, не монархов, а канонизирует церковь святых. Как видно, следующий виток льстецов из царя будет может быть при жизни делать святого. Но вообще-то давайте опустимся на землю и посмотрим, как люди живут, не будем спешить с такими решениями, так я бы сказал.



Владимир Кара-Мурза: Писатель-историк Рой Медведев не признает за Путиным статус духовного лидера.



Рой Медведев: Я могу точно сказать как историк, что Владимир Владимирович Путин завоевал право считаться национальным лидером, но не духовным лидером. Потому что он не занимается теоретическими проблемами, он даже говорит о пустоте идеологии. Он говорит о завиральных идеях. То есть духовным лидером Владимир Владимирович Путин не является, и духовного лидера у нас вообще на сегодняшний день нет. Партия может «Единая Россия» объявлять сама себе лидера. Я даже не знаю, какая у нее идеология, у нее нет собственной идеологии. Она уже провозгласила своей программой «план Путина», так что уже сделала Путина своим фактически партийным лидером. Никакая партия не может провозглашать лидера для всей нации, для всей страны, для государства. Это делается совершено по-другому. Это исторический процесс, который мы не в силах регулировать.



Михаил Ардов: Хочется буквально два слова сказать по поводу Роя Медведева. Вообще в наши времена полного безобразия в русском языке есть слова, которые полностью затрепали. В частности – духовность. Духовность - термин христианский, означает нечто такое, некое богообщение и принадлежность к чему-то весьма возвышенному, церковному. А сейчас духовностью называют политические идеи, как имел в виду Рой Медведев, это может быть хождение в театр на спектакль Виктюка, все это называется словом «духовность». Вообще бы хорошо, чтобы люди все-таки отдавали себе отчет и понимали, что какие слова на русском языке означают.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от радиослушателя Сергея из Армавира.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, о чем вы обсуждаете, это просто даже удивительно становится. Как это духовный лидер? Президент он и есть президент, я не знаю, какую печать высшую прибавить приписать. У меня такое складывается впечатление, что супер-культ личности. Михаил Ардов, как вы думаете, может ли человек, который прошлое, я не говорю, что у него грязное прошлое, но все-таки сотрудник ЧК, люди, которые убивали священников, его ведомство зарывали живьем в землю, сжигали церкви, разрушали, а теперь это духовный лидер. Это ни в какие ворота, кому скажи нормальному человеку со знанием истории, он скажет - да вы что.



Михаил Ардов: Я с вами согласен, но тут только такой есть момент, что если мы смотрим, люди свободны, поэтому ничье прошлое, если человек действительно кается, никакое прошлое не может довлеть. Хотя, разумеется, таких случаев в истории мы толком не знаем. В христианской истории есть, когда великие грешники становились праведниками. Я сказал, что слово «духовность» в данном случае никак не подходит. Президент есть президент, правитель есть правитель. Этого действительно вполне достаточно, я с вами согласен.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея, радиослушателя их Подмосковья.



Слушатель: Добрый вечер. Володя, у меня очень короткое соображение и потом личная к вам просьба. Соображение очень простое: господин Султыгов безнадежно опоздал, у Путина уже есть звание, очень высокое звание - это фараон, он пирамидостроитель и это звание абсолютно соответствует сути его устремлений. Во-вторых, со времен МММ у нас народ к пирамидам привык, ко всем их последствиям, когда у начальства прибавляется, у народа убавляется и то, что народ это устраивает, совершенно хорошо видно из опросов общественного мнения. И третья причина гносеологическая: Путин принадлежит к организации, членов которой со времен царя-батюшки называли фараонами. Володя, а если серьезно, просьба большая к вам: вы не могли бы одну из ближайших передач посвятить одной простой теме. Я тут выглянул в окошко, увидел, что имперские признаки в стране явно усиливаются, а посмотрел в учебник истории и обнаружил, что ни одна империя не выживала. Вы не могли бы одну из ближайших передач посвятить, пригласить специалистов, которые могли бы обсудить три вопроса. Первое: вероятность того, что наша империя разрушится. Второе: каким способом это может произойти. И третье: каким способом могли бы к этому подготовиться политики, бизнес и простые люди.



Владимир Кара-Мурза: Давайте так переформулируем этот вопрос: случайно ли, что эта инициатива появилась сегодня в годовщину установления большевистской диктатуры?



Михаил Ардов: Вы знаете, я просто не так глубоко в политике существую и мыслю, что я не понимаю. Может быть и неслучайно, может быть случайно. Но вообще-то, наверное, еще бы было лучше, если бы это появилось в начале марта, когда произошло отречение государя и была та годовщина. Мы с вами здесь встречались по этому поводу. А тут не знаю, что лучше. Тут ведь свергли Временное правительство. И вообще все это временно. Честно сказать, какая-то тема не очень плодотворная для обсуждения.



Владимир Кара-Мурза: Философ-публицист Виктор Аксючиц, бывший народный депутат РСФСР, одобряет возрождение монархической идеи.



Виктор Аксючиц: В правящем слое, в нашей политической элите начинает формироваться концепция возрождения конституционно монархии. И если это так, то данная акция - это одна из реальных ступеней в этом процессе. Понятно, что символически это было обозначено введением праздника 4 ноября, который символизирует отмену смуты, выход из смутного времени. Как и в наше время, как и несколько столетий назад. Я, будучи конституционным монархистом по убеждению, занимаюсь этой проблемой десятилетия, пришел к убеждению, что возрождение монархии в России невозможно, как восстановление династии Романовых, и по юридическим, и по моральным измерениям это невозможно. Очевидно, если можно говорить о возрождении монархии в России, то это может быть только новая династия. И судя по всему, подобные мысли приходят кому-то в голову в правящей элите. Вот этот шаг является попыткой конституирования конституционной монархии.



Михаил Ардов: Я скажу так, что монархию, я считаю, что конституционная монархия - это некий компромисс. Английские, европейские варианты по существу это не монархии, а постройки с монархическим фасадом. В России не было конституционной монархии, и на это государь Николай Александрович, будучи человеком мягким, добрым, не пошел, понимая, что все равно было бы в этом случае то, что случилось. Потому что к этому моменту не то, что, как говорят теперь, монархия себя изжила, но просто русский народ недостоин монархии, недостоин своего доброго и благочестивого царя. О чем, кстати сказать, предупреждали. Иоанн Кронштадтский сам непосредственно в начале века предупреждал. Я всегда цитирую, Феофан Затворник, по-моему, в 1861 году говорил в проповеди, что как часто благочестивого и доброго царя Господь отнимает у народа, который перестал быть его достоин. Перевести эту казнокрадократию, как я называю нынешнюю власть, чтобы они были защищены какими-то якобы конституционным монархом, по-моему, это было бы еще более цинично и безнравственно, чем то, что мы видим сейчас.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир Алексеевич, добрый вечер, отец Михаил. Отец Михаил, я хочу обратить ваше внимание на следующее: патриарх Тихон в проповеди, в которой не только обличил, но и назвал истинных убийц. Второе: новогоднее слово патриарха Тихона, я беру из собрания его, что: Господи, посмотри как мы унижены. И весь народ вздыхает, ища хлеба, отдает драгоценности свои за пищу, дрова за большие деньги.



Владимир Кара-Мурза: Вот видите, наши радиослушатели подготовились к нашей беседе и считают, что нынешняя партия власта пытается из себя подобие церкви создать.



Михаил Ардов: По крайней мере, понимаете, нынешние казнокрадократы они пытаются, все это заигрывание с церковью, все эти стояния со свечками людей, которые даже лба перекрестить не могут - все это фасады. И тут еще давайте у нас будет монархия, а по существу это будет то, что я недавно слышал замечательный афоризм Муссолини, он говорил: как устроить государство? Друзьям – все, остальным по закону. Вот такой принцип существования нашего общества. Да и законы не работают. Поэтому, по-моему, только руками разведешь, только монархии не хватает, так у нас все есть.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Поздравляю всех с 90-летием декрета о мире, декрета о земле. Теперь, уважаемый отец Михаил, Николай Александрович принял манифест о введении конституционной монархии - это случилось в ночь на 1 марта 1917 года. Однако члены Временного правительства будущего сделали все, чтобы этот манифест не вышел в свет и не увидел его никто. Они этого добились. После этого они принудили Николая отречься от престола, потом они объявили его низложенным и потом выкрутили руки Михаилу, его брату. И таким образом монархия ушла, таким образом конституционная монархия просуществовала у нас порядка половины суток.



Владимир Кара-Мурза: Сейчас мы как раз обсуждаем, что партия власти пытается выкрутить руки национальному лидеру, чтобы сделать их него монарха.



Михаил Ардов: История отречения, по-моему, вами не совсем точно. Там речь идет именно, манифеста такого я не помню. Я помню акт об отречении и передаче Михаилу. Дело в том, что самое страшное в этом было то, в этот момент, что государя предали решительно все, почти все великие князья, практически все командующие фронтами главный его помощник военный Алексеев, который стал заговорщиком. Потом они белыми генералами сделались, но поезд уже ушел. Но мало того, самое ужасное для меня то, что его предали практически все епископы, все архиереи, включая новомучеников. Временное правительство приветствовало и, в частности, будущий патриарх Тихон. Они не понимали, в какую бездну они летят в данном случае. И вот это говорит, что действительно этот народ и церковь, церковь в кризисе была - долго говорить, в результате петровских реформ, превратившись в духовное ведомство. Но тем не менее, все вместе это действительно вот так было.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Анатолия Сергеевича.



Слушатель: Добрый вечер. Если я правильно понял, этот Султыгов член правящей партии.



Владимир Кара-Мурза: Да, координатор ее.



Слушатель: Получается, странный вывод напрашивается: один член этой партии говорит, что парламент не место для дискуссий, второй выступает с подобной инициативой. Складывается впечатление, что нами правит партия сумасшедших. И Султыгов нам намекает: не единого голоса за «Единую Россию», если хотите спастись.



Владимир Кара-Мурза: Церковь не участвует в политической борьбе, но ее авторитетом пытаются, по-моему, как-то канонизировать действующую власть.



Михаил Ардов: Если мы вспомним это письмо Гинзбурга и других ученых против преподавания Закона Божьего в школе, то они говорят о том, что дескать церковь лезет во все места и все такое. А на самом деле в этом есть доля правды. Но на самом деле именно власть втягивает церковь с тем, чтобы получать патриотический и моральный имидж, как бы теперь выразились, и дополнительные голоса. Но соответственно, коль скоро есть спрос, то возникает есть предложение. Кое-кто из иерархов естественно на это живо откликается. Но на самом деле, конечно, для церкви было бы гораздо разумнее, выгоднее и нравственнее как можно дальше дистанцироваться от нынешней власти, а не награждать друг друга все время орденами, патриарх президента, а президент патриарха. Это уже похоже на крыловскую басню.



Владимир Кара-Мурза: А вы допускаете, что церковь может подержать эту инициативу?



Михаил Ардов: Вполне. Патриархия - это не вся Русская церковь, есть еще катакомбники, остатки зарубежной церкви, которые не вошли. Безусловно, вполне может быть. Я думаю, что по сигналу из администрации президента вполне могут раздаться такие голоса.



Владимир Кара-Мурза: Алексей Подберезкин, лидер Партии социальной справедливости, признает право на жизнь за монархической идеей.



Алексей Подберезкин: Лидер общенациональный, тем более духовный лидер – это решение значительной части нации, если не большинства нации. В данном случае рейтинг Путина таков, что у него больше прав претендовать на этот титул, чем у аятоллы Хомейни или еще у кого-то, чем у Дэн Сяопина. Если какая-то инициатива выдвинута, почему бы нет, почему бы не пообсуждать, почему не пригласить людей к дискуссии. Кстати говоря, очень интересен будет результат выборов, потому что это будет референдум за Путина или против Путина. Поэтому это тоже своего рода признание общенациональным лидером или нет.



Владимир Кара-Мурза: 90 лет назад пришли к власти большевики, которые увлекли народ своей идеей. Как вы считаете, в чем опасность и чему научили эти 9 десятилетий?



Михаил Ардов: К сожалению, как мы видим, не так многому научили, как могли бы научить. И кстати, что касается партии власти «Единая Россия», то она действительно похожа на КПСС, как некое подобие. Но на самом деле, если посмотреть на ВКП(б)- КПСС с точки зрения духовной церковной, то тут выясняется очень интересное подобие. Нашу беседу начали с цитаты из моих разговоров с Львом Николаевичем Гумилевым, что сатана творить не может. Безусловно, безбожье, богоборческое ученье – это сатанинское ученье. И хотели они этого или не хотели, но большевики, выстраивая свою партию, это делали как некую сатанинскую пародию на православную церковь. Это просто видно, что называется, невооруженным глазом. Вот смотрите: в церкви соборы, у большевиков съезды. У них политбюро, в церкви синод. В политбюро генеральный секретарь, в синоде патриарх. Секретари обкомов – это епископы, секретари горкомов - это благочинные, партийные секретари - это священники и клирики. Рядовые член партии - это миряне. Вспомним ритуалы, вспомним парады, выборы, прием в пионеры, вручение наград, сами выборы или обстановка выборов. Или, например, такие дикие действия, как выписывание Ленину партийного билета. Он в 24 году умер, а ему в 80-м или 70 каком-то выписывают. Это все совершенно не укладывается. Мученики за веру - Чапаев, Лазо, Павлик морозов и так далее. И потом еще еретики, которых казнят, как казнили еретиков главным образом на Западе – Каменев, Зиновьев, Троцкий и так далее. И потом еще лже-мощи, псевдо-мощи - этот законсервированный труп на площади. Это все совершенно так.


Но мало того, это в свое время есть хорошая работа не очень любимого мною философа и писателя Николая Бердяева «Смысл и истоки русского коммунизма». И там, например, есть, я просто одну цитату прочту: «Все теоретические, идейные, философские споры, все практические, политические, экономические споры в советской России стоят под знаком ортодоксии и ереси. Все правые и левые уклоны в философии и политике рассматриваются как уклоны еретические». Это тоже. Вот не так давно мне открылась одна вещь, я еще не опубликовал, впервые здесь об этом скажу. Мне попалась книжка некоторое время тому назад, он в эмиграции жил, этот человек, звали его Николай Владиславович Вольский, под псевдонимом Валентинов. Книжка издана была в Нью-Йорке в 91-м году. В 1904 году он в течение многих месяцев в Женеве общался с Лениным едва ли не ежедневно. Потом он отошел от большевиков. Так вот сейчас одна из самых главных проблем, которая в патриархии ставится - это проблема лже-старчества. Потому что со времен Оптиной пустыни появились старцы, духовники, которые в том числе и мирян по монашескому чину берут себе в подчинение и получается такая, сейчас очень распространено, такая тоталитарная секта под настоятелем монастыря или даже настоятелем прихода. У Валентинова я нашел цитату, она немножко длинная, но интересная, мне кажется, что Ленин был таким псевдо-старцем, сатанинским старцем. Это меня просто восхитило.


Вот цитата Валентинова при том, что он общался с Лениным, когда Ленину было всего 34 года - это был 1904 год. «Ленина называли не только Ильичом. Я не мог сразу понять, о ком идет речь, когда впервые услышал от Гусева «идем к старику». Считаться стариком в России было нетрудно. Однако Ленина называли стариком не в том смысле, что он был старик. Несмотря на своей афишированный интернационализм, даже космополитизм, среда, которой командовал Ленин, была очень русской. Русский не значит, что родился от русского отца и от русской матери. Это обычно бессознательное проникновение русским духом, бытом, вкусом, обычаями, представлениями, взглядами, а из них нельзя в генезисе оторвать от православия, исторической религиозной подосновы русской культуры. Приняв это с востока, русская церковь с почтением склонялась перед образом монаха, старца, святого и одновременно мудрого, постигающего высшие веления Бога, подвизающегося в терпении, любви и мольбе. И когда Ленина величали «стариком» - это было признание его старцем, то есть мудрым. Причем с почтением к мудрости Ленина сочеталось какое-то непреодолимое желание ему повиноваться. «Старик мудр - говорил Красиков, - никто до него так тонко, так хорошо не разбирал детали, кнопки и винтики механизма русского капитализма». «Старик наш мудр», - по всякому поводу говорил Ляпишинский, при этом глаза его делались маслянисто нежными и все лицо выражало обожание. Именование «стариком», видимо, нравилось Ленину. Из писем, опубликованных после его смерти, знаем, что многие из них были подписаны «ваш старик», «весь ваш старик».


Вот очень интересный аспект вот этой вещи. Еще два момента, что большевики считают, что они материалисты, они ничего такого не воспринимают. Но вместе с тем мой друг профессор Владимир Успенский вспоминает, он был учителем студентом на мехмате в 50 годах, и преподаватель политэкономии обращался к своим студентам, говорил: вот вы все здесь комсомольцы. Была Пасха, вы небось и кулича съели, и пасхи отведали. То есть с его точки зрения комсомолец, если ест что-то освещенное в церкви, он оскверняется. Вы же понимаете, какая интересная деталь. Еще такие мне факты известны.



Владимир Кара-Мурза: Президент фонда «Политика» и фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов, член Общественной палаты, скептически оценивает идею национального собора.



Вячеслав Никонов: Что касается идеи собора по провозглашению Путина лидером нации, то идея довольно странноватая, потому что лидеры нации не провозглашаются соборами, они становятся в основном по результатам своей деятельности, фиксируется это опросами общественного мнения. Путин, безусловно, является лидером нации. Ясно, что никакому другому лидеру, к которым можно отнести таких политиков 20 века, как Рузвельт, де Голль, Черчилль, не нужно было никаких соборов для того, чтобы их статус лидера нации был признан нацией.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Здравствуйте. Господин Ардов, вы не думаете, что по затрагиваемому вопросу проще было бы сказать так, что духовный лидер не выбирается соборами, он выбирается Всевышним, как в свое время он выбрал для евреев Моисея, например. Как вы считаете, прав я или нет?



Михаил Ардов: Совершенно правы, абсолютно правы. Но именно духовный лидер. Вот опять идет спекуляция словом «духовный». У Бога были избранники и в Ветхом завете были пророки и самый великий из них Моисей. Разумеется, это не было, у него был невысокий рейтинг среди евреев, живущих в Египте, и собора там не было. Господь его призвал и даже вернул в Египет для этой важнейшей функции.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы два момента. Первое: действительно Путин оказался выдающийся руководитель, он стабилизировал страну, и он заслужил право претендовать на многое, и в принципе он займет то положение, на которое согласится и население поддержит его. Второе, что касается Ленина. Я о Ленине узнал несколько побольше в году 73. У меня была, когда я переехал в Москву жить, соседка по квартире, она его слушала выступления с Моссовета. И она говорит, что он был рыжий, маленький, с красными глазами, метался по трибуне и кричал: убивайте, убивайте, убивайте. А толпа слушала. Я тогда подумала, что он, говорит, дьявол. Это говорит очевидец - женщина старая, пожилая.



Михаил Ардов: Если на то пошло, то я могу сказать такую вещь, я бы не решился, если бы не было этого выступления. Мне один православный человек еще в советские времена рассказал, что он был в 80 годах в Полтаве и пошел в церковь. Его естественно по голосу отличили как москвича. К нему обратилась украинская женщина, она ему сказала: «А ты в мавзолее был?». «Нет, не был». «А правда говорят, что лежит с хвостом, рогами и воняет так, что стоять нельзя?». Так что такой фольклор существовал.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. В 18 году Зинаида Гиппиус написала свое знаменитое стихотворение: «И в грязный хлев ты будешь загнан палкой, народ, не уважающий святых». Большевикам некогда было хлев строить, и народ сразу отправили в ГУЛАГ добывать золото партии. Там он потерял не только уважение к святыням, но и к самому себе и превратился в электорат. Электорат по определению - это предмет одноразового пользования. О какой духовности можно говорить о людях, которые голосуют за гэбиную Россию?



Владимир Кара-Мурза: При Сталине даже в электорат не превращался.



Михаил Ардов: Вы говорите очень жестокие вещи. Но я как христианин и как священник не могу так отзываться о людях, которые жили на территории нашей страны в те страшные годы. Мои родственники пострадали, моего деда со стороны отца расстреляли по приказу Троцкого в 21 году и так далее. Но действительно вы правы в том, что русский народ был виноват в том, что он лишился монархии и попал в лапы таких преступников, какими были большевики. Но это было предсказано и предсказуемо. Вот этот лозунг страшный «грабь награбленное», он сделал свое чудовищное дело. Сейчас существуют коммунистические страшные монстры вроде Кореи, даже Кубы. Почему эта идеология имеет в мире такой успех? Потому что эта идеология затрагивает самые низменные чувства людей, чувства зависти пьяницы и бездельника к его соседу-трудяге и трезвому, нормальному человеку. Вспомним, теперь уже все хорошо знают, что говорит Шариков у Булгакова в «Собачьем сердце»: что там переписка Кауцкого с Энгельсом, взять все и поделить. Вот на это толпа часто откликается. И это очень большая опасность, она всемирно опасна. Левизна, уж сколько Троцкого нет, существуют троцкисты, существуют маоисты, существуют всякие поклонники левых течений во всем мире, в любых демократических странах. И у нас, посмотрите, КПРФ все-таки какая-то определенная сила. Единственная, кроме партии власти, существует только КПРФ на политическом горизонте.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Валерия из подмосковных Химок.



Слушатель: Здравствуйте. У меня два маленьких вопроса. Сначала хотел задать один, сейчас после последних объяснений вашего гостя у меня два вопроса появилось. Я начну со второго. «Взять и поделить», кому на Руси в российской империи от этого деления что-то досталось? А второй вопрос такой: я вообще с удовольствием слушаю Свободу, разные программы и мне очень нравятся передачи. Откуда выросли ноги, что Путин фараон, какие-то он пирамиды строит?



Михаил Ардов: Что касается, что не досталось, то так всегда и бывает. То, что достается на халяву, так же точно и уходит. И разумеется, Ленин, который сказал «грабь награбленное» и раздал якобы крестьянам землю, прекрасно знал, что в один прекрасный момент он у них ее и отберет, что и получилось, они ничего в результате не получили. А что касается пирамиды, вы просто не поняли того слушателя, он имел в виду не пирамиды египетские, а пирамиды вроде Мавроди.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея.



Слушатель: Здравствуйте, уважаемый Владимир, уважаемый отец Михаил. У меня есть некоторые соображения. Дело в том, что вы хотите, чтобы мировая общественность просто умерла от смеха, увидев эту новую монархию?



Владимир Кара-Мурза: Вот именно, что мы не хотели бы этого, это предлагает координатор партии «Единая Россия». Тут как раз не до смеха, судя по всему, будет.



Михаил Ардов: Понимаете, в чем дело, мировая общественность ко многому привыкла, и к таким деятелям вроде Хомейни, и к таким деятелям вроде Пол Пота, и к таким как африканского Бокасо и так далее. Это все мир, скажем прямо, отнюдь неблагополучен. Учтем, что с 1914 года на этой планете не было мирного времени, обязательно кто-нибудь с кем-нибудь воюет. А сейчас, представьте, в скольких местах воюют. Так что это одна из черт нашего времени.



Владимир Кара-Мурза: Правозащитник Наум Ним, главный редактор журналов «Неволя» и «Досье на цензуру», ясно почувствовал испуг кремлевской камарильи.



Наум Ним: Обсуждали это инициативу Михалкова, теперь эту инициативу провозгласить духовного лидера. Неважно, кем сделают Путина. Немножко пугает сам их испуг, почему они так боятся смены лидера. Неужели так здорово успели наворовать, назлодействовать, что действительно боятся, что новый лидер будет иметь основания мести по-своему. Любыми такими действиями они воссоздают совершенно мерзкую модель управления. Я даже не хочу говорить о том, хороший будет новый правитель, плохой, хороший правитель Путин плохой правитель - это другая модель. Это модель отношения холопа и барина. И в этой модели все мечты только о хорошем барине, а не слишком кровавом. Эта модель начала воссоздаваться на всех уровнях - это действительно угнетает, потому что это становится реальность. Мы и будем в такой стране жить, независимо от того, кто будет новым барином.



Михаил Ардов: Тут не в Путине дело - это вся система власти всегда подобна. Потому что вспомните, например, Леонида Ильича Брежнева, которого, можно сказать, держали, поддерживали его хлипкое здоровье до последнего времени. Он отстоял 7 ноября на мавзолее, а 10 умер. Потому что все связанные с властью понимают, что кто бы другой ни пришел, все равно будут перемены, все равно какие-то теплые места будут доставаться другим. Если даже самый близкий к этому властителю человек. Поэтому инстинкт самосохранения работает у этих людей в этом направлении: давайте держать его, потому что иначе будут перемены, а мы на хороших местах сидим. Так вот давайте будем на них сидеть, сколько можно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, у меня два замечания очень важных и вопрос. Не кажется ли вам, что кощунство канонизировать человека, который расстрелял демонстрацию, а потом вверг страну в такую кровавую войну. Во-вторых, единственный путь духовного развития человека и общества, и вообще всего человечества – это учение Иисуса Христа.



Владимир Кара-Мурза: Это вечный спор про канонизацию Николая Второго.



Михаил Ардов: Просто я даже в этой студии говорил про расстрел демонстрации. Во-первых, это делал не сам государь, а во-вторых, демонстрация была не совсем не мирная. Если бы она не была бы разогнана, неизвестно, что бы в Петербурге делалось. У нас сегодня Тифлис, Тбилиси, там происходит тоже мирная демонстрация, посмотрите, что там творится. А в остальном что говорить? Читайте поподробнее, на государя слишком много клеветы за 20 век накопилось. С этим боремся.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от радиослушателя Виктора из Подмосковья.



Слушатель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, как объяснить этим людям, которые звонят и мечтают о том, чтобы разрушить российскую империю сегодняшнюю, как бы им объяснить, что разрушили 90 лет назад, и они уже опоздали, чтобы люди успокоились. Не может ли церковь повлиять на людей? Смещенные понятия, ерничество, кликушество, как от этого избавить нас всех?



Владимир Кара-Мурза: Надо было сказать, что сейчас существует Российская империя.



Михаил Ардов: К сожалению, Российская империя действительно была большевиками уничтожена. А то, что они на ее развалинах воссоздали, потом можно было условно называть коммунистической империй. Но они сделали самое страшное - они заложили мины, они придумали такие государства, которых в истории не было. Такие как Таджикистан, Казахстан и нарезали границы. И вот это было самое страшное решение. Потому что в результате это все развалилось. И мы знаем, что точно таким же образом поступил ученик, а потом враг Сталина Тито в Югославии и там получилось еще хуже, потому что там все со всеми передрались. В Российской империи, когда она была империей, не было ни Грузии, ни Армении, ни Азербайджана, была Тифлисская губерния, Прибалтика была Рижская губерния и так далее. Если бы это так продолжалось, то, конечно, вполне возможно, что наша страна существовала. Но к сожалению, она лишилась самого главного - она лишилась православной веры. А дальше Господь попустил всем этим бедам, которые до сего дня продолжаются.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Не забыла ли церковь с этой меркантильщиной, что 90 лет назад огромные массы людей убивали друг друга – соотечественники?



Владимир Кара-Мурза: Об этом и вспоминаем.



Михаил Ардов: Конечно, не забыла. Вот эта современная борьба за мир так называемая, которую Сталин лихо использовал, церковь не борется и не должна бороться за мир. Церковь должна бороться за благочестие. Если Господь устами пророка Исайи говорит: нечестивым нет мира. Война с точки зрения христианства есть божье наказание. И вся библейская история состоит из того, что когда иудеи были в достаточной степени набожные, они благоденствовали, как только они начинали от религии уклоняться и грешить, немедленно начинались всяческие войны. И вот это надо всем христианам, кто себя таким считает, помнить очень хорошо.



Владимир Кара-Мурза: Допускаете ли вы дальнейшие спекуляции партии власти на псевдомонархической идее?



Михаил Ардов: Безусловно, допускаю. Но, к сожалению великому, монархическая идея очень сильно за последние десятилетия подорвана. Потому что были самозванцы, которые выдавали себя. Я считаю, что Романовы были достойная династия, но то, что сейчас происходит, то, что делает так называемая Великая княгиня Мария Владимировна, мне крайне не нравится, потому что это тоже дискредитирует идею подлинной монархии. А спекулировать на ней будут многие люди и долгие годы.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG