Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Игорь Клямкин: "До сих пор мы находимся под влиянием десятилетий, которые начались в октябре 1917 года"


Программу ведет Арслан Саидов . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Трухан .



Арслан Саидов : Продолжаем серию интервью, посвященных 90-летию Октябрьской революции. Сегодня своим мнением делится известный российский политолог, вице-президент фонда "Либеральная политика" Игорь Клямкин. С ним беседовал мой коллега Андрей Трухан.



Андрей Трухан : Игорь Моисеевич, к вам вопрос как к ученому. Ваш субъективный, естественно, но максимально объективный взгляд на то, что произошло в октябре 1917 года в России.



Игорь Клямкин : Это одно из главных событий ХХ века, которое оказало серьезнейшее влияние на нашу страну и в значительной степени на то, как развивались события в мире в ХХ веке. До сих пор мы находимся в значительной степени под влиянием этих десятилетий, которые начались в октябре 1917 года.



Андрей Трухан : Коммунисты вообще говорили, что это главное событие ХХ века.



Игорь Клямкин : Учитывая, что было много других событий, я бы так не стал говорить. Для нашей страны это событие определило ход нашей жизни в ХХ веке, это правда.


Что это было - революция или не революция? 25 октября 1917 года состоялся вооруженных государственный переворот. Большевики довольно долгое время сами называли это октябрьским переворотом, а не Великой Октябрьской социалистической революцией. Но после того, как этот переворот был осуществлен, в первую же ночь началась очень глубокая социальная революция, которая была зафиксирована в двух декретах о мире и земле, которые обеспечили поддержку на какое-то время очень широких слоев. Потому что это были два главных вопроса, которые, прежде всего, волновали население. Война надоела, хотелось получить крестьянству помещичью землю. Не было никакой другой партии, которая решилась бы это сделать. Это была такая диктатура, похожая на якобинскую, но которая просуществовала не 2 года, а 74 года, успела одряхлеть, и потом рухнула, будучи второй ядерной державой мира в мирное время, и при этом страна развалилась.



Андрей Трухан : Игорь Моисеевич, если я правильно понимаю, вывод такой - революция была объективно обусловлена, нашлась сила, которая эту революцию провела.



Игорь Клямкин : Потом большевики начали реализовывать собственный проект. Насколько этот проект соответствовал настроениям большинства населению? Крестьяне не думали о том, что все кончится тем, что их загонят в колхозы, и 10 миллионов вышлют в Сибирь и Казахстан. Но было что-то в культуре, что способствовало успеху большевиков. Дальше возникает вопрос - а как они своей проект делали? Как им удалось организовать государственную жизнь таким образом? Ведь этого-то от них никто не ожидал.



Андрей Трухан: Не только не ожидал, но и не хотел, наверное, во многом.



Игорь Клямкин: Никто не ожидал, и не хотел. Но дело в том, что они поначалу и сами не знали. Когда гражданская война кончилась, то крестьяне сказали, что мы такой власти не хотим. Они начали выступать с лозунгом "Советы без коммунистов". А чего они не хотели? Вот в 1920 году впервые обнаружилась суть этого проекта. Он заключался в том, чтобы организовать мирную повседневную жизнь по военному образцу. На этой позиции стояли не только Троцкий, но и Ленин. Уникальность этого эксперимента заключалась не в социалистической идее, ни в чем-то еще, а в способе организации жизни.



Андрей Трухан : Это была субъективно навязываемая модель.



Игорь Клямкин : Выиграв гражданскую войну, увидев, что армию организовать могут, они пытались перенести это... Конечно, это была навязываемая модель, которая первоначально была отторгнута. Поэтому от нее ушли к НЭПу. Но через 10 лет к этой модели удалось вернуться. Сталин придумал еще такое изобретение. Военная модель требует, чтобы был враг и внешний, и желательно внутренний. Так вот он начал искусственное производство врагов. При монополии на информацию, многие люди в это верили. Было еще второе его изобретение в виде ГУЛАГа.



Андрей Трухан : Это укрепляло страну в стратегической перспективе?



Игорь Клямкин : Сталинская индустриализация - это факт. Но факт и то... Когда сейчас спорят о том, как надо писать учебники, одни говорят - смотрите, тем были успехи, Магнитку, ДнепроГЭС построили, а другие говорят - смотрите, репрессии были. Это не две разные вещи. Это две стороны одного и того же. Это особая модернизация, осуществлявшаяся варварскими способами.




XS
SM
MD
LG