Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коба Ликликадзе: Говорить о едином политическом лидере, который мог бы объединить оппозицию, сейчас сложно


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: О том, что представляет собой сейчас грузинская оппозиция, с обозревателем грузинской службы Радио Свобода Кобой Ликликадзе беседовал мой коллега Андрей Шарый.



Коба Ликликадзе: Когда 2 ноября был создан национальный совет объединенной оппозиции, у них не было одного лидера. Политики, которые входили в состав объединенной оппозиции, как бы все лидеры в своей партии. Но вот так распространилось, что один из лидеров - допустим, Леван Бердзенишвили, один из лидеров - Шалва Нателашвили и так далее, и они сами себя тоже так называли, во всяком случае, они не были против себя так называть. Политическая оппозиция, представленная совсем недавно на площади перед домом правительства, - все знают, что она очень многообразная, и иногда векторы их мировоззрения не совпадают. Сложно говорить, допустим, что лейбористская партия Грузии такая же прозападная, как республиканская партия или же консервативная партия.



Андрей Шарый: Но все-таки, каковы самые главные оппозиционные партии в Грузии?



Коба Ликликадзе: Мы привыкли считать, что главные оппозиционные партии - это те, которые представлены в парламенте. Это республиканская партия, лейбористская партия, консервативная партия, "Союз правых сил" ("новые правые") и также партия предпринимателей. Вот основные политические партии. Ну и был Константин Гамсахурдиа, сын покойного президента Грузии, и также политическое объединение, которое возглавляет бывший министр иностранных дел Саломе Зурабишвили. Но после появления на политическом поприще Окруашвили и его политического объединения, они тоже заняли оппозиционную нишу, хотя у них представителей власти ни законодательной, ни исполнительной пока нет.



Андрей Шарый: Партию Окруашвили, который по-прежнему находится в Мюнхене, насколько я понимаю, кто-то представляет на площади, как-то их слышно?



Коба Ликликадзе: Представляли два депутата. Это были депутат Кока Гунсадзе и Гия Цагареишвили, они депутаты парламента, у них своя фракция сейчас. Но Ираклий Окруашвили смог собрать свою команду, как в парламенте Грузии, так что у него почти была готовая уже фракция. Но как будет в дальнейшем - это очень сложно сейчас сказать.



Андрей Шарый: Есть ли какая-то фигура, которая могла бы объединить оппозиционных политиков?



Коба Ликликадзе: После 7 ноября об этом говорить очень сложно. До этого такой фигурой являлся Ираклий Окруашвили, потому что все прекрасно понимали, что человек его масштаба, с его знаниями и связями, влиянием, имеет преимущества, чтобы быть таким лидером. Но после известных событий - его ареста, его потом помилования и так далее... Он сам уже сказал, что он больше не претендует на роль политического лидера, так что уже говорить о каком-то едином политическом лидере, который мог бы объединить вот этот многообразный политический спектр, сейчас очень сложно.


XS
SM
MD
LG