Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Финляндии государственный траур в связи с трагическими событиями в школе города Туусула


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: В Финляндии сегодня государственный траур в связи с трагическими событиями в школе города Туусула, где 18-летний юноша застрелил семерых своих соучеников и преподавательницу, а потом покончил с собой. О причинах и последствиях этой трагедии мой коллега Андрей Шарый беседовал с независимым журналистом и политологом из Хельсинки Николаем Мейнертом.



Николай Мейнерт: Полиция старается особо не разглашать все, что связано с расследованием, и поэтому финны гораздо больше внимания уделяют не столько криминальной стороне этого дела, сколько психологической, хотя сегодня во второй половине дня должны были появиться сведения, которые касаются новых деталей, открывшихся в ходе расследования, выясняется происхождение оружия, связи, причины, мотивы. Полиция говорит о них пока с осторожностью, но время от времени сообщения попадают в прессу. Кроме того, изъяты некоторые материалы из открытого обращения. В частности, исчез ролик из Youtube , в котором финский молодой человек Пекка-Эрик Аувинен объяснял мотивы своего поступка.



Андрей Шарый: Этот Пекка-Эрик Аувинен каким-то образом наблюдался врачами?



Николай Мейнерт: Нет. Говорили о том, что за ним не было никакого ни психологического, ни криминального следа. То есть это был абсолютно здоровый, с точки зрения финского общества, молодой человек, который относился к разряду людей, достаточно продвинутых - он увлекался философией, увлекался историей. Отмечали, может быть, некоторую неуравновешенность, довольно типичную для подростков Финляндии. Это же не первый случай подобного рода. Есть что-то такое в финском обществе, что приводит к крайне негативным последствиям, к радикальным проявлениям, но они в такой яркой трагической форме все-таки имеют место не очень часто. Больше это, наверное, сказывается на какой-то психологической подавленности, которая в финском обществе все-таки до сих пор сохраняется. Можно вспомнить о том, что всегда Финляндия славилась тем, что здесь был очень высокий уровень самоубийств.



Андрей Шарый: А с чем это все-таки связано? Есть какие-то общественно-политические причины этого или это просто национальный характер?



Николай Мейнерт: И то, и другое в определенной степени, ну, не то что дискредитирует, но оставляет некоторый неприятный отпечаток на традиционном образе спокойных, невозмутимых финнов. В общем-то, это общество не столько красиво внутри, как оно порой выглядит снаружи. Есть очень много сложных психологических ситуаций. Довольно часто финны загоняют это внутрь, они не проявляют это внешне. У них нет такой очевидной экспансии, неумение адаптировать себя в обществе может время от времени прорываться в такой экстремальной форме. Хотя сам Аувинен написал о том, что просит никого и ничто внешнее не винить, то есть он пытается все свести к своему отношению к обществу в целом. И надо сказать, что накануне своего поступка он же объявил через интернет, что собирается это сделать, и реакция в финском обществе, вернее, его читателей была неоднозначной - от "ну что за идиот" до "давай, давай сделай это". В поступке Пекка-Эрика Аувинена есть что-то от Герострата. Он очень хотел обратить на себя внимание, он же писал о том, что завтра меня не станет, но мир обо мне узнает - примерно такова был суть его послания, то есть заявить о том, что он существует, как личность. И это принимает такую несвойственную раньше финнам внешнюю агрессивную форму.


XS
SM
MD
LG