Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историк Юрий Афанасьев: Политической элитой на поверхность выдается только видимость консолидации и стабильности


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие историк Юрий Афанасьев.



Андрей Шарый: Сейчас в эфире Радио Свобода известный московский историк, один из лидеров российского демократического движения 90-х годов Юрий Афанасьев.


Юрий Николаевич, на ваш взгляд, в какой степени предложенный механизм нового общественного договора мог бы соответствовать реалиям нынешней политической России?



Юрий Афанасьев: Мне кажется, поиски того решения, которое позволило бы уйти, не уходя, идут уже довольно давно, это уже несколько месяцев. И, кажется, уже перебрали на глазах у всего общества и мира все возможные варианты. И вот это продолжение поиска само по себе свидетельствует о том, что окончательный вариант еще не обнаружен. А вот что это такое - окончательный вариант? Как мне кажется, речь идет о переформатировании политического рисунка современной России. Все эти поиски осуществляются в рамках современных общеизвестных конституционных и политических процедур европейского или западноевропейского типа. Россию, это уже теперь становится очевидным, поиск вариантов в таких рамках не устраивает.



Андрей Шарый: Вот этот вариант поиска, о котором сейчас мы говорим, он вам бредовым не представляется?



Юрий Афанасьев: Совсем не представляется бредовым. Он из той категории - по сусекам поскрести. И уж очень это созвучно общему настроению всех. В нашей истории все уже было. Нам и не надо, собственно говоря, ни на кого по сторонам-то смотреть, нам надо повнимательнее посмотреть на себя, у нас самая богатейшая политическая история и самые разнообразные традиции, в том числе традиции и правовые, в том числе и традиции решения проблем в любых вариантах. Одно только условие - сойти России с рельс современного развития и отшатнуться куда-то в эту самую старину, в том числе и в решении политических вопросов.



Андрей Шарый: Султыгов, автор этой идеи, приводит и другие общества - Турция, Иран, Туркмения. Китай можно, видимо, сюда прибавить. Это все восточные общества со своей структурой внутренней, со своей своеобразной традицией. В принципе нынешняя Россия все-таки идет или шла по европейскому пути и причисляет себя к демократическим странам, пусть, там, к суверенной демократии, по мнению Кремля, но тем не менее к демократическим странам. Есть ли общественные объективно условия для того, чтобы была реализована такая концепция, как вы считаете?



Юрий Афанасьев: Мне кажется, и это есть. И это при полном таком отчасти безразличии, а отчасти раболепии и равнодушии может произойти. Дело в том, что, скорее всего, итоги решения этого вопроса - и собор, и так далее, российский собор... все это созвучно, даже на словах это все по-русски очень звучит. В конце концов, могут сойтись две линии: одна линия - которая утягивает Россию в старину, другая линия - которая оставляет ее на современности и на уровне современном. А на уровне современном ее оставляют такие понятия и такой богатый опыт, который идет за сталинизмом, нацизмом и фашизмом. Вот, мне кажется, схождение в одной точке двух этих направлений - одно устремлено в старину, другое идет из нашей недавней истории - в конце концов, и обеспечит оптимальное решение того, что будет называться "лидером нации".



Андрей Шарый: Юрий Николаевич, давайте представим, что вас с нами назначили, а мы согласились, консультантами по вопросу о том, как такую схему реализовать. Такая должность, такой лидер нации удержится в нынешней России только на моральном авторитете, который приписывают Путину, или необходимы какие-то властные подпорки? Ведь много всяких комитетов, комиссий, советов создавалось, и все они лопались, потому что под ними не было властного наполнения, рычагов власти.



Юрий Афанасьев: Как мне кажется, сами эти мучительные поиски, варианты решения, о которых мы говорили, они свидетельствуют о том, что выдается на поверхность только видимость консолидации и видимость стабильности. Как раз за этой видимостью консолидации и стабильности очень четко просматривается тот раздрай, который раздирает эту самую политическую элиту вдребезги. Но, кроме политической элиты, этот раздрай осуществляется и в отношении регионов, и в отношении того, что называется "современным федерализмом". И вот это решение, конечно же, предназначено для того, чтобы обеспечить поиск более эффективного объединения силовых структур, потому что, кроме как насилием, держать итоги того, что получилось на сегодняшний день, невозможно. И этим все эти изыски и объясняются.


XS
SM
MD
LG