Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финская полиция расследует обстоятельства трагедии в школе города Туусула


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие журналист и политолог из Хельсинки Николай Мейнерт.



Андрей Шарый: В Финляндии сегодня объявлен государственный траур в связи с трагическими событиями в школе города Туусала, где 18-летний юноша Пекка-Эрик Аувинен в среду застрелил семерых своих соучеников и преподавательницу. Преступник, выстреливший потом себе в голову, минувшей ночью скончался в больнице. Две недели назад он разместил на интернет-сайте Youtube несколько видеороликов со своим участием, в которых мотивировал свои планы устроить стрельбу в школе. О причинах и последствиях этой трагедии я расспрашивал независимого журналиста и политолога из Хельсинки Николая Мейнерта.



Николай Мейнерт: Полиция старается особо не разглашать все, что связано с расследованием, и поэтому финны гораздо больше внимания уделяют не столько криминальной стороне этого дела, сколько психологической, хотя сегодня во второй половине дня должны были появиться сведения, которые касаются новых деталей, открывшихся в ходе расследования, выясняется происхождение оружия, связи, причины, мотивы. Полиция говорит о них пока с осторожностью, но время от времени сообщения попадают в прессу. Кроме того, изъяты некоторые материалы из открытого обращения. В частности, исчез ролик из Youtube , в котором финский молодой человек Пекка-Эрик Аувинен объяснял мотивы своего поступка.



Андрей Шарый: Этот Пекка-Эрик Аувинен каким-то образом наблюдался врачами?



Николай Мейнерт: Нет. Говорили о том, что за ним не было никакого ни психологического, ни криминального следа. То есть это был абсолютно здоровый, с точки зрения финского общества, молодой человек, который относился к разряду людей, достаточно продвинутых - он увлекался философией, увлекался историей. Отмечали, может быть, некоторую неуравновешенность, довольно типичную для подростков Финляндии. Это же не первый случай подобного рода. Есть что-то такое в финском обществе, что приводит к крайне негативным последствиям, к радикальным проявлениям, но они в такой яркой трагической форме все-таки имеют место не очень часто. Больше это, наверное, сказывается на какой-то психологической подавленности, которая в финском обществе все-таки до сих пор сохраняется. Можно вспомнить о том, что всегда Финляндия славилась тем, что здесь был очень высокий уровень самоубийств.



Андрей Шарый: А с чем это все-таки связано? Есть какие-то общественно-политические причины этого или это просто национальный характер?



Николай Мейнерт: И то, и другое в определенной степени, ну, не то что дискредитирует, но оставляет некоторый неприятный отпечаток на традиционном образе спокойных, невозмутимых финнов. В общем-то, это общество не столько красиво внутри, как оно порой выглядит снаружи. Есть очень много сложных психологических ситуаций. Довольно часто финны загоняют это внутрь, они не проявляют это внешне. У них нет такой очевидной экспансии, неумение адаптировать себя в обществе может время от времени прорываться в такой экстремальной форме. Хотя сам Аувинен написал о том, что просит никого и ничто внешнее не винить, то есть он пытается все свести к своему отношению к обществу в целом. И надо сказать, что накануне своего поступка он же объявил через интернет, что собирается это сделать, и реакция в финском обществе, вернее, его читателей была неоднозначной - от "ну что за идиот" до "давай, давай сделай это".



Андрей Шарый: Что ваше знание финского общества позволяет предположить о дальнейшем развитии общественной дискуссии? Финны теперь будут вести речь об ограничении продажи огнестрельного оружия, о каких-то психотерапевтических мерах, о повышении мер безопасности в школах и колледжах? Куда они будут сейчас двигаться?



Николай Мейнерт: С оружием в Финляндии не так просто, как в Соединенных Штатах Америки. Есть довольно серьезные ограничения. Проходят своего рода курс психотерапии в школах, то есть пытаются проанализировать учителя с учениками (и по этому поводу даже существуют уже специальные установки), что же произошло. То есть в Финляндии, когда они сталкиваются с подобного рода явлениями, пытаются подойти к этому все-таки в основном с психологической точки зрения. Вы, может быть, слышали, что в Финляндии вообще очень тяжело переживают осенне-зимний период. Есть даже специальное слово, которое звучит, как "камос" - это осеннее настроение, осенняя депрессия, которая приходит сюда с сумерками. И финны для того, чтобы избавить свое население от подобного рода депрессивного состояния, даже время от времени расклеивают по городу поздней осенью плакаты - "Камос - это прекрасно", "Жизнь удивительна" - и всячески стимулируют оптимистические настроения. Но в обществе происходит много других процессов, особенно теперь, когда вторгается внешняя культура, ощутимо вторгается в финское общество. Какие-то внутренние принципы, сдерживающие механизмы начинают явно давать слабину. И если раньше внутренняя депрессивность могла выражаться в отношении к себе, то сейчас это начинает приобретать внешний характер.


В поступке Пекка-Эрика Аувинена есть что-то от Герострата. Он очень хотел обратить на себя внимание, он же писал о том, что завтра меня не станет, но мир обо мне узнает. И это принимает такую несвойственную раньше финнам внешнюю агрессивную форму.



Андрей Шарый: Родители его каким-то образом отреагировали на случившееся? Они какие-то заявления для прессы делали?



Николай Мейнерт: Отреагировали, конечно. Известно, что семья у него достаточно интеллигентная, в частности, родители связаны с музыкой. По всему это обычная финская семья. Подчеркивается, что никаких реально внешних причин для подобного рода отношения у него не было. Пекка-Эрик Аувинен во всех отношениях аттестовался как удачливый ученик, у него не было больших проблем с успеваемостью, и в семье никаких особых замечаний по его поводу не было. Для многих это стало просто полной неожиданностью. Обвиняют, кстати, еще его подругу. У него была girlfriend из Дании. В некоторых источниках появились сообщения, что то, что она его бросила, могло психологически повлиять, он не выдержал этого стрессового состояния оставленного, покинутого своей подругой молодого человека. На что эта его датская подруга в интервью одной из шведских газет резонно возразила, что девушки покидают многих людей, но не каждый же после этого становится убийцей.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG