Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Федор Лукьянов: "Российские официальные лица испытывают определенное злорадство, глядя на то, что происходит в Тбилиси"


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие политолог, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов.



Марк Крутов: Президент Грузии Михаил Саакашвили вечером в четверг сделал неожиданный ход - выступил по всем телеканалам страны и объявил досрочные выборы президента на начало января следующего года. Одновременно с этим он фактически частично выполнил одно из главных требований оппозиции, митинг которой был разогнан в Тбилиси. Вместе с голосованием состоится референдум по дате выборов в парламент, который оппозиционеры хотят провести весной, а власти - осенью. На фоне событий в Грузии развивается очередное обострение и в отношениях с Москвой после заявления президента Саакашвили о причастности России к дестабилизации обстановки в стране и после высылки российских дипломатов. Оценить реакцию российских политиков и официальных лиц и спрогнозировать развитие ситуации я попросил политолога, главного редактора журнала "Россия в глобальной политике" Федора Лукьянова.



Федор Лукьянов: Российские официальные лица и многие представители Российской Федерации испытывают определенное злорадство, глядя на то, что происходит в Тбилиси. Что касается обвинений в причастности Москвы к организации вот этих беспорядков, опять же, это вполне объяснимо, поскольку для Михаила Саакашвили сейчас весьма важно привязать происходящее в Грузии к какому-то внешнему замыслу. Его позиции в разных конфликтных ситуациях основывались на противопоставлении Москве, и здесь тем более надо объяснить мировому сообществу, что причина не в ошибках его политики, а в том, что есть какие-то внешние силы, которые пытаются Грузию в очередной раз взорвать.



Марк Крутов: Вы сказали о реакции злорадства, с вашей точки зрения, вполне предсказуемой. Означает ли это, что в Кремле на этот раз ограничатся ролью наблюдателей, просто будут смотреть за тем, что происходит в Грузии, или попытаются играть в этих событиях какую-то роль?



Федор Лукьянов: Я очень надеюсь, что никакой роли в этих событиях Россия играть не будет, поскольку, во-первых, совершенно не понятно, на чьей стороне играть и что делать. В Грузии нет пророссийских сил, поэтому оппозиция, сколь бы антиправительственной сегодня она не была, это не значит, что она пророссийская. Безусловно, Россия заинтересована в том, чтобы весь мир убедился, что Грузия - это никакая не демократия и нет там никакой стабильности. А это означает, что в конфликтах вокруг Абхазии и Южной Осетии Грузия не является таким надежным и солидным партнером или говорить о реинтеграции территорий Грузии невозможно, в том числе и потому что сама Грузия ее не контролирует и даже не может разобраться с собственной внутренней политикой. Вот это, безусловно, объективно России выгодно. События Украины 2004 года научили Москву, до какой степени деструктивно воздействие и до какой степени Москва не понимает процессов, происходящих в соседних странах. К счастью, после того чудовищного конфуза, который Россия пережила в 2004 году на Украине, формы вмешательства изменились и, вообще, вмешательство значительно уменьшилось.



Марк Крутов: Вы сказали об Украине. Получат ли теперь некоторые политические силы на Украине какие-то козыри в свои руки в связи с событиями в Грузии? Я имею в виду Партию регионов. Она, например, уже высказалась, что - смотрите, события в Грузии показывают, как опасен приход к власти авторитарных лидеров. Это сказал Янукович. Означает ли это, что под угрозой могут оказаться новые политические режимы в других странах СНГ?



Федор Лукьянов: На мой взгляд, совершенно не означает, потому что как раз таки Украина демонстрирует разительное отличие от Грузии. В Грузии проблема режима изначально заключалась в том, что он был построен на популярности одного человека, на его личности. И сейчас мы видим оборотные стороны всего этого. На Украине, в отличие от Грузии, началось формирование более или менее нормальной инфраструктуры демократической. В Грузии ничего этого не было. И то, что мы сейчас видим, это как раз свидетельствует о том, что в Грузии не выстроилось никакой системы внутренней политической коммуникации и умения находить компромиссы. Ведь на Украине главное удивительное свойство украинской политики, что тамошние политики способны в любой ситуации, дойдя до какой-то степени ожесточения, вдруг сесть опять за стол и начать тягучие, мучительные, но тем не менее переговоры по согласованию интересов. В Грузии этого нет. Так что мне-то кажется, что как раз наоборот, Украина может гордиться, что их события развивались иначе и впредь тоже у них есть шанс двигаться в другом направлении.


XS
SM
MD
LG