Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Глеб Якунин: Русская православная церковь перед революцией была при государстве министерством ритуальных услуг


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Андрей Трухан .



Марк Крутов: Сегодня мы завершаем цикл специальных интервью, посвященных 90-й годовщине Октябрьской революции 1917 года. Последним собеседником моего коллеги Андрея Трухана стал священник отец Глеб Якунин, член Московской Хельсинкской группы, бывший депутат Верховного Совета РСФСР и Государственной Думы России.



Андрей Трухан: Отец Глеб, насколько истинно религиозной была дореволюционная Россия, страна с почти 1000-летним христианством?



Глеб Якунин: Ох, этот вопрос... Казалось бы, церковь - вторая Византия, Уваров знаменитый эту фразу сформулировал: "Самодержавие, православие, народность". Думал, что еще 1000 лет будет Россия стоять. И получилось, что рухнуло самодержавие - и православие тоже посыпалось. Когда начались мощные гонения на церковь, страшные гонения, когда расстреливали, сажали в тюрьму, ссылку духовенство и грабили церкви, уничтожали иконы, ведь на самом деле солдаты простые с ружьями, со штыками прокалывали иконы, стреляли в них, и большинство из них было действительно год тому назад глубоко верующие люди, казалось бы. Вот эта Россия с великой верой, потому что там было чуть не 90% - все православные христиане... Сейчас тоже, в наше время говорят - 60% верующих. Тогда, видимо, не намного лучше были верующие, что так легко переметнулись. Ленин своей змеиной страшной антирелигиозной проповедью очень быстро сагитировал, и многие стали глубокими антирелигиозниками, не говоря, что и семинаристы бывшие, масса этих примеров мы имеем, когда семинаристы в ЧК сразу пошли. Какова причина? К сожалению, и в то время (сейчас это даже усугубилось и ошибки современной церкви те же самые) фактически Русская православная церковь и Священный синод перед революций - это было как бы при государстве министерство ритуальных услуг, обрядовых действий. Основная деятельность церкви заключалась в том, что она крестила, венчала, отпевала, а вот проповеди совсем христианской не было. Только во второй половине XIX века на русский язык была переведена Библия. До сих пор во время богослужения в основном читается на церковнославянском языке Евангелие. Простые верующие обычно плохо даже разбираются, что читают, и священники плохо понимают. Поэтому главное, что должна была нести церковь людям, это свет Христов, раскрывать смысл Евангелие невозможно было. Это обрядоверие как раз очень быстро перевернуло сердца очень многих верующих в пользу коммунистических, атеистических, антирелигиозных идей.



Андрей Трухан: Отец Глеб, но все-таки чего больше было в успехе большевиков - соблазнов для верующих или страха террора?



Глеб Якунин: И то, и другое действовало. На первых порах, когда стали коммунистические лозунги "Земля – народу", "Фабрики - рабочим", многие сначала даже поверили, искренне поверили. Обновленческое движение, которое возникло как бы в противовес обюрокраченной нашей церкви, они искренне верили вначале, в течение нескольких лет, надеялись. Потом только, когда уже репрессивная страшная машина чекистов стала работать, тогда только они поняли, что это ошибка. А многие и в лагерях до конца верили в идею построения коммунизма. Так что и кнут, и пряник работали в пользу коммунистов.



Андрей Трухан: Отец Глеб, почему большевики так жестоко отнеслись к Русской православной церкви? Ведь в других странах, скажем так, социалистического лагеря не всегда так поступали с религией.



Глеб Якунин: Партия большевиков - это антирелигиозная тоталитарная одержимая секта. Большевики гнали церковь не из-за того только, что там какие-то богатства были… действительно были золотые иконы, в храмах много ценностей, но это все-таки мелочи по сравнению, сколько они награбили у богатых. Дело в том, что сама коммунистическая партия - это прототип такой бесовской церкви. Они не называли себя церковью. Но почему такая лютая ненависть была к церкви? Потому что была построена сама партия по образу церкви, и церковь была явным конкурентом. Поэтому истреблено было несколько сотен тысяч духовенства, епископата. Если взять пропорцию среди других классов, то церковь пострадала так, как, может быть, ни одна организация. Перед войной по всей стране было только всего 100 открытых православных храмов, а перед революцией было 60 000 храмов. Большинство особенно идейных людей были в Соловках мучимы, потом расстреляны, особенно в 1937 году. Почему-то говорят все - коммунистов расстреливали. Нет, как раз цвет церкви, лучший епископат, который не подчинялся чекистам и пытался все-таки создать настоящую подпольную церковь, полноценную, они были в 1937 году уничтожены.


XS
SM
MD
LG