Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Газета "Новый Петербург": журналисты расследуют коррупцию во власти


Виктор Резунков : В Петербурге есть такая газета «Новый Петербург». Явление своеобразное, можно даже сказать, уникальное. Кроме материалов журналистских расследований, в ней печатаются сообщения жителей Петербурга о преступлениях, совершенных представителями власти, документальные свидетельства о злоупотреблении чиновников и многое, многое другое. В общем, на протяжении своего существования «Новый Петербург» находится в жесткой оппозиции к властям города. Одно из таких расследований, которое корреспондент «Нового Петербурга» Николай Андрущенко проводит уж несколько лет, и привлекло наше внимание. Привлекло тем, что уже вскрыло целую систему незаконного обналичивания миллиардов рублей. Это только в Петербурге. Выявило связи банкиров, занимающихся этими темными операциями, с представителями правоохранительных органов. В общем, похоже, в Петербурге разгорается банковский скандал, последствия которого могут быть самые не предсказуемые. Об этом сегодня мы и поговорим сегодня.


В составе наших гостей сегодня произошли непредвиденные изменения. Корреспондент «Нового Петербурга» Николай Андрущенко с высоким давлением был увезен вчера вечером в больницу. Поэтому принять участие в передаче не может. У нас в студии создатель первого в постсоветской России коммерческого банка, банка "Викинг", Владимир Устаев. И по телефону на связи редактор отдела экономики газеты «Санкт-петербургские ведомости» Виктор Николаев.


Владимир Яковлевич, давайте начнем с истории, которой Николай Андрющенко посвятил не одну публикацию в «Новом Петербурге». Это история с похищением у вас в августе 1998 года из банка около 2 миллионов долларов. Это уже тянется 8 лет. Публикаций было очень много. Хотелось бы узнать. С этого мы и начнем, а потом дальше пойдем, потому что из этого все как бы и происходило. Расскажите, пожалуйста, что же произошло?



Владимир Устаев : Дело в том, что если бы это произошло не со мной, я бы в это не поверил. Потому что ситуация очень интересная. Представьте, мне как банкиру это даже рассказывать сложно. Любой вкладчик приходит в банк с оригиналом банковского вклада. На что ему отвечают – документы первичные мы не вели, потеряли, у нас компьютерный сбой. Вас как вкладчика не было, и знать мы вас не знаем. Ты показываешь все оригиналы с синими печатями, с банком, показываешь кучу платежек, а тебе утверждают, что нет такого вкладчика. Тем более что были вклады семьи, то есть просто циничная ложь. Дальше мы обращаемся в Центробанк. Показываем сложившуюся ситуацию, понимая, что банковский надзор существует за коммерческими банками. Я лично встречался с руководителем Центробанка. Говорю – это же какой-то абсурд. Мы же с вами понимаем, что этого быть не может. Показываем руководителю проверок Басмановой оригиналы документов. На что мне было сказано, что банк не вмешивается, это коммерческий банк и так далее.


Написали письмо в администрацию президента. На что было, естественно, отреагировали. Послали документы в ЦБ России. Центральный банк инициировал две проверки. Выводы проверок оказались, что по имеющимся документам нет таких вкладчиков. Полный подлог, хотя уже имелись две экспертизы, которые показывали, что и деньги были, и деньги были переведены и так далее. Тем не менее, получаем после этих проверок ответ, что в ходе проверки не обнаружено документов кроме тех, что имеются у вас. По нашим документам сделали экспертизы. Выводы экспертов говорят о том, что и деньги были, и все это похищено.


Остается подавать на уголовное дело. Пишем заявление в милицию по факту мошеннических действий. Года два мы открываем уголовное дело. Все-таки открыли уголовное дело. Дальше его года два волынят, шесть раз приостанавливают и так далее.


Вдруг абсолютно неожиданно документы, которые банк спрятал, находятся в помещении ломбарда. Естественно, все, что говорили вкладчики, подтверждается. Вся первичка есть. Там все проводки есть о том, что со счетов нашей семьи деньги были переведены просто по безналичному расчету на счета доверенных лиц банка. Казалось бы, все исчерпано, все доказано. Но на этом дело не кончилось. Дальше. К тому времени уже подозреваемые меняют свои показания ровно на противоположные и говорят, что, да, мы вспомнили. Деньги были. Так они забыли 2,5 миллиона долларов, а тут они вспомнили. Мы по безналичному расчету сами, находясь в это время за границей, не подписывая никаких бумаг, отдали на этих так называемых лиц в виде займа во время дефолта без процентов, в рублях на неограниченный срок. Понимаете, когда такая галопирующая инфляция… Я финансист, отдаю все свои деньги в рублях на неопределенный срок, то есть деньги, которые никогда не вернешь. Задаем вопрос. Как же так, вы же говорили, что нет таких вкладчиков, что вы не вели первичку. Более того, такие отписки получили и из прокуратуры, и из Центробанка и так далее.


Дело закрывают и говорят, пожалуйста, в гражданский суд. Недавно было заседание в гражданском суде. На что судья выносит решение. И вы не поверите, решение выносит такое, что не доказали, что были вклады, пишет судья. Это после того, как подозреваемые сами признались, что деньги были, что деньги перечислены и так далее, и так далее.



Виктор Резунков : Владимир Яковлевич, чем все закончилось? Я акцентирую на этом внимание, потому что это все лежит в основе документальных публикаций Николая Андрющенко в газете «Новый Петербург»?



Владимир Устаев : Она еще не закончилась. Сейчас, по сути дела, отменили решение первой инстанции. Городской суд отменил. Но чем интересно все это дело, что, на самом деле, все структуры, которые должны были защищать интересы вкладчика, права человека, все эти структуры (и это видно на документах и в публикациях Андрющенко, все основано на документах, письмах, которые мы получали из этих организаций), вместо того, чтобы защищать закон, все боролись с потерпевшими. Я не боюсь этого слова. Я говорю и о прокуратуре, я говорю о ГСУ, я говорю о чиновниках Центробанка. На Андрющенко ни разу даже в суд не подали. Потому что все, что он написал по нашей истории, это абсолютная правда, основанная на письмах, которые мы получали из этих организаций.


Вы задали вопрос – чем закончилось? Сейчас, по-моему, 6 января будет снова… Городской суд отправил в первую инстанцию, сейчас они опять вынесли решение, что вкладчиков не было, и опять мы обжалуем это. Эта катавасия продолжается 8 лет. За это время против меня возбуждали и уголовное дело за три дня. Идет такое противостояние. За три дня возбуждают уголовное дело, будто бы я нанес какие-то телесные повреждения человеку на глазах у 9 милиционеров. Все милиционеры написали… Там полковники были, подполковники. Мы вызвали милицию, потому что бандиты ворвались на нашу территорию. Они все это видели. Служебное расследование было. Все милиционеры написали, что ничего такого не было. Тем не менее, возбудили уголовное дело. И шесть месяцев я давал показания, следственные эксперименты, отрывалось время следователей, оперативных работников. Вот этот беспредел, на самом дел, я по-другому это не могу назвать, честно говоря, угнетает.



Виктор Резунков : Виктор, вы слышали историю?



Виктор Николаев: Да, конечно, я слышал. Мы в прошлый раз в эфире эти вопросы обсуждали. У меня вопрос к Владимиру Яковлевичу. Даже, наверное, два вопроса. Первый. Со стороны кого происходит этот беспредел? Потому что совершенно понятно, что вряд ли какие-то рядовые оперативные работники, дознователи, вряд ли это в их интересах подобного рода действия. Скорее всего, действительно, это их отвлекает от работы. Это первый вопрос. Второй вопрос. Как вообще возможно, что в банковской систему, в которой, казалось бы, все должно быть четко, в конце концов, живем не во времена МММ, как в такой ситуации могут пропадать деньги?



Владимир Устаев : Отвечаю на вопрос. Что такое коррупция в нашей стране, рассказывать не надо. Что такое сейчас творится в правоохранительных органах, рассказывать, я думаю, тоже не надо. На каком уровне все это пропалчено? Мне трудно сказать, но думаю, что на высоком. Потому что дело длится уже очень много времени. И то противостояние, которое нам оказывают сотрудники правоохранительных структур, это были и следователи прокуратуры, это были и следователи ГСУ, не все, правда… Следователь Пушнина честно вела дело. Но по каким-то странным обстоятельствам она умерла в 36 лет. Я подозреваю, что на высоком уровне идет лоббирование. Что касается второго вопроса.



Виктор Резунков : Да, как из банка могли пропасть деньги?



Владимир Устаев : В принципе, я сам банкир много лет, деньги пропасть не могли. Выемка документов подтвердила, что деньги просто по безналичному расчету ушли на счета, которые контролировали мошенники. Но чудовищная поддержка чиновников из Центробанка дала возможность наглецам так себя вести. Потому что если вы почитаете ту переписку, которую мы получили… Кстати, я читал книгу Болдырева, и мне многое стало ясно. Там есть основной принцип, как система отрабатывает вот эти жалобы и письма. Принцип простой – подмена понятий, ложь, не вступать в дискуссию. Все это видно из писем, которые мы получали. Общая ситуация в стране такая с коррупцией, что такое возможно. Да, я думаю, и похлеще дела есть в стране.



Виктор Резунков : Да, можно привести некоторые примеры из последней публикации Николая Андрющенко, который опубликовал совершенно фантастические документальные данные о том, как в Петербурге существует один банк. Он специально не привел название банка. И вот такая там выписка из проверок Главного управления, которая проверяла этот банк, выяснилось, что семь физических лиц в период с 1 января 2005 года по 31 сентября 2005 года сняли наличными через структурные подразделения банка около 3 миллиардов рублей, более 11 миллионов долларов США и 360 тысяч евро. При этом банк в индивидуальных анкетах установил этим физическим лицам группу риска, как нулевую, низкую группу. Были выявлены многочисленные нарушения нормативных актов Банка России и так далее. Примерно такие вещи. При этом это только один банк, а Николай Андрющенко пишет, что у него есть данные еще на 11 банков. Как вы думаете, Виктор, что вообще можно сказать по поводу таких безналичек?



Виктор Николаев: Вы знаете, дело в том, что, конечно, наша банковская система весьма несовершенна. Все всегда об этом говорят, и Центробанк не скрывает. По этой причине и иностранные банки не допускают в какой бы то ни было форме на российский банковский рынок из-за отсутствия нормальной отчетности по международным стандартам. Но то, что происходит – это действительно другим словом, как беспредел, наверное, охарактеризовать невозможно.


Потому что я хотел сказать, что все мы привыкли к коррупции, которая у нас есть на дорогах. Когда человек попал в аварию, тоже зачастую бывает что-то сложно доказать. Потерпевший может запросто стать обвиняемым. То же самое и по гражданским делам. Происходят рейдерские захваты коммерческих компаний, которые сейчас, кстати, в последнее время после того, как чиновники довольно высокого ранга заявили о том, что рейдерских захватов у нас нет, зачастую подаются под видом такого конфликта акционеров. Все всё это знают. В прессе это есть. Народ, как говорится, в курсе, но все-таки всегда казалось и не только простым людям, но и нам, экономистам, что банковская сфера – это сфера совсем другая. Там люди с хорошим образованием, в белых воротничках, более или менее честные по теперешним временам, но все-таки, более или менее, честные. Когда сталкиваешься с такими фактами, уже просто думаешь, а стоит ли нести в банк какие-то вклады, рисковать даже какой-то небольшой суммой, если в любой момент могут, таким образом, эти деньги изъять.


Причем, контроль зачастую перемещен на нижний уровень, и выглядит просто комично. Буквально недавно, я был свидетелем, нужно было заплатить, внести очередной платеж за кредит, который можно делать, в том числе, через почтовое отделение. Человек, который принес деньги, просто забыл паспорт с собой. Ему нужно было в этот последний день, иначе потом некие штрафные санкции со стороны банка могут быть, не большие, но, тем не менее, для простого человека довольно существенные. И он попросил – давайте, девочки, может быть, переведем без паспорта эти деньги? Нет, ни в коем случае, без паспорта мы эти деньги перевести не можем. Видите, у нас есть распоряжение, что из-за финансирования терроризма, мы не можем переводить. Человек побился, побился, а потом попросил соседа по очереди. Показал ему все документы. Мне нужно за кредит заплатить, а у меня паспорт дома. Тот взял и перевел со своего паспорта. Ему поверили. Вот такая забавная и комичная ситуация, которая, наверное, во многом характеризует состояние нашей банковской системы.



Виктор Резунков : А как вы оцениваете реакцию властей на подобного рода публикации, Виктор?



Виктор Николаев: Реакция властей… Честно говоря, я не знаком с реакцией властей. Насколько я понимаю, в последнее время власти вообще на любые критические публикации, не только на эти, с чем бы они ни были связаны (с уплотнительной застройкой, или с протестами граждан против строительства орловского тоннеля, или «Газпромсити»), власти стараются вообще на это никак не реагировать. Как будто этого нет, не замечать. Это их общая в последнее время такая линия – не слышать то, что им говорят.



Виктор Резунков : А вы что думаете, Владимир Яковлевич? Вы столкнулись в ходе своего процесса с тем, как власть реагирует, как она себя ведет. Что вы можете сказать о поведении нынешней, скажем, власти? Как она изменилась за 8 лет ваших мытарств?



Владимир Устаев : Я задавал вопрос этот. Как же так, это же по сути дела беззаконие, беспредел. Как с этим бороться? На что нам отвечали. Была бы политическая воля, это бы дело решилось в 2 минуты. Я, может быть, последний идеалист остался. Я всегда думал, что по законам надо жить, а не политической воле. Вот мой ответ на то, как реагирует власть. Воли политической нет. Я так это понимаю.



Виктор Резунков : Но все-таки какие-то схемы существуют, по вашему мнению? Например, Николая Андрющенко неоднократно чуть ли не объявляли сумасшедшим.



Владимир Устаев : Это нормальная ситуация. Я повторяю, это по Болдыреву. Там четыре такие составляющие. Первая – не вступать в дискуссию. С ним не вступают в дискуссию, игнорируют. Вторая – оболгать. О нем говорят, что он сумасшедший и так далее. Третья ситуация – подмена понятий. Он пишет письма, ему отвечают по-другому.



Виктор Резунков : Последняя новость, которая обсуждалась, кстати говоря, очень серьезно в Петербурге. Буквально недавно «Новая газета» в Петербурге опубликовала большую статью, на которой была представлена фотография дачи начальника Главного управления внутренних дел Петербурга Пиотровского Владислава. Дача примерно, по оценке журналистов, стоит 3 миллиона долларов, что-то в районе этого. Об этом, кстати, Николай Андрющенко тоже писал большую статью. А сегодня выяснилось, что вчера указом президента Владиславу Пиотровскому присвоено звание генерал-лейтенанта, то есть он пошел еще дальше. Как это объяснить, Виктор? Что вы думаете по этому поводу? У нас даже митинг в Питере прошел по поводу того, чтобы отправили Пиотровского и главного городского прокурора в отставку. И никакой реакции абсолютно нигде нет.



Виктор Николаев: Вы знаете, Виктор, в общем-то, тут все просто. Мы находимся в той ситуации, когда выстроенная вертикаль власти, так называемая, которая, как известно, из геометрии, вертикаль всегда должна пересекаться с горизонталью. Вот вертикаль – это чиновники, начиная с самого верха: от президента, который всех повышает, награждает и представляет, и вниз до самого последнего в милиции участкового, в какой-нибудь районной администрации маленького начальника. Есть горизонталь – это мы с вами, народ, это люди, которые пытаются жить, зарабатывать, те, кто выходит на митинги, те, кто не выходит на митинги, но, так или иначе, пишет какие-то письма, жалобы, пытается реагировать на происходящее в стране. И вот эта горизонталь с этой вертикалью совершенно не пересекаются в нарушение всех законов геометрии, потому что в политике действуют свои законы.


Потому что у нас сейчас будут выборы в Государственную Думу. Люди не смогут голосовать за конкретных депутатов, за конкретных людей. Они не смогут дать мандат доверия честным людям и отказать в мандате доверия людям нечестным, просто глядя им в глаза, просто глядя на их биографию, зная о том, как все это происходит, как они себя ведут. Они будут голосовать за некие безликие партийные списки, возглавляемые тремя людьми, в основном, это шоумены. Один из списков вообще возглавляется человеком, единым в трех лицах. В данной ситуации люди просто не смогут выбрать своих представителей. Естественно, те, кто возглавляет списки, во фракции не войдут, а войдут те, кто находится на девятых, десятых ролях.


Точно такая же ситуация естественным образом и по всем остальным, скажем, ветвям вертикали власти, в том числе и в ГУВД. Как бы граждане не протестовали, они все равно не могут избирать председателя ГУВД, так как, например, в Соединенных Штатах избирают шерифа. Если бы это была выборная должность, наверное, люди, занимающую эту должность, вели бы себя несколько иначе. А поскольку они зависят только от вышестоящего руководства, им важно правильно подать свою деятельность, красиво написать отчет, хорошо принять делегацию из Москвы, может быть, чем-то поделиться. Вот такая ситуация. Они пронизывают всю эту вертикаль сверху до самого низа.



Виктор Резунков : У нас звонок. Виктор, Московская область, пожалуйста!



Слушатель : Добрый день, господа! Меня лично всегда удивляет огромное количество наивных людей в нашей стране. Может быть, у нас менталитет такой. Когда люди ищут правды и справедливости в буржуазном государстве… Ведь принцип рыночной экономики – это обмануть других. Как банкир, вроде бы не должен быть наивным человек, ищет правды и справедливости в рамках буржуазного государства. Как вам вообще приходит в голову?



Виктор Резунков : Очень интересный вопрос. Владимир Яковлевич, пожалуйста.



Владимир Устаев : Вот потому что я банкир, поэтому я и не понимаю, как так святое – банковские вклады. Я знаю, как регламентировано законом все. Деньги в банках пропадать не могут, если в банке нет мошенников. Поэтому эта ситуация для меня абсурдна по сути. Я уже даже боролся не за эти деньги, я уже боролся с беспределом, который творится, по сути дела, вокруг этого всего дела. Ну, не пропадают деньги в банке. Ведут первичку все банки. Не могут из Центробанка писать мне письма, те, которые мне пишут, это полный абсурд. Не может прокуратура так реагировать. Поэтому я не наивный, далеко не наивный человек. Я с 1985 года в бизнесе. Я со многим с чем столкнулся. Но банки – это другое. Там люди доверяют свои средства. Значит, так должны быть зарегламентированы все инструкции, что, кстати, и сделано… Другое дело, что в банках разные люди, как и в стране, и в МВД. Поэтому так вот обходить инструкции, так не выполнять… Коррупцией я это назвать не могут, потому что закрывать мошенников могут только коррупционеры.



Виктор Резунков : Виктор, вы что скажете?



Виктор Николаев: В общем-то, радиослушатель не прав в самой постановке вопроса. Банкир, естественно, рассчитывает на законы буржуазного общества. Потому что в обществе, скажем, военного коммунизма, никакого банкира просто быть не может по определению.


Я хотел напомнить времена Советского Союза, когда тоже были банковские вклады, когда везде были плакаты «Храните деньги в Сберегательных кассах». Люди несли свои трудовые сбережения в Сберегательные кассы в надежде, что когда они накопят нужную сумму, они смогут отстоять очередь и купить «Жигули», или подержанную «Волгу», или какой-нибудь маленький дачный домик. Вспомните, что люди хотели – дачу, машину, ковер, квартиру. Это был предел мечтаний советского человека. Люди работали, во многом отказывали себе, несли это в банк. А как только деньги в Сберкассах достигали определенного уровня, на стол Политбюро ложилась докладная записка о том, что сбережения населения достигли того уровня, на котором экономика, находящаяся в жестком дефиците, не может обеспечить их товарами народного потребления. Тогда Политбюро собиралось, и выходило постановление партии и правительства о повышении цен. На самом деле, это была такая гонка ослика за морковкой, которая перед ним висит, до которой он никогда не добежит, но бежит вперед. Люди работали, зарабатывали, откладывали деньги. И как только они достигали уровня что-то купить, повышались цены. Кому-то везло. Кто-то копил чуть быстрее и стоял в очереди чуть ближе, и мог что-то купить. А кому-то меньше везло – он был дальше.


Вот, мне кажется, что ситуация у нас с тех пор совершенно не изменилась. Точно также сейчас как только люди достигли определенного уровня доходов, как только заработные платы выросли, как только люди стали иметь возможность купить себе и бытовую технику, и, может быть, кто-то улучшить свои жилищные условия, приобрести какой-то пусть маленький домик в Псковской области, но домик и свою недвижимость, как только уровень достиг, смотрите, сразу стали расти цены. Очень похожая ситуация, но эта ситуация государственная. Эта ситуация не влезает внутрь самой банковской системы.


Здесь же мы имеем дело с совершенно иной ситуацией, действительно, ситуацией полного мошенничества, когда просто деньги куда-то переводятся, а эти мошенники, видимо, либо делятся, либо платят взятки. Другого тут быть не может. Все лежит на поверхности. Есть какая-то заинтересованность материальная или не материальная у тех чиновников, которые их прикрывают. В результате эти мошенники остаются безнаказанными или, может быть, у них есть какие-то высокие покровители. Это тоже сейчас возможно, скажем, где-то наверху вертикали.



Виктор Резунков : Сергей, Московская область, пожалуйста!



Слушатель : Добрый день! Мне история вашего гостя представляется абсолютно реальной. Я член уже трех инициативных групп. Одна из них, по крайней мере, была известно – это «Сотбизнесбанк». У вашего гостя следователь в 36 лет неожиданно умер, у нас КАМАЗ сбил следователя в центре Москвы. Походы в администрацию президента. Козлов небезызвестный, который как раз в Центробанке все это время был. И пока мы занимались этим делом, так очень много интересной информации всплывало по его связям с «Сити-банком» и так далее и тому подобное. В центральной прессе не шибко появлялась. Это банк «24», связанный с уралсибовской группировкой. Это деньги «Единой России», кассы екатеринбургской, которые там замешаны. Это фамилия Кожина из администрации президента, которая там тоже всплывала. Это фотографии человека, который ушел со 150 миллионами долларов вместе с Лужковым, и премия финансового Олимпа, которая непонятно на каких основаниях ему была вручена, потому что у него реальных торгов на Форексе не было. Очень реальная ситуация.


Почему я это все сейчас говорю? Люди, которым внушается представление о том, что ангельская страна, что у нас стабильность и так далее, просто не знают реальной ситуации. Конечно, мы на третьем месте по коррупции, а Путин у нас ангел. И крылья ему нужно только для того, чтобы обмахиваться, когда из гиены огненной снизу появляется смрад. Все кругом воруют, а он с белыми крыльями сидит. Люди, дорогие товарищи слушатели, которые все это слушают, это естественная реальная жизнь нашей страны. Если вы это представлять не будете, будущее ваше без перспектив, потому что надо знать, с чем ты имеешь дело.



Виктор Резунков : Спасибо большое, Сергей. Очень интересно вы рассказали нам. Иван Александрович из Подмосковья, пожалуйста.



Слушатель : Здравствуйте! Я полностью согласен с предыдущим товарищем. В общем-то, я даже не знаю… Два умных человека ведут рассуждения о коррупции, о пропаже денег. Понимаете, в нашей нищей стране не может быть другого. Это, может быть, на два, на три века вперед. Я даже не могу понять. Мы же все нищие буквально. Вот этот 30-летний мальчик Абрамович. Есть ли у него трудовая книжка для того, чтобы он заработал 18 миллиардов! Задумайтесь об этой цифре! 18 миллиардов! Мы не можем быть здоровыми, здравомыслящими людьми, потому что мы уже в утробе матери нищие. При слиянии двух клеток, одна нищая, вторая нищая, не может родиться положительный человек.


Работая в советское время, я исправно выписывал на протяжении многих лет некрологи о наших руководящих товарищах – министрах, замминистрах. Любой некролог начинался – выходец из крестьянской среды, выходец из крестьянского народа. Я даже не знаю, как правильно выразиться. Мы нищие изнутри – вот в чем вся беда. Это продолжается и будет продолжаться еще до конца этого века и, наверное, в XXII веке будет то же самое, пока не уложится у нас, что мы действительно… Ведь коррупция в капиталистических странах, в богатых, нормальных, там идет коррупция, а мы что? Сплошная нищета. Мы просто не можем не воровать.



Виктор Резунков : Понятно, спасибо Иван Александрович. Владимир Яковлевич, вы что-то хотели сказать.



Владимир Устаев : Иван Александрович, есть такой пример. Я вчера смотрел передачу, когда в Кронштадте офицеров-моряков матросы прикладами убивали и под лед бросали в залив. Я раньше не знал тех фактов. Меня это глубоко возмущало. Все-таки офицеры – белая кость, образованные, геройские, честь и так далее. Как могли эти матросы необразованные их убивать и так далее, и так далее?! И вдруг смотрю я передачу, в которой раскрываются причины этой ненависти. А причины банально просты. Вот эти офицеры, если гуляли по улице, для офицеров была одна улица, а для матросов – другая. К матросу мог подойти офицер, снять с него штаны и посмотреть, не продал ли он свое нижнее белье. А корабли были, как тюрьмы на воде. Малейшая провинность – карцер. Вот эта ситуация и довела страну до 1917 года. И вот эта смута, которая пошла в 1917 году… За 100 лет в России были две смуты, вторая еще продолжается, я считаю. Это очень плохо, что у нас, у людей, уже из утробы матери нет будущего. Они рождаются бедными, и у них нет никаких шансов подняться. Поэтому, я не знаю, мы должны как-то говорить об этом.



Виктор Резунков : Олеся из Полесья звонит.



Слушатель : Здравствуйте! Я хочу обратиться к господину Устаеву Владимиру Яковлевичу. Вы такое словообразование произнесли, что у вас там полный беспредел. Но у вас там, наверное, наплодились антиподы какие-то. Тут я в Москве встретила в продуктовом магазине журнал, который называется то ли «Калейдоскоп», то ли «Вне закона». Под этим словосочетанием «вне закона» портрет Ющенко. Это на титульной странице. Это только антиподы могут такое сообразить. Этот портрет Ющенко, президента Украины, обрамлен какими-то проститутками, какими-то, пардон, спидовками, киллершами. На это способны только антиподы. Перерождение какое-то у вас произошло. Страшно читать этот журнал.



Виктор Резунков : Простите, мы не понимаем, что вы имеете в виду. Какое отношение к нам, к нашей беседе имеет Ющенко. Эдуард Александрович, Москва, пожалуйста.



Слушатель : У меня очень большая просьба. Во-первых, спасибо за эту тему, передачу. Во-вторых, просьба и самое главное. В «Сбербанке» моя родная тетушка имела большой вклад, очень большой вклад. И что вы думаете? Одна из гражданок получила этот вклад себе. Я обращаюсь к нотариусу – на каком основании было выдано право на наследство по завещанию на денежный вклад? И вот до сих пор я борюсь с этими делами, и везде отписки у меня. И что получается? Я не могу узнать конкретно, какую сумму она сняла. Я не могу знать даже от владельца банка. К нему обращался несколько раз – тоже отказ по полной. Меня не допускают к этим вещам. А вот это свидетельство на право на денежный вклад, полученный этой гражданкой, без номер свидетельства, без логотипа свидетельства. Плюс еще нарушена статья 561 Гражданского кодекса РСФСР, нарушена статья 1128 Гражданско-Процессуального кодекса.



Виктор Резунков : Понятно. К сожалению, мы не можем рассматривать сейчас все случаи. Виктор, что на вас произвело впечатление?



Виктор Николаев: Вот несколько раз упоминался «Сбербанк». Я просто хотел бы напомнить, что «Сбербанк» - это банк с большими традициями. Еще на нашей памяти в 1992 году были изъяты вклады, если помните – заморожены, инфляция их съела. Примерно аналогичная ситуация произошла во время дефолта 1998 года. Это тоже все помнят. Но мало кто помнит, что еще до революции в «Сбербанке» были тоже определенные проблемы с вкладчиками и изъятием вкладов.


Хотел бы еще напомнить радиослушателям, что это не государственный банк, а частный. Потому что очень многие, которые несут туда деньги, считают, что это государственный банк. Это не так. Это акционерное общество. Почему я хотел сказать? Не потому что именно этот банк мне так не нравится. А дело в том, что это крупнейший банк по количеству вкладов в нашей стране. Остальные банки в большей или меньшей степени являются его копиями. Вот такова вся наша банковская система. Нужно ее реформировать. Но я, честно говоря, очень боюсь, что если власти приступят к реформированию банковской системы, это будет напоминать монетизацию льгот.



Виктор Резунков : Иван из Арзамаса, пожалуйста.



Слушатель : Добрый день! У меня к вам вопрос. Скажите, по чьему определению один рождается мальчиком, а другой рождается девочкой? Лягушка захотела стать буйволом. Она дулась, дулась, дулась, дулась, но буйволом не стала. А муха полетела за границу, чтобы учиться на слона. Стала она слоном или нет? Вот деньги делают людей безумными, которые простых вещей не понимают.



Виктор Резунков : Ответите что-нибудь, Владимир Яковлевич? Вам, кстати, вопрос из Карелии такой пришел: «Вы верующий? Если – да, то как сочетаете работу с большими деньгами и верой?»



Владимир Устаев : Вы знаете, по бизнес-радио идет такая передача «Мошенники и миллиардеры». Миллиардеры занимаются благотворительностью, а мошенники бегают от всех и садятся в тюрьму. Называется передача «Великие мошенники». Там очень много примеров. Поэтому Гейтс, я знаю, оставляет своим детям по миллиону, а остальное отдает на благотворительность. Вот пример о том, как большие деньги человека не испортили. Таких примеров очень много. Поэтому, отвечая на вопрос, как можно остаться человеком, большие деньги и так далее, можно. Если человек нормальный, то его ничего не испортит. Я считаю так.



Виктор Резунков : Я хотел бы привести небольшой результат социологического опроса, который сегодня опубликован фонда «Общественное мнение». Что такое справедливое общество? Понятия «справедливость» и «справедливое общество». Обратились к респондентам – как вы считаете, что такое справедливое общество? Каковы его наиболее важные признаки? Больше всего – 17 процентов россиян – ответило так: чаще всего справедливое общество описывается россиянами, как общество, где реализован принцип равенства всех людей перед законом. В таком обществе перед законом все равны. Меньше всего – 4 процента – ответило: отсутствие бюрократизма, коррупции и взяточничества. И 3 процента россиян ответило, что это демократия и соблюдение прав граждан. Что вы думаете по поводу этого? Виктор, ваше мнение.



Виктор Николаев: Справедливость – это, конечно, в первую очередь, соблюдение законов. А соблюдение законов возможно только в демократическом обществе и только в том обществе, где соблюдаются права человека. Но я бы хотел подчеркнуть, что у нас, к сожалению, как журналист я это наблюдаю, у нас все время происходит подмена понятий. У нас в сознании людей внедрили, что понятие «демократия» - это власть людей, которые называют себя демократами. На самом деле, это не так. Демократия – это процедура, это выборность всех чиновников, всех, соответственно, лиц, занимающих различные посты снизу доверху, чтобы выбирали не только президента, а он всех назначал, а выбирали бы всех, начиная от участкового милиционера, и начальника ЖЭКа, и председателя домоуправления, и мэра города, и губернатора. Чтобы все должности были выборные. Вот это демократия. Такого у нас в истории России, к сожалению, не было. Может быть, разве что во время Новгородской вечевой республики было нечто похожее, когда выбирали и посадники, и архимандрита. А вот в современной обществе, когда говорят, что вот у нас была демократия, и сейчас у нас демократия, на самом деле, это не более, чем подмена понятий. Именно поэтому люди ставят демократические процедуры на последнее место. Они не знают, что это такое. Они с этим не сталкивались в жизни.



Виктор Резунков : Спасибо большое, Виктор!



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG