Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему студенты пяти российских вузов отказываются ставить опыты над животными


Ирина Лагунина: Опыты на животных – давняя тема для серьезных споров между защитниками животных и учеными. Первые утверждают, что убивать животных даже ради самых благих целей и ставить над ними эксперименты аморально. Вторые говорят о более гуманном подходе к подобной практике, но считают, что альтернативы опытам над животными пока не существует. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Студенты пяти российских ВУЗов отказались ставить опыты на животных – об этом сообщает центр защиты прав животных «Вита». Руководитель центра Ирина Новожилова говорит, что сегодня существуют более 500 альтернатив экспериментам над животными – именно их и предложили использовать российским студентам-биологам и медикам, и многие согласились…



Ирина Новожилова: Мы считаем, что на сегодняшний день опыты просто аморальны. Они в любое время аморальны, но сейчас альтернатива, их более 500 видов и в учебной ситуации все опыты заменяются с легкостью. Студентам демонстрируют явления, которые не требуют никаких доказательств. Например, пропускание электрического тока или воздействие различных температур – это все можно увидеть и на компьютерных программах. То есть совершенно необязательно для этого калечить и убивать здоровых животных.



Любовь Чижова: А если речь идет не о студенческих опытах, а об опытах в научных лабораториях серьезных?



Ирина Новожилова: Опыты в науке – это другие альтернативы и другая тема. Здесь может использоваться культура клеток – это очень хорошая альтернатива. Культура человеческой клетки, например. И она дает возможность посмотреть воздействие препарата на очень глубинном уровне, на клеточном и даже субклеточном. Но поскольку я сама 11 лет проработала в науке и как раз с культурами клеток, то мне эта тема близка и я знаю, что сейчас есть возможность заменить такие опыты. Я знаю, что западные страны такой курс взяли давно. И например, косметические тесты на животных Англия заменила в 2002 году. Что касается стран Евросоюза, то они планируют такой шаг сделать к 2009 году.



Любовь Чижова: Мне рассказывали о том, что есть такие опыты, которые невозможно заменить компьютерными программами.



Ирина Новожилова: Когда ставится так вопрос, что альтернативы не могут полностью заменить опыты на животных, я все время задаюсь встречным вопросом: а как можно переносить данные с одного биологического вида на другой при том, что там совершенно различная физиология, при том, метаболизм совершенно иначе протекает в организмах двух разных видов. На наш взгляд, совершенно тупиковое направление человечества. И такой путь начался в 17 веке, стали проводиться опыты на животных. Они проводились и ранее, но они не имели промышленного масштаба, а все это вошло в моду, другого слова не подобрать, с философией Декарта. Есть такой французский ученый Рене Декарт, который нам известен как основатель механистической теории, и он заявил, что животные не имеют души и реагируют на раздражители как струны. То есть они даже если воспроизводят звук, то это звук механической струны. Потому что это какой-то часовой механизм. А поскольку обезболивающие тогда не были открыты, то там проводились чудовищные опыты. Это продолжалось два века. Потом появились общественные организации в защиту подопытных животных, послышались первые голоса протеста. Очень многие известные люди, мыслители, философы выступали против. Гюго, например, был очень большим противником вивисекции и даже возглавил первое во Франции общество противников вивисекции.



Любовь Чижова: Говорила Ирина Новожилова из центра защиты прав животных «Вита». Защитники прав животных утверждают, что учиться на биолога и врача можно и без опытов над животными. К примеру, операции можно проводить на муляжах животных или на трупах из «этичных» источников – к примеру, на зверях, погибших на дороге. Кроме того, тренироваться можно на смертельно больных животных, а создавать лекарства вполне реально и без их участия. Старший научный сотрудник национального научного центра наркологии Ирина Русакова около 20 лет занималась экспериментами на крысах и мышах. Говорит, что сейчас уже не может делать этого по этическим причинам. Но альтернативы таким опытам, увы, не существует – утверждает Ирина Русакова…



Ирина Русакова: Без исследований на животных, без проверки влияния нового вещества на организм в целом невозможно допустить его использования на людях. Могу сказать, что и компьютерное моделирование каких-то химических соединений и какой-то виртуальный скрининг веществ химических – это все предварительные исследования, предварительные данные. Их действительно много, этих исследований, которые проводятся не на животных. Они не альтернатива, они не заменяют, они, я бы сказала, предшествуют экспериментам над животными. Посмотреть уже всеми отобранными способами препарат или вещество, еще сначала не препарат, а вещество, которой обладает потенциальной биологической активностью, проверить его можно только в эксперименте над животными. Пока альтернативы этому нет.



Любовь Чижова: А как насчет того, что опыты ставятся, например, на крысах, а лекарство потом применяется у человека?



Ирина Русакова: Напрямую эти данные на людей не переносит. Но это некая подсказка. У нас нет другого способа пока проверки. Но если мы не можем давать стопроцентную гарантию действия, эффективности того или иного препарата или того, что не будет никаких побочных эффектов или не случится что-то, это же не значит, что нельзя делать совсем. Нельзя требовать в данном случае от фармакологической науки больше, чем она может. Ведь очень часто то, что какие-то трагические случаи или какие-то побочные эффекты, которые не сумели предсказать в эксперименте, которые потом оказываются, что как-то влияют на людей, они связаны с индивидуальной чувствительностью человека к какому-то конкретному веществу, а это в большей степени генетические факторы. И вот здесь тоже приходят на помощь как раз эксперименты над животными.



Любовь Чижова: Ваш личный опыт в этой области?



Ирина Русакова: Для меня эта работа всегда была связана с некоторым преодолением себя, понимая необходимость этих исследований. С крысами и с мышами, в большей степени с крысами. При длительной экспериментальной работе в какой-то момент для меня это стало невозможным. Это жертва со стороны животных. Такая же жертва, как со стороны врачей и ученых, которые испытывали на себе.



Любовь Чижова: Научный обозреватель Радио Свобода Александр Марков – биолог, в свое время ставил опыты над мухами дрозофила. Он считает, что без экспериментов с участием животных наука не может двигаться вперед, но предлагает ввести более жесткую регламентацию – кого из представителей животного мира можно использовать во благо прогресса, а кого нет. К примеру, опыты над обезьянами Александр не приветствует…



Александр Марков: Изучение наркотической, алкогольной зависимости нужно для того, чтобы бороться с этими явлениями и знать, что происходит в мозге, когда развивается алкогольная или наркотическая зависимость, какие там происходят изменения, какие факторы влияют. Биохимия мозга как меняется. Вот эти вещи тоже исследуются на животных. Животные, конечно, страдают, их сажают на наркотики или их намеренно спаивают, делают их алкоголиками. В мозг вставляются разные трубочки, капилляры, чтобы следить за биохимическим состоянием мозга, за выделением нейромедиаторов и так далее. Но как еще можно узнать, что меняется в биохимии мозга при развитии алкогольной зависимости. Я, чтобы не было каких-то сомнений, мне самому страшно жалко этих несчастных животных. Понятно любому человеку: чем ближе животное к человеку по степени родства, тем больше мы на него переносим какие-то свои эмоции, начинаем ему сочувствовать и так далее. То есть обезьян больше всего жалко. Кошек и собак чуть поменьше, но тоже очень жалко. Мышей и крыс еще поменьше. Лягушек еще меньше и так далее. Наверное, какая-то регламентация должна быть, абсолютно бесконтрольная массовая постановка ненужных каких-то бессмысленных экспериментов на обезьянах, если можно то же самое сделать на мышах, это не следует приветствовать. Бывают эксперименты, в которых люди-добровольцы участвуют – тестирование, поведенческие тесты или на различение запаха. Понятно, что можно в таких опытах безопасных использовать и людей-добровольцев, и любых животных сколько угодно.



Любовь Чижова: Говорил научный обозреватель Радио Свобода Александр Марков… Еще раньше, чем в России, о запрете экспериментов над животными заговорили в Европе. Как передает наш корреспондент в Германии Юрий Векслер, сейчас в этой стране действует закон о защите животных, который признает их божьими творениями и запрещает причинение им боли, страданий и вреда без разумно обоснованной необходимости. Законодательно разрешаются, тем не менее, эксперименты над животными с целью исследований в направлениях предупреждения, распознавания и лечения заболеваний людей, с целью изучения опасностей для окружающей среды и для тестирования веществ и продуктов на безвредность. Подробнее об этом - Юрий Векслер.



Юрий Векслер: Немецкое право различает эксперименты, для которых достаточна регистрация и те, для проведения которых необходимо разрешение. Последнее относится к сфере разработки новые медикаментов и проверке принципов фундаментальной науки.


Разрешения выдают специальные органы при земельных правительствах, при которых созданы комиссии по этике, консультирующие в трудных случаях. К экспериментам, для которых достаточно простой регистрации относятся те, что прописаны в германских и общеевропейских законах, как необходимые, например, опыты про проверке химических веществ на ядовитость. В законодательно утвержденной сфере с появлением новых методов исследований без использования животных, число экспериментов над животными постепенно сокращается.


Известно, что большая часть экспериментов проводится со специально разводимыми для этой цели мышами, крысами, кроликами, большая часть из которых после экспериментов умерщвляется.


Сторонники экспериментов над животными из рядов исследователей указывают на достижения, которые иным путем не могли бы появиться, например, на открытие в ходе экспериментов с собаками и кроликами инсулина и помощи на этой основе больным диабетом.


Называются и успехи в создании вакцин против дифтерии, желтухи, успехи в области лечения туберкулеза, тифа и малярии, в разработке новых тонких хирургических вмешательств. Отказ от экспериментов над животными, по мнению многих ученых, привел бы к замедлению прогресса в медицине, так как многие средства и методы, разработанные на животных, могут быть перенесены на человека.


Несмотря на успехи в развитии альтернативных методов исследований, на клеточном уровне или в области компьютерных методов, например, они, как считают ученые немецкого научного общества, не могут заменить некоторые исследования на живых здоровых организмах. По убеждению многих ученых, исследование сложных взаимодействий тканей и органов возможно только при работе с животными.


Выступающие против таких экспериментов защитники животных указывают на чрезвычайно низкий КПД таких исследований


Они убеждены в том, что при таком же объеме исследований , и с таким же финансированием но в других направлениях с отказом от экспериментов над животными и в комбинации с серьезным улучшением профилактической работы, можно было бы добиться большего прогресса в здравоохранении.. Только профилактика рака, заявляют они, может предупредить две трети случаев развития болезни. Противники экспериментов напоминают, что многие опробования лекарств на животных проводили к катастрофам после разрешения использовать их на людях, так что сходство между животными и людьми обманчиво и играет иногда злые шутки.


Кроме того, при исследованиях болезней на животных не учитываются типично человеческие факторы, такие как питание, привычки, употребление алкоголя, табака и наркотиков, влияние окружающей среды, стрессы и другие психические и социальные факторы.


Этически эксперименты над животными для их защитников неприемлемы, так как звери, как и человек, могут чувствовать, испытывать радость и страх, страдать от мучений и должны поэтому иметь права на защиту от необоснованного насилия со стороны человека.



Любовь Чижова: И сторонники, и противники опытов на животных приводят серьезные доводы в пользу своей точки зрения. Многие сходятся на том, что отменить такие эксперименты в ближайшее время не удастся, но в силах ученых – сделать их более избирательными и гуманными.



Ирина Лагунина: Я напомню, что буквально две недели назад ученым удалось вывести прозрачную лягушку, чтобы можно было наблюдать за ее развитием, не разрезая.


XS
SM
MD
LG