Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как далеко продвинулась наука в продлении жизни человека.


Ирина Лагунина: На прошлой неделе в пятницу мы говорили о старении. О том, что, оказывается, есть организмы, которые, по-видимому, не стареют, а погибают в ходе конкурентной борьбы. А некоторым животным удалось продлить жизнь в несколько раз. Далеко ли продвинулась современная наука в продлении жизни человека и что можно посоветовать людям прямо сейчас? Об этом рассказывает эксперт Исследовательского центра продления жизни Игорь Артюхов. С ним беседует Александр Костинский.



Александр Костинский: Что сейчас происходит в науке о старении, которую называют геронтология? В этой студии мы рассказывали о новых теориях старения. Где работают ученые, где они рассчитывают, что можно подвинуть срок жизни человека? Тем более надо понимать, что если удастся жизнь продлевать с высокой вероятностью лет на 20, на 30, причем не просто жизнь, а жизнь в хорошем состоянии, никто не хочет прожить сто лет глубоким стариком, за которым все ухаживают. Поэтому такие исследования должны быть очень экономически выгодны.



Игорь Артюхов: Выгодны они не столько экономически, сколько в смысле гуманитарном, поскольку они в случае успеха приведут к значительному улучшению жизни человека и продления ее. Экономически - это спорный вопрос, насколько это выгодно государству. Например, если платить пенсию с того же возраста, как сейчас, а люди будут жить тысячу лет, то для государства это будет сложно.



Александр Костинский: Это отдельная тема. Действительно, последствия радикального продления жизни.



Игорь Артюхов: Экономические, демографические, социальные - это очень сложные проблемы возникнут, если это будет достигнуто. А в принципе работают люди над борьбой со старением. К сожалению, на эти работы выделяется очень мало средств.



Александр Костинский: Это не только в России?



Игорь Артюхов: Не только в России, во всем мире.



Александр Костинский: Странно, ведь тема такая, казалось бы, горячая и должны выделять.



Игорь Артюхов: Вы знаете, принято выделять деньги на то, что можно пощупать руками. В той же медицине выделяются средства на борьбу с раком, таким типично возрастным заболеванием старческим. Огромные деньги выделяются. В России не так много, а в мире огромные деньги. Если бы мы полностью исключили все случаи рака, нашли абсолютное средство от всех видов рака, то, как ни странно, продолжительность жизни возросла бы в среднем года на два-три.



Александр Костинский: Всего?



Игорь Артюхов: Да, всего. Потому что раком болеют в основном в пожилом возрасте, больной раком если не умрет от рака, то лет через десять, скажем, умрет от сердечнососудистых заболеваний. Естественно, индивидуальная продолжительность жизни этого ракового больного она возрасте больше, она возрасте лет на 10 лет, на 15. Но в среднем это очень мало скажется на жизни, она почти не изменится, на два года сдвинется. Тогда как борьба со старением, как мы говорили, на два порядка больше, на сотню лет, по крайней мере, увеличила бы продолжительность жизни. И в то же время на те же два порядка, в сотни раз меньше на нее выделяется средств.



Александр Костинский: Почему?



Игорь Артюхов: Потому что рак – это нечто видимое. Жил человек, потом заболел раком и умер. Видна причина его. А то, что причиной того, что он заболел раком, является старение, а у другого причиной того, что он умер от инфаркта, у третьего от того, что умер от инсульта, является старение - это не так заметно. То есть борются с инфарктом, борются с инсультом, борются с раком, но не с их причиной.



Александр Костинский: А можно ли сказать, что это есть некая предубежденность научного сообщества против этой проблемы или это скорее потому, что эта проблема кажется вечной и не решаемой?



Игорь Артюхов: Есть некоторая предубежденность. Хотя с древнейших времен люди мечтали жить вечно некоторые, но при этом с древнейших времен люди убеждались, что, наверное, это зачем-то нужно, наверное, чем-то хорошо старение. Вот это позволяет обновляться, позволяет старым поколениям уходить и давать дорогу новым. Хотя, на мой взгляд, если жить только для того, чтобы освободить дорогу будущим поколениям, которые тоже нужны только для того, чтобы освободить дорогу следующим за ними, то лучше сразу повеситься и освободить место. С другой стороны, может быть не понимая каких-то причин старения, можно бороться с промежуточными механизмами. То есть если знать, где, грубо говоря, узкое место в этой цепочке механизмов, то можно попробовать прервать в этом узком месте, не пытаясь даже понять, откуда все это пошло. Например, такой есть Обри ди Грей, английский геронтолог в Кембридже, который пытается работать именно по этому направлению, то есть не пытаясь вникнуть в глубинные причины старения.



Александр Костинский: Молекулярные.



Игорь Артюхов: Не обязательно молекулярные, просто не ищет первопричину, а ищет, где можно прервать. И достаточно большую международную кооперацию на эту тему развил. Есть и те, кто конкретные причины старения. Например, поскольку известно что свободные радикалы или, скажем так, активные формы кислорода участвуют в старении, то можно попробовать бороться с ними. Например, есть такой академик Скулачев, который разрабатывает интересные подходы к этой борьбе, у него есть своя теория старения, которая является комбинацией из свободнорадикальной теории старения и старения, связанного с апоптозом, то есть с клеточным самоубийством. Некоторые клетки способны более-менее безвредным для организма образом завершать свое существование. Например, большинство клеток, которые могли бы стать раковыми, они просто кончают жизнь самоубийством, чтобы не убивать организм. То есть те, у которых нарушен механизм самоубийства, те и становятся раковыми. В частности, поскольку функциональные клетки организма гибнут, они постепенно заменяются соединительной тканью, то это одно из проявлений старения. У Скулачева соответственно теория о том, что этот апоптоз регулируется одной из активных форм кислорода, а именно перекисью водорода, и он разработал определенное вещество, которое вмешивается в этот процесс с самого начала, то есть в митохондриях. Это такие в клетках органеллы, энергетические станции клеток, откуда клетка всю свою энергию получает, именно там, поскольку там метаболизм более активен, именно там вырабатываются вот эти активные формы кислорода, которые отравляют и саму митохондрию, и другие части клетки. Пытаются влиять на уровне нейроэндокринного регулирования, тоже определенные успехи здесь есть. Пытаются работать на уровне, известно, что снижение калорий в рационе позволяет на лабораторных животных процентов на 30 увеличить продолжительность жизни.



Александр Костинский: То есть если они меньше едят.



Игорь Артюхов: Если меньше едят. Но нужно сказать, что это нельзя так просто переносить на человека. Потому что лабораторные животные, например, живут в стерильной среде, а голодание резко снижает иммунитет. Поскольку они живут в стерильной среде, то для них не так страшно, а для человека это неприятно. Кроме того это снижает качество жизни, это снижает подвижность, снижает их репродуктивную активность. Поэтому нельзя сказать, что голодание можно рекомендовать людям, хотя часто это делают. Существует распространенная точка зрения, что чем меньше есть, тем лучше и чем меньше человек весит, тем лучше. Вот это совершенно неправильно.



Александр Костинский: Вот сейчас мы перейдем к важной части: что делать человеку, который хочет, чтобы продлилась его жизнь, пока ученые не разобрались с митохондриями, активным кислородом и так далее. Можно активные рекомендации дать?



Игорь Артюхов: Да, конечно, здесь можно дать некоторые вещи, которые более-менее все знают - это здоровый образ жизни, это правильное питание и активный образ жизни. Конечно, нужно обязательно добавить – следить за своим здоровьем, не пренебрегать медицинским обслуживанием, не пренебрегать обследованием, диагностикой, чтобы выявлять заболевания на ранней стадии, когда с ними легче бороться. И онкологические, и все остальные. А насчет того, что все это означает, существует масса мифов. Например, здоровый образ жизни. Существует версия, что чем больше человек занимается спортом, тем лучше. На самом деле активность нужна, но не чрезмерная. То есть изнуряющие виды спорта сокращают продолжительность жизни.



Александр Костинский: То есть физкультурой надо заниматься для здоровья, а спортом необязательно.



Игорь Артюхов: Пока это идет в удовольствие, пока не стремишься достичь рекорда, кого-то победить, что-то доказать, то в этом случае идет на пользу. Но тоже надо осторожно, нужно под контролем врача. Питание: существует точка зрения, что голод полезен. Во-первых, это очень индивидуально, некоторым он полезен и в некоторых случаях и при некоторых заболеваниях, при некоторых заболеваниях он бесполезен и при некоторых он категорически противопоказан. Существует точка зрения, что чем меньше вес, тем лучше. На самом деле статистика показывает, что минимальная смертность, нашей статистики я не знаю, в Соединенных Штатах было несколько исследований на эту тему, они довольно последовательно показывают, что минимальная смертность приходится на ту группу населения, которую принято характеризовать как избыточный вес. Не ожирение еще, а избыточный вес. Причем это более-менее для всех возрастных групп. И на группу, которую принято характеризовать как недостаточный вес, приходится намного больше смертность, чем на группу с ожирением. То есть недостаточный вес хуже не только избыточного, но хуже ожирения. Сейчас начали бороться с модой на похудение и сейчас стараются манекенщиц, моделей выбирать, которые поплотнее. Так или иначе достаточно много случаев было смертных, когда женщины в основном, среди мужчин это не так, доводили себя до буквально смерти и гораздо большее количество скрытых смертей, потому что голодание сопровождается депрессиями, и эти депрессии могут приводить к самоубийству. Вот у животных у лабораторных это не проявляется, поскольку они, депрессия, не депрессия, а жить приходится. А среди людей значительная часть депрессий связана именно с недостаточным весом.



Александр Костинский: Итак, мы говорим: умеренно занимайтесь спортом, час в день, полчаса гуляйте, полчаса побегайте.



Игорь Артюхов: То есть в принципе активность очень важная физическая, то есть это необязательно спорт, это может быть какая-то другая активность. У кого физическая работа, тому не нужно спортом особенно заниматься. И важна очень умственная активность. Оказывается, что на продолжительность жизни не менее сильно, чем физическая активность, если не более сильно, сказывается активность и умственная, и эмоциональная. То есть те люди, которые продолжают заниматься какой-то интеллектуальной деятельностью, художественной деятельностью, и наоборот люди, которые всю жизнь работают, они мечтают выйти на пенсию, чтобы отдохнуть, они выходят на пенсию, им вроде нечем заняться, им становится скучно и начинают очень быстро стареть.



Александр Костинский: Если человек хочет жить долго сейчас, не дожидаясь выдающихся достижений науки, он должен не курить, не пить.



Игорь Артюхов: Вот здесь тоже есть мифы. Как с питанием есть мифы, как с физической активностью, здесь везде есть мифы. С алкоголем два мифа, что пить вредно в любых количествах и что алкоголь в малых дозах полезен в любых количествах. В принципе где-то 50 грамм в день, причем особенно для женщин алкоголя – это доза, которая обычно оптимальна. Но для нашего русского человека, как правило, невозможно на этой дозе остановиться. Но в целом опять же по развитым странам, конечно, убийца номер два – это курение. Там, где алкоголизм не является национальной проблемой, там убийца номер два – это курение. То есть одна сигарета сокращает в среднем жизнь минут на 10, а то и 15. Курить не надо нисколько, но и бросать курить надо осторожно. Тут тоже есть свои проблемы, потому что у людей, которые в пожилом возрасте бросают курить резко, у них это слишком большая встряска для организма, это стресс. А в этом возрасте организм любой переносит стресс плохо. То есть бросать курить надо, но под наблюдением врача.


XS
SM
MD
LG