Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Махачкале ликвидирован отряд боевиков


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.



Андрей Шарый: Правоохранительные органы республики Дагестан периодически рапортуют о своих успехах в борьбе с террористами. Однако, несмотря на утверждения властей о том, что силы северокавказского подполья иссякают, специальные операции проводятся в Махачкале и других городах республики все чаще. С дагестанским политологом, главным редактором газеты "Свободное слово" из Махачкалы беседовал мой коллега Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий: Хаджи Мурат, у вас фактически каждые две недели, уж каждый месяц точно, происходят события, аналогичные сегодняшнему: каких-то боевиков где-то блокируют, потом разбивают обычно или квартиру, или домостроение, в котором они укрылись. Означает ли то, что с такой периодичностью происходят подобные истории, что правоохранительные органы не могут снизить активность подполья или наоборот, они очень эффективно находят эти группы.



Хаджи Мурат Камолов: Именно дагестанская милиция, дагестанские правоохранительные органы предотвратить эскалацию насилия, эпизодические волны экстремизма по определению не могут. Вся дагестанская милиция очень долго, в течение 90-х формировалась на основании коррупции, брали туда людей, не профессионалов. Сегодня этот процесс не приостановлен. Декларативно президент республики к этому призывает, вот эта демократизация сверху, демократизация, ставящая целью качественные преобразования, которые могут граждан настроить на лояльность к милиции, не приносят никаких результатов. В этой ситуации люди не воспринимают убийство милиционеров и наоборот, убийство экстремистов, боевиков, как свою проблему.



Андрей Бабицкий: Что, собственно, это за война? Я слышал о том, что это имитация, что сотрудники правоохранительных органов получают какие-то боевые за то, что организуют полномасштабные боевые действия в черте города, что на самом деле очень часто речь идет не о боевиках.



Хаджи Мурат Камолов: Абсолютно верно. У населения идут параллельно несколько слухов. К примеру, такой слух, что один час боевой операции не только в городе, но и везде, где бы то ни было, оплачивается из бюджета федерального в размере 18 тысяч рублей. То есть проведение спецопераций выгодно дислоцированным здесь воинским подразделениям.



Андрей Бабицкий: А это правда?



Хаджи Мурат Камолов: Во всех известных мне информационно-правовых системах норматив бюджетирования спецоперации нигде не найден, но есть и другие какие-то косвенные признаки, что это может быть.



Андрей Бабицкий: То обстоятельство, что частотность этих операций не уменьшается, они происходят, так сказать, с какой-то одинаковой периодичностью, это что, свидетельствует о том, что подполье сохраняет все время себя на каком-то одном уровне боеспособности?



Хаджи Мурат Камолов: Оно даже пополняется. Чтобы мы ни говорили, это идеологические противники, причем антагонисты. С тем социально-феодальным строем, который построен в большей части таких субъектов, как республики Дагестан, ничего из демократических, либеральных ценностей противопоставить исламскому способу огосударствления ничего не могут. Там люди очень глубоко подготовлены - это раз. Во вторую очередь, как правило, наиболее дееспособных, наиболее сильных и глубоких эти операции не касаются. Там раз в три года могут ликвидировать, может быть, одного или двух одиозных, глубоких, сильных, идейно убежденных и стратегических подготовленных членов подполья, а попадаются чаще всего люди, которые в принципе находятся на постоянном учете у милиции. В каждом населенном пункте, в каждом селении есть свой список этих людей, они находятся на учете в районных отделениях милиции и, если где-то что-то, какая-то вылазка, какой-то теракт происходит, сразу в "профилактическую" обработку поступают все эти лица. Я полагаю, что некоторая часть этих людей из-за "профилактики" страдает: им подбрасывают какое-то оружие, на них давят, из них выбивают показания, они боятся этой репрессивно-карательной машины, они иногда срываются, уходят в лес. Чаще всего под эти спецоперации закатывают именно такие люди. В общем, среда эта постепенно увеличивается, расширяется и она качественно преобразуема.



Андрей Шарый: Говорил Хаджи Мурад Камолов, главный редактор издательства "Свободное слово", политолог из Махачкалы. Так он оценивает результаты специальных операций в республике.


Замечу, что в минувшую субботу примерно такая же операция была проведена в Ингушетии: ловили боевика по фамилии Рамзан Амриев, убили его шестилетнего сына, ранили жену, однако сам боевик или тот, кого считают боевиком, ушел от преследования. И вот теперь военно-следственный отдел одной из военных частей возбудил дело по факту гибели шестилетнего Рахима Амриева. А среди населения республики сильны настроения организовать общенациональный митинг в связи с убийством несчастного ребенка.


XS
SM
MD
LG