Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые правила пассажирских авиаперевозок: что выигрывают потребители


Марьяна Торочешникова: Новые правила пассажирских авиаперевозок. Что выигрывают потребители?


Сегодня в студии со мной - председатель правления Конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин и эксперт Международной организации гражданской авиации, специалист в области международного воздушного права Виталий Бордунов.


И сегодня мы расскажем вот об этих новых правилах авиационных, которые правильно называются «Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей и грузополучателей». Что они дадут? И насколько станет проще людям, которые куда-то отправляются самолетом, решать возникшие проблемы в аэропорту ли, в воздухе ли? Вот что изменится?


Новые Правила воздушных перевозок, как заявил министр транспорта Игорь Левитин, направлены на защиту интересов пассажиров в первую очередь. Действовавшие до сих пор Правила авиаперевозок пассажиров в России были установлены еще в 1986 году. И тогда, похоже, мало кто заботился об интересах клиентов авиаперевозчиков. Например, по старым правилам, если человек забыл билет на самолет, то его уже не пускали. Также невозможно было восстановить утерянный авиабилет, и соответственно, невозможно было даже и деньги вернуть за него в случае утраты. Новые правила, по мнению представителей Минтранса, значительно облегчат жизнь пассажирам, а особенно рассеянным, вот тем, кто билеты теряет, и теперь не билет, а договор авиаперевозчика с пассажиром подтверждает ваше право на перелет. То есть если вы случайно потеряете, порвете, обольете кофе, чаем билет, то можете смело ехать в аэропорт – и там вам обязаны сделать все для того, чтобы вы попали на свой рейс.


Кроме того, теперь людям не придется спать в креслах аэропортов в ожидании отложенных рейсов, потому что все неудобства, связанные с задержкой перелета, теперь обязан скрасить перевозчик, даже если задержка произошла не по его вине, а в связи с метеоусловиями или какими-то иными обстоятельствами. То есть если ваш самолет делает непредусмотренную посадку из-за технических неполадок или плохой погоды, то перевозчик обязан оплатить вам, во-первых, два телефонных звонка, а во-вторых, еду, питание, а также проживание и дорогу до гостиницы и обратно при задержке рейса более чем на 8 часов. Ну и о багаже также будет заботиться авиакомпания.


Таким образом, констатировали в Минтрансе, новые правила кардинально меняют отношение авиаперевозчика и пассажира. Притом, что для всего мира они не являются сенсацией. И в той же пресс-службе Минтранса заявляли, что эти правила фактически базируются на Варшавской конвенции об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, которые вместе со многими другими государствами Европы и Южной Америки СССР подписал и ратифицировал еще в 1929 году.


Если я что-то забыла, я попрошу экспертов напомнить, что еще хорошего несут собой эти правила. Это во-первых. А во-вторых, скажите, насколько будет, действительно, легко все эти положения, прописанные в правилах, реализовать в жизни? Виталий Дмитриевич, пожалуйста.




Виталий Бордунов

Виталий Бордунов: Я напомню нашим слушателям вкратце историю разработки этих правил. Они должны были появиться в срочном порядке еще вслед за принятым в 1997 году Воздушным кодексом. И пошла довольно-таки быстрая работа. Но потом - все-таки уже прошло 10 лет - мы задаемся вопросом: почему же они только сейчас появились? А потом у нас этой работой занимались одно министерство за другим. И последняя административная реформа, наконец, поставила точку - кто же будет заниматься. И вот, наконец, эти правила были приняты и разработаны. Я вот почему об этом говорю. Потому что эти правила в какой-то степени можно рассматривать как преемников старых, советских правил, которые работали, были приняты в 1985 году. А их было два типа: Правила для внутренних перевозок и международных перевозок 1986 года. И здесь сразу обращает на себя внимание характер этого документа: куда-то исчезли международные воздушные перевозки, почему-то разработчики решили, что...



Марьяна Торочешникова: Все унифицировать.



Виталий Бордунов: Нет-нет. Они решили, что внутренние перевозки и международные – это одно и то же, и можно к ним применить, как это названо в документе, общие правила. И это немножко расходится даже с той практикой, которая была в советское время. Почему-то тогда различались эти правила на внутренние и международные. Почему? Потому что материя правовая, применимая для разрешения и урегулирования отношений между перевозчиком и пассажиром, совсем другая. И если внутренняя перевозка – это Воздушный кодекс, Гражданский кодекс и другие наши законы, которые имеют отношение к различным спорам, то международная воздушная перевозка...



Марьяна Торочешникова: Это – конвенции.



Виталий Бордунов: ...это Варшавская конвенция, это двусторонние соглашения, это и другие обычаи, которые работают на международных линиях. И вот с этой точки зрения этот документ дает явную слабину. То есть более-менее понятно, как применить...



Марьяна Торочешникова: ...защитить интересы потребителей внутри России, но совершенно непонятно, что делать за рубежом.



Виталий Бордунов: Совершенно верно. Вот я приведу разные примеры, которые связаны... Допустим, сел пассажир на самолет «Аэрофлота» и улетел... Причем у него сложный рейс – «Москва – Париж – Нью-Йорк», а дальше он пересаживается на другую авиакомпанию. И в пути теряется его багаж.



Марьяна Торочешникова: И кому предъявлять претензии?



Виталий Бордунов: Совершенно верно. Вот ответа в этих правилах мы не найдем, потому что концов нет.




Дмитрий Янин

Дмитрий Янин: Вы знаете, я могу сказать, на мой взгляд, почему эти правила появились только сейчас, а не раньше. Потому что вот пропасть была между правами авиапассажиров в России и правами авиапассажиров в Евросоюзе. И трудно было объяснить российским гражданам, почему господин Иванов, который является гражданином Эстонии, обладает одними правами по пути следования из Таллина во Франкфурт, а господин Иванов из Санкт-Петербурга обладает абсолютно другими правами, если следует этим же маршрутом.


Поэтому эти правила – это первый шаг на то, чтобы снизить вот этот гигантский разрыв в правах, который имеют российские граждане сейчас, вернее, в бесправии. И мы считаем, что принятие этих правил – это правильный ход, потому что авиаперевозка – это пример бесправия авиапассажиров. Потому что до последнего момента в России вопрос, например, связанный с такими абсолютно гуманными и простыми вещами, о том, что если ночью рейс задерживается более чем на 6 часов, то вам должны предоставить гостиницу, а если днем, то на более чем 8 часов вам нужно предоставлять гостиницу. И все это оставалось на усмотрение авиакомпании. Сейчас это - норма. Сейчас авиакомпании обязаны это делать. Далее. Если задержка более чем на 4 часа, то обязательно горячее питание. Это тоже содержится в Директиве Евросоюза, которая была принята два года назад. И российские правила как раз и были приняты, мне кажется, только сейчас, потому что взяли директиву, перевели, попытались адаптировать. И поэтому, в принципе, мы оцениваем эти правила как первый шаг вперед.


Он неидеален, но очевидно, что люди должны сейчас, кто часто летает, с этими правилами ознакомиться. Есть масса подводных камней. Например, в России не регламентирован порядок размещения представителя авиакомпании в аэропортах. Потому что рейс задерживается, а представителя авиакомпании нет. И с кого требовать питание, где получить ваучер на гостиницу?.. Человека просто нет. То есть у нас можно вести деятельность, но при этом никто не регламентировал, как должен представитель авиакомпании работать в своем офисе...



Марьяна Торочешникова: ...и как он должен эти правила, собственно, исполнять.



Дмитрий Янин: Да. Второй момент. В Евросоюзе, в отличие от России, если рейс задерживается, то авиакомпания обязана вручить каждому пассажиру памятку о том, какие права у него возникают, где подробнейшим образом изложен порядок: как часто его будут кормить, где его будут селить и при каких обстоятельствах, и какие у него возникают права.



Марьяна Торочешникова: И куда ему обращаться в случае чего.



Дмитрий Янин: В России этот вопрос не регламентирован. То есть здесь все зависит от вас. Если вы будете грамотным, то вы сможете использовать тот нормативный акт, который был принят Минтрансом и зарегистрирован в Министерстве юстиции.



Марьяна Торочешникова: То есть если вы с собой возите распечатку...



Дмитрий Янин: Ну, хотя бы выдержки из правил, да.



Марьяна Торочешникова: Виталий Дмитриевич, вы хотели что-то добавить?



Виталий Бордунов: Я хочу рассказать немного хорошего про этот документ, чтобы как-то наши слушатели поняли свои возможности, как работать с этим документом. Ну, одна из центральных проблем, вообще-то, во взаимоотношениях пассажиров и перевозчиков начинается на земле, когда пассажир заказывает себе билет, и это называется бронированием. Вот впервые в нашей практике, на что я обратил внимание, правила обязывают вот за это бронирование нести строгую ответственность. Раньше, до этих правил... и это был очень серьезный пробел, потому что человек думал, что он забронировал, а на самом деле, авиакомпания передумывала, и пассажир оказывался ни с чем.



Марьяна Торочешникова: То есть он приезжал в аэропорт – и выяснялось, что никуда он сегодня не улетит.



Виталий Бордунов: Да-да. Теперь другая ситуация. То есть авиаперевозчик обязан выполнить вот этот заказ, бронирование. И это очень хорошо, потому что, еще раз говорю, бронирование... у нас как-то слабо, вяло в советских правилах все было расписано. И пассажир часто оказывался в очень неудобном положении.


Но вот какое «но». Дело в том, что сейчас, а особенно на международных воздушных перевозках, вовсю внедряется электронный билет. И здесь, к сожалению, слабина вот этих правил заключается в том, что этап бронирования... а здесь есть очень много проблем. И уже известны случаи, когда появляется ложный сайт, и пассажир бронирует, платит денежку, приезжает в Москву, чтобы полететь куда-то на курорт за рубеж, а ему говорят: «А вы откуда? Мы вас и знать не знаем...». И эта сторона отягощает нынешнюю ситуацию. С одной стороны – научно-технический прогресс: ты можешь сам себе подобрать необходимый по деньгам и удобный маршрут – и все замечательно. Но есть и проблемы в этом плане.



Марьяна Торочешникова: То есть как бы не нарваться на мошенников.



Виталий Бордунов: Совершенно верно. И то, что электронный билет выпал из поля зрения создателей этого документа, это сказывается. Потому что в основном концентрация документов связана с бронированием типичного, стандартного бумажного билета. И тут, в принципе, есть позитивные подвижки.



Марьяна Торочешникова: Но опять же разработчики законопроекта немного отстали от времени, они не учли технического прогресса.


Давайте послушаем Павла Дмитриевича из Москвы, он дозвонился на Радио Свобода. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я бы вот о чем хотел бы спросить. Что изменилось в оплате в случае смерти пассажира между европейскими и российскими новыми правилами?



Дмитрий Янин: Очень хороший вопрос. Когда я начал говорить о том, что российские авиапассажиры, наверное, самые бесправные на территории Европы, вот это как раз вопрос из этой же серии. К сожалению, норма Воздушного кодекса, которая устанавливает порядок выплаты компенсации родственникам погибших, эта статья не отменена. И здесь в случае внутренней перевозки выплата может составить менее 10 тысяч долларов. При этом сейчас уже на рассмотрении Государственной Думы находятся изменения в Воздушный кодекс, где сумма выплат будет существенно повышена. И мы надеемся на то, что в течение ближайшего полугода этот Воздушный кодекс будет изменен с тем, чтобы россияне получили большую страховую защиту. И такой законопроект, по крайней мере, вынесен в Думу, и он будет поддержан. И правила этого вопроса не касаются.



Марьяна Торочешникова: То есть они вообще не касаются вопроса компенсации?



Дмитрий Янин: Да, абсолютно правильно, никакие компенсации этими правилами не регламентированы. Правила устанавливают обязанность авиакомпании вас кормить, поить, расселять, правильно абсолютно. И я согласен с тем, что уточнен статус бронирования, и это очень важно.


Но следующие шаги, которые должны приблизить стандарты обслуживания потребителей к европейским, - это изменение норм Воздушного кодекса, которые касаются страховых выплат. И второй момент – это изменение нормы Воздушного кодекса, которая регламентирует порядок выплаты неустойки за задержку рейса. Потому что пресловутые 25 рублей в час, 0,25 минимальной зарплаты от 100 рублей – это совершенно неактуально. И здесь мы видим, что 5-часовое ожидание – это 125 рублей. И это просто насмешка над людьми.


Поэтому пока, первое, мы советуем потребителям при наличии альтернативы в перевозчиках выбирать авиакомпании, которые находятся в юрисдикции Евросоюза, - и тогда на них будут распространяться все правила Европейского союза, и тогда будет другая страховая защита.



Марьяна Торочешникова: И другие компенсации, и другая страховая защита.



Дмитрий Янин: Да. И если есть альтернатива...



Марьяна Торочешникова: Какая антиреклама просто крупнейшим российским компаниям!



Дмитрий Янин: А это - реалии.



Виталий Бордунов: А мы сами виноваты в этом.



Марьяна Торочешникова: Нас же обвинят в том, что...



Виталий Бордунов: Мы сами в этом виноваты. Потому что я не знаю, какие есть видимые причины того, почему Российская Федерация не ратифицирует Монреальскую конвенцию.



Дмитрий Янин: Потому что пример очень простой. Если рейс гибнет «Санкт-Петербург – Анапа» где-нибудь, то выплата там 150 тысяч рублей родственникам, 200 тысяч рублей. Адвокаты вот таким путем по иску к «S7» пытаются предъявить иск за пределами России к компании лизинговой, потому что это был не российский самолет. Потому что по российскому законодательству эти выплаты будут исчисляться парами сотен тысяч рублей – а это мизер. И при такой же цене авиабилета российские потребители в случае, не дай Бог, причинения вреда здоровью получают в десятки раз меньше, чем их коллеги из других стран.


Поэтому если есть альтернатива, то пользуйтесь авиакомпаниями приличных стран. Если альтернативы нет, то выступайте за скорейшее изменение Воздушного кодекса, норм, касающихся обязательного страхования, и норм, касающихся неустойки, которая выплачивается авиапассажирам.



Марьяна Торочешникова: Но все-таки давайте сегодня побольше поговорим непосредственно об этих правилах, потому что понятно, что нужно менять Воздушный кодекс. Об этом мы говорили еще и год назад, когда в этой же студии встречались. Просто поговорим о правилах, чтобы люди знали, хоть что им с ними делать.


Но прежде послушаем Елену из Москвы. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня конкретный вопрос, который возник при последних моих перелетах в октябре. В «Шереметьево» возникли вот такого рода неурядицы. У меня вопрос такой: какие есть ограничения по тому, какой я беру с собой багаж в самолет? У меня был маленький чемоданчик на колесах, а на нем - небольшой рюкзачок. Вот от меня хотели потребовать, чтобы я чемоданчик на колесах сдала в багаж, а рюкзак повесила бы себе на спину и несла бы.



Марьяна Торочешникова: Вообще, есть же общие правила ручной клади. Если они проходят в установленные специально рамки, насколько я понимаю, в аэропортах, соответствуют размерам и весу, то никаких проблем не должно возникать.



Виталий Бордунов: Здесь такая ситуация. У каждой авиакомпании есть собственная политика по отношению к багажу, который регистрируется и который не регистрируется. Вот в данном случае, конечно, я не могу узнать, что это была за компания. Но, видимо, это правило той компании, которая четко определяет. И собственно, здесь имеет место не волюнтаризм регистраторши, а просто-напросто она следует тем правилам, которые...



Марьяна Торочешникова: ...установлены конкретной авиакомпанией.



Дмитрий Янин: Да-да.



Марьяна Торочешникова: А они не противоречат вот этим правилам?



Виталий Бордунов: Нет-нет.



Дмитрий Янин: Это тот вопрос, который остается на рассмотрении авиакомпании. И это абсолютно нормально, когда авиакомпания решает: сколько вы можете взять с собой в самолет и сколько вы можете взять с собой как ручная кладь. И авиакомпания все это сама устанавливает.



Виталий Бордунов: Тут же еще есть серьезный нюанс, почему так поступают. Потому что внутри самолета либо есть места для этой клади, либо нет. А это уже безопасность. Если будет лететь вверх тормашками все, что вы привезли и так далее, то это уже не дело. И соответственно, перевозчик допускает или не допускает проносить тот или иной вид багажа. И тут не следует дуться на эту компанию, что они такие плохие. Здесь соображения совершенно другого порядка...



Марьяна Торочешникова: Соображения безопасности.



Виталий Бордунов: ...не вредничать, а из соображений безопасности.



Дмитрий Янин: И заранее узнавайте правила, что можно взять в салон.



Марьяна Торочешникова: Кстати, если все-таки говорить о соображениях безопасности, то некоторые вещи людям кажутся просто ненормальными и неразумными. Вот эти новые правила с перевозом жидкостей на борту, когда с собой на борт можно взять бутылки объемом не больше 100 миллилитров. То есть женщины с косметичками уже не могут войти в салон и пронести эти косметички как ручную кладь, а их нужно отдавать в багаж, если там лосьоны, лаки для волос...



Виталий Бордунов: Ну, что делать?.. Либо вверх тормашками – и ничего от самолета не останется... Вот случайно бдительная стюардесса обнаружила жидкость у террориста, который пытался взорвать самолет во время полета. И все – с концами бы. И тут благодаря именно...



Марьяна Торочешникова: Нет, понятно, что здесь идет речь о безопасности.



Виталий Бордунов: Мы живем в условиях терроризма...



Марьяна Торочешникова: Другое дело, что бывают ситуации... Вот просто со мной случилась такая ситуация. Я возвращалась из Ростова-на-Дону, не додумалась сдать в багаж свою небольшую сумку, в которой была косметичка. И мне пришлось это все выкинуть, потому что когда я решила сдать в багаж, то был закончен прием багажа, была закончена регистрация. Меня никто не предупредил. Я просто стояла со слезами на глазах и отправляла последовательно содержимое...



Дмитрий Янин: Я думаю, что через какое-то время эти ограничения могут быть отменены...



Виталий Бордунов: Все отладится.



Дмитрий Янин: ...либо отлажены, потому что это реакция на тот, действительно, теракт, который, к счастью, удалось предотвратить.



Марьяна Торочешникова: И вот, кстати, на пейджер пришел вопрос. «Распространяются ли озвученные правила на чартерные рейсы?».



Виталий Бордунов: Очень хороший вопрос. Потому что вот у меня вызывает резкое возражение отсутствие определения относительно чартерных рейсов. А именно там-то и происходит много безобразий, с которыми сталкиваются российские пассажиры.



Марьяна Торочешникова: Ну, туристы в основном, отдыхающие.



Виталий Бордунов: Конечно. Основное внимание создателя правил сконцентрировано на регулярных рейсах – по расписанию и так далее. Почему-то я видел эти правила еще до того, как они появились в свет, и там этот вопрос поднимался. И была попытка определить, что такое «нерегулярный рейс». Есть отличия. Но, в принципе, нужно было бы сделать небольшой шаг, чтобы распространить эти правила и на нерегулярные рейсы. А теперь – вот в чем и недостаток этого документа – нужно еще доказывать, что это был регулярный рейс, его особенности и что эти правила применимы...



Марьяна Торочешникова: Иными словами, на чартерные рейсы...



Дмитрий Янин: ...распространяется это. Потому что если в билете указано время вылета, номер рейса, название авиакомпании, то это договор авиаперевозки. И при задержке чартерного рейса вас также обязаны кормить и обслуживать, независимо от того, каким образом этот билет продавался. Отличие чартера от регулярного рейса только в том, что продаются билеты изначально туроператором, который часть билетов реализует вместе с турпродуктом. Но, безусловно, правила распространяются на чартерные авиаперевозки. И вот те скандалы, которые сейчас уже разыгрываются в российских судах, они в основном связаны с задержками чартерных рейсов, где, действительно, людей не кормили, не поили. И эти правила, судя по позиции Минтранса, они распространяются, и авиакомпании обязаны обслуживать потребителей, независимо от того, на регулярный ли рейс он купил билет либо он купил на опять же рейс, который выполняется регулярно, но реализуется не напрямую потребителям, а через сеть туроператоров. То есть, по сути, этот рейс все равно должен лететь. Может быть, чартер – имеется в виду заказанный самолет, который персонально вас везет, то тогда, безусловно, эти правила могут не распространяться на эти перевозки. Но если это чартер, который стоит в расписании, у которого указана авиакомпания, номер рейса, то все это должно быть.



Марьяна Торочешникова: Вот, кстати, о продаже билетов. На пейджер пришел вопрос от нашего слушателя Доброго. «Почему же вы молчите, – спрашивает он гостей, - как и в прошлой передаче, что авиабилет на самолет в Российской Федерации продает кто угодно, и государство не контролирует это? А сертификатор и валидатор отменены».



Дмитрий Янин: Ну, если имеется в виду проблема «овербукинга», то есть продажи больших мест, чем есть на самом деле...



Марьяна Торочешникова: Перебронирование.



Дмитрий Янин: ...да, перебронирование, то эта проблема есть не только в России. И я не уверен в том, что сертификатор здесь может решить эту проблему. Потому что здесь нужно устанавливать правила выплаты компенсаций людям, которые приехали, и оказалось, что их место уже перепродано. И вот как раз в европейских правилах, если вы летите европейскими авиалиниями из Москвы, например, то установлена шкала выплат в этом случае и установлена обязанность авиаперевозчика самым удобном для вас способом все-таки вас доставить с выплатой компенсации. Поэтому здесь правильный путь – это установить, что человек получит взамен за неудобства. Потому что пока реальность такова, что, действительно, перепродажа билетов часто происходит. И технологически, мне кажется, решать эту проблему еще путем каких-то посредников, по сути, достаточно трудно. Вот это мое мнение.



Марьяна Торочешникова: Насколько я поняла со слов Виталия Дмитриевича, как раз отчасти решается проблема в вопросах бронирования...



Виталий Бордунов: Проблема избыточного бронирования – это мировая проблема. Практически все компании «балуются»...



Марьяна Торочешникова: Перестраховываются.



Виталий Бордунов: ...да, перестраховываются. И Международная организация гражданской авиации (ИКАО) признает, что это не соответствует международным правилам и нормам, и пытается найти управу.


Я думаю, что рано или поздно с такой практикой воздушным перевозчикам придется заканчивать. Нет такого на автомобильном... вы не найдете случая, нет такого на железнодорожном, на морском транспорте. Единственный, кто себе отвоевал каким-то образом вот это право, - это воздушный транспорт. Если посмотреть на это дело с точки зрения Воздушного и Гражданского кодексов, тем самым, если такое происходит, то нарушаются элементарные права пассажиров. Я купил заранее билет, собираюсь прилететь, а мне говорят: «Знаете, а вы лишний здесь, потому что...



Марьяна Торочешникова: Ну, вас не сосчитали.



Виталий Бордунов: ...самолет переполнен». Тем самым, фактически перевозчик мошенничает - собственно говоря, можно и так трактовать. Почему? Потому что он не ставит в известность пассажира, что пассажир может оказаться в неловкой ситуации.



Марьяна Торочешникова: Ну а пока эта проблема не решена, людям просто стоит приходить на регистрацию одними из первых.



Дмитрий Янин: В Европейском союзе, если менее чем за 14 дней отменяется ваше место, а рейс состоится, то вам обязаны выплатить компенсацию, и шкала этой компенсации зависит от дальности перелета. И соответственно, минимальная компенсация составляет 250 евро, а максимальная – 600 евро.



Марьяна Торочешникова: Плюс вам возвращают стоимость билета.



Дмитрий Янин: Конечно, да. Поэтому пока я соглашусь с вами, что через какое-то время с этой практикой нужно будет заканчивать, потому что, по сути, это перепродажа мест, которых нет, это перепродажа воздуха.



Виталий Бордунов: Ну и за счет пассажира перевозчик выходит из ситуации.



Дмитрий Янин: Да. Потому что они говорят: «Ну, может быть, 5 процентов могут заболеть, не приехать, опоздать. А тут у нас как раз будет больше пассажиров, и мы компенсируем незаполненные места». Эта практика, конечно, неправильная, и она должна со временем быть отменена. Но вот пока Европейский союз в качестве компромисса предложил: «Хорошо, вы можете идти на продажу воздуха, не существующих мест, но тогда, если, действительно, у вас пришли все, то вот те, кто не может улететь, вы им обязаны выплатить компенсацию с тем, чтобы человек не пострадал».



Марьяна Торочешникова: Елена из Москвы дозвонилась на Радио Свобода...



Слушатель: Еще раз здравствуйте.



Марьяна Торочешникова: Елена, у вас есть второй вопрос?



Слушатель: Да. Вот ограничение в отношении жидкости. Знает ли сотрудник аэропорта различие между жидкостью и гелем? И у меня, в частности, отобрали два геля... то есть даже не геля, а эмульсии. Вот есть понятие в физике «эмульсия», а есть понятие в физике «жидкость». Это, так сказать, разные категории веществ.



Марьяна Торочешникова: Вас тоже за больное задело, Елена. Да, очень жалко терять косметику.



Дмитрий Янин: Вы знаете, мне кажется, в правилах Минтранса очень четко утверждены жидкости, включая гели, эмульсии и так далее. И к сожалению, здесь в отношении данного вида правоотношений законы физики не распространяются. То есть все, из чего можно путем нехитрых манипуляций сделать что-то взрывоопасное. Вот логика этих правил. И смешав несколько ингредиентов, если вы смешиваете два-три литра, то можно сделать вполне мощное взрывное устройство. А если вы смешаете и сделаете не очень мощное взрывное устройство, то самолет полетит дальше. А если вы намешаете 3-литровую банку, и это все взорвется, то тогда всем будет плохо. Поэтому, к сожалению, с этим нужно сейчас смириться и приезжать в аэропорт заранее, все, что можно, сдавать в багаж.



Марьяна Торочешникова: А главное, чтобы в аэропорту, по крайней мере, людей оповещали.



Дмитрий Янин: Лекарства вам разрешат взять. Кормление для грудничков вам тоже разрешат взять. Но будьте готовы выполнять вот такие условия, потому что, к сожалению, это не выдумано, это все было.



Марьяна Торочешникова: Георгий из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Поражает непонимание людей, которые думают о своей косметике.


И самое главное. Вот та ситуация, которая складывается с покупкой билета и непопаданием в самолет, она, вероятно, связана все-таки с тем, что спецслужбы пробили себе право сажать своих людей в срочном порядке. И поэтому компании, видно, под давлением пошли на это.


А то, что люди все-таки не застрахованы материально, я имею в виду права граждан России и зарубежных или же тех граждан, которые пользуются иностранными авиакомпаниями, это то, что наши авиакомпании пролоббировали свои интересы, опираясь на менталитет советских чиновников. Спасибо большое.



Марьяна Торочешникова: Это было мнение нашего слушателя. Я так понимаю, вопроса не было.


Ну, чтобы уже окончательно поставить точку в вопросе о косметике. Дело же не в том, что как это так – нельзя везти с собой. Дело в том, что вы предупредите заранее...



Виталий Бордунов: Да, ведь все дело только в этом.



Марьяна Торочешникова: В моем случае проблема произошла из-за того, что нигде в аэропорте я не увидела каких-то табличек, надписей о том, что я не могу провезти с собой в ручной клади.



Виталий Бордунов: Более того, я бы добавил, что когда агент или кассир продает билет, и если они об этом знают, то почему сейчас они не предупреждают пассажира, что есть такие-то ограничения?.. Что если вы хотите все-таки что-то провезти, то заранее положите в багаж – и тогда никаких проблем не будет. Вот этот момент – обрыв связи между...



Марьяна Торочешникова: Конечно. Люди же совершенно с пониманием относятся к этим вопросам.



Виталий Бордунов: ...он, собственно, и срабатывает, и негативно влияет на настроение Марьяны, которая при воспоминании о том, сколько она выбросила денег в корзину...



Марьяна Торочешникова: В том числе.



Виталий Бордунов: Да, я понимаю.



Дмитрий Янин: Ну а вторая часть комментария, на мой взгляд, абсолютно верная. Действительно, вот эти 100 тысяч рублей страховки на внутренних рейсах – это, мне кажется, эффект... Причем эта сумма не меняется уже 10 лет. И это результат лоббирования авиакомпаний.


По сути, Монреальская конвенция, которую Виталий Дмитриевич уже пропагандирует несколько лет в России, к этой конвенции присоединились все цивилизованные страны, где есть авиасообщение. И есть несколько стран, которые не присоединились и работают по Варшавской конвенции. Но Варшавская конвенция – для авиаперевозок это такой документ, который абсолютно устаревший.



Марьяна Торочешникова: Ну, 1929 года конвенция...



Дмитрий Янин: Виталий Дмитриевич, вы можете назвать вот эти страны, которые еще...



Виталий Бордунов: Я в свое время руководил рабочей группой по подготовке позиции Российской Федерации к Монреальской конвенции. И могу сказать, что, конечно, когда она была в 1999 году принята, то я надеялся, что она сыграет свою положительную роль и допотопную Варшавскую конвенцию заменит. Ведь сейчас же получился нонсенс. Когда Иванов заявил, что «давайте мы повысим страхование до 75 тысяч долларов, но на внутренних рейсах», давайте посмотрим на то, что предлагает Варшава. Варшава предлагает компенсацию в случае причинения вреда жизни и здоровью пассажиров всего 20 тысяч...



Дмитрий Янин: На международных.



Виталий Бордунов: ...да, и то вы еще их сразу не получите. Потому что нужно года два-три-четыре пройти через судебные инстанции, потому что будут выяснять, нужны ли вам деньги в таком объеме или нет.



Дмитрий Янин: Или многовато.



Виталий Бордунов: Да. Тогда как Монреальская конвенция решает все проще значительно. Она говорит... и кстати, это предложение было внесено российской делегацией, что незамедлительно нужно решать этот вопрос, если что-то случилось. Потому что человек остался жив, но оплатить его лечение...



Марьяна Торочешникова: ...нужно сейчас, а не через четыре года.



Виталий Бордунов: Да. И так далее. Все страны решили... А кто? Я могу привести такой баланс участвующих в Варшавской конвенции и в Монреальской.



Марьяна Торочешникова: Да, пожалуйста. Это очень интересно.



Виталий Бордунов: Сейчас уже за 80 государств, которые ратифицировали Монреальскую конвенцию и живут по ней. А мы находимся в лагере... там было порядка 129 государств, которые раньше участвовали в Варшавской конвенции, а теперь мы в этом лагере. И что получается. Мир поделился на двух перевозчиков: «монреальских» и «варшавских».



Дмитрий Янин: Цивилизованных и нецивилизованных.



Виталий Бордунов: И это несет последствия-то очень... я считаю, наносит моральный вред российскому гражданину. Потому что когда он узнает, что он гражданин второго сорта, а рядом летит гражданин другой страны, которому полагаются по Монреальской конвенции совсем другие компенсации... и во всем он выигрывает. Задержался рейс – ему заплатят. Багаж не по 20 долларов за килограмм, а совсем другая...



Дмитрий Янин: 1400 долларов на пассажира выплата.



Виталий Бордунов: ...совсем по-другому. И здесь возможности отстоять свои права в судебном порядке... все иначе.



Марьяна Торочешникова: Так а почему же Россия-то никак не хочет ратифицировать Монреальскую конвенцию?



Дмитрий Янин: А еще получится казус в следующем. Если поправки вице-премьера Иванова вступят в силу, о чем Виталий Дмитриевич сказал, то это будет вообще шутка. Потому что внутренний рейс – страховое покрытие 75 тысяч. Если россиян летит на самолете российской авиакомпании за рубеж, то страховое покрытие – 20 тысяч. То есть просто рынок международных авиаперевозок для россиян... можно будет сразу сказать: «Не летайте за рубеж российскими авиакомпаниями!», - потому что здесь страховое покрытие будет в три раза ниже, чем страховое покрытие по русскому сообщению.


А почему это не делается? Потому что авиакомпании не хотят принимать на себя лишние риски, потому что за эту страховку им придется отчислять больше страховым компаниям. Хотя практика показывает, что удорожания билетов не происходит. Это все просчитывается. А авиакомпании объясняют это тем, что «к сожалению, мы из-за НДС, из-за таможенных пошлин не имеем возможности получать новые самолеты, и у нас априори выше риск гибели авиапассажира на внутренних рейсах, потому что мы летаем на рухляди». И все это они говорят. Но, по сути, если ничего не делать, то пассажиры сообразят быстрее, они переориентируются. И слава Богу, сейчас есть альтернатива. В международных авиаперевозках Советский Союз и Российская Федерация, как последовательница, не являются монополистом авиаперевозок.



Виталий Бордунов: И благодаря этому наши российские перевозчики теряют свое место в мировых перевозках.



Марьяна Торочешникова: Сами виноваты, получается.



Виталий Бордунов: Мы сами виноваты. 2 процента было в 2005 году – занимали перевозчики в мировых перевозках, а в 2006 году – уже где-то 1,5 процента. И этот процент падает. Почему? Естественно, тут есть и экономические причины, но во многом из-за того, что пассажир уходит от российского перевозчика.



Марьяна Торочешникова: Ну, конечно, люди становятся более продвинутыми, более грамотными...



Виталий Бордунов: А раз так, тогда зачем ему и самолеты-то?..



Марьяна Торочешникова: Ну, вы отчасти ответили на вопрос Станислава, который он прислал на пейджер. «Почему в нашей стране на внутренних рейсах очень старые самолеты?», - спрашивал он.



Дмитрий Янин: Это проблема достаточно серьезная. Потому что в течение 15 лет наше государство последовательно осуществляло программу протекционизма, то есть защиты внутренних производителей самолетов. И к сожалению, пока успехов этой программы за 15 лет не видно, новых самолетов практически никто не купил. И видимо, те аварии, которые были, - это плата за то, что мы поддерживали заводы, которые выплачивали, в то же время, людям достаточно низкую зарплату, но имели защиту от конкуренции со стороны «Boeing» и «Airbus». Вот сейчас, видимо, должно это измениться, потому что, к сожалению, внутренних ресурсов по восполнению того парка самолетов, который сейчас устаревает, в течение ближайших пяти лет в России нет.



Виталий Бордунов: Все уже, да, он будет исчерпан.



Марьяна Торочешникова: И я предлагаю просто немножко с прикладной точки зрения подойти к сегодняшнему вопросу, чтобы просто люди знали, что им делать в конкретной ситуации, когда они оказываются в аэропорту, рейс задержан, куда идти, чего требовать вот на основе этих правил.


Кстати, я повторю для слушателей, правильно этот документ называется Федеральные авиационные правила «Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей и грузополучателей». Этот документ вы можете найти в Интернете. Он был опубликован в «Российской газете». И в принципе, я думаю, что это совершенно не проблема. Предлагают тем, кто часто летает, воспользоваться советом Дмитрия Янина и все-таки эти правила распечатать и внимательно изучить. Они вам пригодятся.


Ну и что делать, если задерживается самолет? Виталий Дмитриевич, пожалуйста.



Виталий Бордунов: Здесь расклад такой, что нужно требовать от авиакомпании, которая обязана осуществить перевозку, соответствующую документацию. Почему? Она пригодится для предъявления в суде. Наш суд требует письменных доказательств, что был продан билет, но по таким-то причинам рейс отложили, отменили и так далее. Требовать также и...



Марьяна Торочешникова: Вы говорите: «У авиакомпании». А это у кого? У женщины, которая стоит за стойкой регистрации?



Виталий Бордунов: Да-да.



Дмитрий Янин: Либо у администрации.


Вы знаете, вот изначально нужно понять, какими правами вы обладаете. Вы обладаете правами: через четыре часа - на горячее питание, если задержка ночью, то через шесть часов – гостиница, если задержка днем, то через восемь часов – гостиница. Вы обладаете возможностью в том случае, если эти права не выполняются авиакомпанией, при наличии факта, о чем говорит Виталий Дмитриевич, в задержке рейса на установленное время. Документ такой обязана дать администрация аэропорта либо представитель авиакомпании, либо ставится соответствующая отметка в авиабилете. Если этого ничего не происходит в момент отправления...



Марьяна Торочешникова: О том, что рейс задержан?



Дмитрий Янин: Да, о том, что рейс задержан. По прилету вы можете получить такую справку. Если вы также не можете это сделать, то составьте акт со свидетелями, где укажите фамилии, имена, отчества ваших соседей по креслу и обменяйтесь контактными данными. Этот акт вам поможет доказать, что произошла задержка. И дальше фиксируйте все несоответствия, которые произошли с вами, с этими правилами. То есть: «Не покормили, ночевали на лавочке, представитель авиакомпании отказался нас везти. И в этой связи мы были вынуждены сами взять такси, поехать в город, снять гостиницу. И вот, будьте добры, компенсируйте нам все наши расходы». И суды теперь будут обязаны вам это компенсировать. Потому что стандарт обслуживания...


Вот в чем достоинство правил? Они установили российский стандарт обслуживания авиапассажиров в случае задержки авиарейса. Он чуть-чуть хуже, чем европейский, но не намного. Поэтому базовые вещи там закреплены. Поэтому любое несоответствие этому стандарту формирует у вас возможность предъявить иск и компенсировать все то, что вы понесли, чтобы этот стандарт выполнить самостоятельно. Не накормили? – пошли в ресторан и поели – чек. Не поселили? – пошли и поселились – чек. Такси не оплатили? – взяли такси – чек. И все это - в претензию, и предъявляйте авиакомпании при наличии доказательств задержки рейса. И независимо от погодных условий.



Марьяна Торочешникова: То есть теперь будет гораздо проще решить эту проблему?



Виталий Бордунов: Я так скажу, что, да, такая возможность есть, но еще не отлажена сама процедура – вот в этом проблема. И конечно, часть радиослушателей услышат и скажут: «Ну, чеки собирать... Пусть остается так, как есть». Я еще раз пожалуюсь...



Марьяна Торочешникова: Вы напрасно так думаете о наших радиослушателях. Вот я вообще замечаю, что люди стали более подкованы с точки зрения права и готовы отстаивать свои права.



Виталий Бордунов: Меня это очень радует.



Марьяна Торочешникова: А тем более, представляете, что делать в аэропорте шесть часов, кроме как ходить и доказательства собирать?.. Надо же как-то себя развлекать.



Виталий Бордунов: Моя свекровь летела из Кемерово в Москву и попала в такую ситуацию, когда «Аэрофлот» задержал рейс на шесть часов. Но это еще было до принятия этих норм. И я спросил: «А что, дали ли вам попить?». «Нет, бросили...». И шесть часов пассажиры, 180 человек, мучились в этих «отстойниках». Никуда уйти нельзя, потому что все это тянулось... И с такими ситуациями, я думаю, теперь будет покончено. Я надеюсь на то, что перевозчики тысячу раз задумаются. Потому что в ответ (я очень надеюсь на то, о чем вы сказали, Марьяна) найдутся пассажиры, которые выставят приличный счет и накажут таких перевозчиков.



Дмитрий Янин: А если дело дойдет до суда, то вы можете ссылаться как на эти правила, так и на закон «О защите прав потребителей». Нужно помнить о том, что если авиакомпания добровольно не удовлетворит вашу претензию, которую нужно будет предъявить в течение шести месяцев с момента этого события, то тогда суд, основываясь на законе «О защите прав потребителей», может взыскать штраф в доход государства в размере 50 процентов от цены иска.



Марьяна Торочешникова: То есть и вы получите компенсацию, и государство ее накажет.



Дмитрий Янин: Да. И если вы заявите такое требование в соответствии с законом «О защите прав потребителей». То есть экономически если с рейса, например, даже 50 процентов авиапассажиров будут предъявлять свои претензии вот так активно, то экономически авиаперевозчикам будет невыгодно игнорировать эти правила. Но если, повторяю, отстаивать свои права будет один с борта, то этот один все и получит, но ситуация не изменится. Потому что авиакомпании выгодно будет, в конце концов, компенсировать 5 тысяч рублей одному авиапассажиру, а остальных 100 человек продержать в накопителе. Потому что чтобы поселить 100 человек в гостинице, надо потратить где-то 150 тысяч рублей – по 1,5 тысячи минимум. Плюс есть такие города у нас многие, где невозможно разместить 300 человек одномоментно в номерах...



Виталий Бордунов: В Комнату для матери и ребенка.



Дмитрий Янин: Да. И поэтому, понятно, что эти правила написаны для тех, кто знает свои права. Но насколько люди проникнутся этим и насколько люди будут прощать авиакомпании, и зависит, как мы будем с вами летать.



Марьяна Торочешникова: Хорошо. А как решать эти проблемы за границей?



Дмитрий Янин: Точно так же.



Марьяна Торочешникова: А если люди прилетают за границу и не знают... они же не знают, как правило, языка. Даже регистраторы, которые работают за стойками, они не говорят по-русски. Кому предъявлять претензии?



Виталий Бордунов: Здесь я напомню условия Варшавской конвенции. Их четыре. Если такой пассажир летит самолетами российского перевозчика – это одна ситуация. Он может, естественно, предъявить иск в Москве или там, где он купил билет. Не обязательно лететь в Москву, если он купил билет в Новосибирске, то там суд и должен рассмотреть его иск.



Марьяна Торочешникова: Я понимаю. Но вот у нас большинство людей летают в Турцию и в Египет отдыхать туристами...



Виталий Бордунов: Это чартерные рейсы, во-первых.



Марьяна Торочешникова: Да, чартерные рейсы. Мы здесь уже выяснили, что эти правила распространяются, в том числе, и на чартерные рейсы.



Виталий Бордунов: А за все в ответе чартерный перевозчик.



Марьяна Торочешникова: Хорошо. Вот люди где-то в Анталье, в аэропорту, рейс задерживается. Им кому говорить: «Покормите нас, пожалуйста».



Виталий Бордунов: Когда вернулись, и вот с этими свидетельствами того, что произошло, все это... авиакомпания не удовлетворила... и есть досудебная возможность все отладить, тогда в суд предъявлять иск.



Марьяна Торочешникова: Я поняла. А как?



Дмитрий Янин: Искать представителя авиакомпании. Не нашли? Составили акт, что никого не было, вынуждены были сами за все платить, и теперь взыскиваем. То есть понятно, что египетский авиаперевозчик несет ответственность, как и российский.



Виталий Бордунов: Надо быть буквоедом.


Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG