Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политологи начали подводить итоги президентства Владимира Путина


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент в Москве Максим Ярошевский.



Кирилл Кобрин: Только новые, альтернативные нынешней власти государственные деятели могут создать обновленную, мощную и дееспособную. Таков вывод, которые делают эксперты Института национальной стратегии, они сегодня представили первый доклад серии "Итоги с Владимиром Путиным: кризис и разложение российской армии". В вооруженных силах сегодня наблюдается деградация, вопреки сообщениям в СМИ о милитаризации армии и улучшении условий службы. Военный обозреватель, журналист Александр Гольц согласен с разработчиками доклада, в российской армии проблем достаточно, но главная из них заключается в том, что сама массовая модель мобилизации вооруженных сил в России не работает.



Максим Ярошевский: Зачем сегодня задаваться вопросами, чем будет заниматься президент России после выборов в 2008 году и кто же будет преемником Владимира Путина на выборах президента. С такого утверждения начинают свой доклад эксперты Института национальной стратегии. Есть же гораздо более важные вопросы: какое наследство оставит глава государства следующим поколениям россиян; какие исторические вызовы стоят перед страной; какие серьезные кризисы и катастрофы ждут Россию в ближайшем будущем. Именно для того, чтобы найти ответ хотя бы на один из этих вопросов, в институте решили подготовить целую серию докладов под единым заголовком "Итоги с Владимиром Путиным".


Первая работа посвящена российской армии и проблемам, с которыми столкнулись вооруженные силы во время правления Владимира Путина. Одна из главных проблем, распространение мифов о нынешней российской армии, уверен директор Института национальной стратегии Станислав Белковский.



Станислав Белковский: Существует миф о том, что при Путине произошла невероятная милитаризация страны, произошло возрождение военной мощи чуть ли не до уровня Советского Союза. Кроме того, политическая система страны (в последнее время все чаще встречаю в различных, в основном зарубежных средствах массовой информации) характеризируется, как милитократия, то есть власть людей в погонах. Это, безусловно, миф. При Владимире Путине произошла полная деградация российских вооруженных сил, вернее, те процессы деградации, которые начались в 90-е годы, достигли апогея и близки к своему логическому завершению. Негативные тенденции в развитии армии приняли необратимый характер. Перевооружение армии есть тоже не более чем миф, поскольку при растущих затратах на перевооружение фактического перевооружения не происходит и реально новой техники в войска не поступает. Кроме того, собственно, военно-промышленный комплекс опирается на разработки еще советского времени и никаких существенно новых разработок, которые могли бы поступить хотя бы в опытную, тем более в промышленную эксплуатацию, в постсоветское время не сделано, в том числе и в период правления Владимира Путина.



Максим Ярошевский: Достаточно в вооруженных силах проблем социального характера. Можно вспомнить о минимальных пенсиях и заработных платах военнослужащих. По данным Института национальной стратегии, 36 процентов военнослужащих сегодня живут за чертой бедности, 52 процента работают на второй работе, 90 процентов курсантов военных училищ вынуждены работать ночью. Говорит президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.



Михаил Ремизов: Пенсия военного пенсионера, полковника вооруженных сил в три раза меньше, чем полковника МВД и в четыре раза ниже, чем пенсия полковника ФСБ. Мне сложно оценивать это иначе, чем как оценку существующим государством приоритетов в сфере безопасности. Люди, которые занимаются безопасностью внешней на профессиональной основе, ценятся у нас, к сожалению, гораздо ниже, чем те, кто занимается внутренней безопасностью. Наиболее неблагоприятным индикатором положения армии является то, что сегодня она является и все больше становится местом ссылки деклассированных, люмпенизированных элементов, а не инструментом социализации разных слоев общества. Когда речь пойдет о серьезном исправлении ситуации, начинать нужно будет с того, что сделано в Израиле. Дети элиты, будущие члены политической и государственной элиты должны проходить обязательную службу в армии. Будем надеяться, что это будет уже другая армия.



Максим Ярошевский: Разработчики доклада делают вывод - для обновления армии в стране нужна новая, альтернативная власть. Такого мнения придерживается директор Института национальной стратегии Станислав Белковский. С ним в некоторой степени согласен военный обозреватель Александр Гольц: действительно, проблем в российской армии предостаточно. В армии нет ориентиров, офицерам не понятно, к какой именно войне надо готовиться, призыв для вооруженных сил - это крах, модель массовой мобилизации военнослужащих в случае начала военных действия себя полностью изжила.



Александр Гольц: Вывод, безусловно, справедлив. Дело в том, что всякая реформа, разумеется, реформа вооруженных сил очень важна, но все равно она частность от общей реформы государства. Проблема заключается в том, на мой взгляд, что в другом обществе, в других экономических условиях военно-политическое руководство страны пытается сохранить неработающую в этих условиях модель массовой мобилизационной армии советского образца. Отсюда многие другие частные проблемы, как то проблемы с перевооружением вооруженных сил, отсутствие военной доктрины, проблемы с дисциплиной и личным составом. Все это результат попытки сохранить армию, которая принадлежала другому обществу. Совершенно очевидно, что контрактную армию указом президента (вот завтра решили, будет у нас контрактная армия) не построить.



Максим Ярошевский: Роль Владимира Путина в нынешней российской армии?



Александр Гольц: На Россию свалилось это нефтяное счастье, о котором Ельцин и его министры не могли и мечтать. Другой вопрос заключается в том, что эти деньги, которые можно было бы и нужно было бы израсходовать на создание современных вооруженных сил, тратятся на то, чтобы поддержать некую видимость благополучия в неработающих вооруженных силах. Проблема в том, что денег стало достаточно, чтобы поддерживать видимость.



Максим Ярошевский: Есть ли на сегодняшний день выход из сложившейся, будем говорить прямо, печальной ситуации в российской армии?



Александр Гольц: Российская армия не имеет ориентиров или перед ней ставят априори ложные задачи. Российская армия не знает, к какой войне она готовится. Ясно, что эта война совсем не та, которая возможна. Ведь если даже просто перебрать потенциальных противников, это будет либо высокотехнологичная война, в которой воевать призывная армия, где две трети призывников не имеют среднего образования, не сможет по определению, либо конфликт низкой интенсивности. И опять-таки призывная армия наименее готова воевать в такой войне, потому что конфликты низкой интенсивности требуют высокой выучки солдат и инициативы младших офицеров. И то и другое бесполезно и даже вредно для массовой мобилизационной армии. Формирование российских вооруженных сил идет по моделям начала и середины XX века, это массовая призывная армия. Я думаю, что где-то в 2009-2010 году эту систему комплектования ждет крах по одной простой причине: в 2009 году надо будет призвать 500-600 тысяч молодых людей. К этому времени в этом же году чуть больше 800 тысяч молодых людей достигнут 18-летнего возраста. Притом, что около 300 тысяч мест им предложит система высшего образования. Ясно, что президент, кто бы он ни был, этот новый верховный главнокомандующий будет стоять перед выбором, что обрушить - либо систему образования российскую, либо систему укомплектования вооруженных сил.


XS
SM
MD
LG