Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликт между Италией и Румынией: политика и общественное мнение в старых и новых членах ЕС


Ирина Лагунина: В последние дни резко обострились отношения между Италией и Румынией. Поводом послужили преступные действия некоторых румынских граждан, находящихся на Аппенинском полуострове в качестве беженцев. Поселения румын, многие из которых находятся на нелегальном положении, стали рассадником преступности, что, конечно, вызывает ответную реакцию местных жителей против незваных гостей. Об этом - мой коллега Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: После того, как Румыния вступила в Европейский Союз, и на нее распространился общесоюзный безвизовый режим, резко возросло общее количество румынских граждан, пытающихся всеми правдами и неправдами обосноваться в странах Западной Европы. В первую очередь, они устремились в Италию, чему, скорее всего, способствовала и языковая близость: румынский, как и итальянский, входит в группу романских языков. На окраинах крупных городов возникли стихийные поселения и палаточные городки, немедленно ставшие очагами преступности. Итальянцы, свято блюдущие законы гостеприимства, долго терпели такое положение, но последний случай чашу их терпения переполнил. Восстановить фактографическую канву происшедшего я попросил нашего римского корреспондента Алексея Букалова:



Алексей Букалов: 30 октября этого года 24-летний румын, живший в эмигрантском лагере под Римом, зверски избил и изнасиловал 47-летнюю гражданку Италии. Она попала в больницу в состоянии комы и вскоре скончалась. Реакция была незамедлительная, итальянцы возмутились. Мэр Рима немедленно отреагировал и потребовал созвать совет министров, а тот в свою очередь принял декрет о высылке эмигрантов, совершивших преступление на территории Италии. Таким образом ситуация стала, с одной стороны, международной, потому что она привела к обострению отношений с Италией, потому что румыны сразу же очень негативно на это прореагировали и назвали эту вспышку негодования ксенофобией. В Рим прибыл с официальным рабочим визитом премьер-министр Румынии, его сопровождали министр иностранных дел и министр внутренних дел. А самого премьер-министра принял частной аудиенцией Папа Римский Бенедикт 16, которого румынский премьер-министр поблагодарил за то, что в одной из своих проповедей он призывал к сдержанности в отношении иностранцев в Италии.



Ефим Фиштейн: Насколько я знаю, в Италию эмигрируют отнюдь не только румыны – есть еще волна переселенцев из Северной Африки. Как воспринимается проблематика миграции здешней общественностью?



Алексей Букалов: С одной стороны, итальянские власти сами признают необходимость рабочей силы извне в условиях общего старения коренного населения Апеннин и снижения уровня рождаемости. А с другой стороны, качество, если можно так сказать, и род занятий прибывающих иностранцев создают дополнительные проблемы. От несанкционированной торговли контрафактными товарами на улицах городов до повышения уровня преступности. Именно это жесткое преступление послужило поводом к принятию, прямо скажем, драконовских мер в отношении эмигрантов. И декрет этот, который приняло правительство, стал очередной проверкой на крепость самой левоцентристской коалиции Романо Проди.



Ефим Фиштейн: А какими могут быть внутриполитические последствия всей этой скандальной истории для правящей коалиции Италии?



Алексей Букалов: Последствия обычные для слабого большинства левого центра в парламенте. Для того, чтобы укрепиться в этой жесткой линии, придется опираться на голоса правых, что, конечно, ведет к размыванию правящей коалиции, что препятствие для Романо Проди. Что касается связей, я просто оговорюсь, что по официальной информации 75% правонарушений в Риме совершают эмигранты именно из Румынии. Но конечно, итальянские деловые круги опасаются, что такого рода ужесточения позиции к румынским эмигрантам повлечет за собой негативные последствия для развития двусторонних связей. 30 депутатов парламента предложили срочно создать ассоциацию дружбы Италия – Румыния как в пику этому процессу. Они опасаются, что позиции итальянского капитала могут быть серьезно ослаблены в Румынии. Там действует 15 тысяч совместных предприятий, проживает свыше 50 тысяч итальянцев. Между прочим. Здесь очень важная позиция президента республики Джорджа Неполитано, он выступает в роли гаранта конституции и выступил со специальным обращением, где призвал исполнительную власть сочетать принципы гостеприимства и безопасности граждан. Но заявление общего характера, но оно немножко успокоило страсти.



Ефим Фиштейн: Пора послушать и румынскую сторону. Как восприняли власти этой балканской страны осеннее обострение отношений с Италией? С таким вопросом я обратился к историку из Бухареста, доктору Арманду Гоша?



Арманд Гоша: Правительство Румынии приняло специальный план для румынских эмигрантов в Италии. Десятки румынских офицеров полиции были отправлены в Италию для борьбы вместе с итальянскими коллегами против криминальных элементов. В то же время румынское министерство юстиции стало искать адвокатов для защит румын, которые легально живут и работают в Италии. Политики в Румынии стали использовать этот скандал на фоне предвыборной кампании. У нас сейчас выборы в европейский парламент. Премьер-министр подчеркивает, что большинство эмигрантов являются честными людьми и обещает организовать кампанию для улучшения имиджа румын в Италии. А националистические силы стали агитировать против цыган, поскольку подозреваемые в убийстве итальянки по происхождению цыгане. Семь лет назад лидер партии «Великая Румыния» ультра-националист Вадим Тодор обещал решить проблемы цыган с автоматом Калашникова. Дело в том, что главный элемент – большинство из них по происхождению цыгане. В Румынии были специальные правительственные программы, десятки миллионов евро, но ничего не помогло. Поскольку цыгане, которые жили в ужасающей бедности, убегали на Запад. А сейчас невозможно практически вернуть назад.



Ефим Фиштейн: У проблемы есть еще один, достаточно деликатный аспект: подавляющее большинство искателей счастья из Румынии – это люди ромского происхождения, говоря по-старому, цыгане. Осознают ли это в Румынии, и если да, то какие выводы из этого факта делаются?



Арманд Гоша: Конечно, в румынской прессе запрещено обращать внимание на то, что он по происхождению цыган. Считается политически некорректным. Но проблема очень старая. И к сожалению, у цыган специфический образ жизни, особенно у кочующих цыган. После того, как Чаушеску придумал, как решить эту проблему, к сожалению, после крушения коммунизма большинство цыган убегали на запад, а сейчас это уже не румынская проблема, сейчас европейская проблема. Дело в том, что у румынских цыган есть особенность из-за того, что произошло в последние годы Чаушеску.



Ефим Фиштейн: Румыния пока не является составной частью Шенгенской зоны и в ближайшее время ее не станет. Не опасаются ли власти, что эти события ухудшат позицию страны в Европейском Союзе? Что намерены они предпринять для улучшения положения ромского меньшинства в стране?



Арманд Гоша: Конечно, все эти события, по-моему, испортили отношения с Италией, поскольку сейчас в Италии самая грандиозная проблема – это очень серьезная пробелма в Италии. К сожалению, румынское правительство только в последний момент как-то решило что-то сделать. Несколько часов я встречался с лидером организации, румынской очень крупной организации, которая этим занимается. Я был в шоке: все, что он мне сказал, он обратил внимание на то, что сейчас в румынской прессе стали использовать слово «цыган», а не «ром». И для него это был самая большая проблема. Я уже пять лет занимаюсь это проблемой, я искал помощи правительства и других европейских структур, чтобы помогать цыганам построить какие-то дома в Трансильвании. Интересно, что сами цыгане не хотят этого. По официальным данным где-то 100-150 тысяч, по неофициальным говорят, что только в Италии 200 тысяч цыган. По официальным данным в Румынии всего лишь полмиллиона цыган на 23 миллиона населения. А по неофициальным где-то полтора миллиона.



Ефим Фиштейн: Выслушав доктора Арманда Гоша из Бухареста, еще раз обращусь к нашему римскому корреспонденту Алексею Букалову. Алексей, как справляется итальянская общественность с деликатностью положения, когда и говорить о ромском происхождении большинства так называемых «румын» не позволяет политическая корректность, но и замалчивать это обстоятельство трудно? Не вызывают ли разговоры о цыганах ассоциаций с временами фашистской Италии?



Алексей Букалов: Об этом не принято говорить. Безусловно, этот момент присутствует. Ромы, ромалы – все это большое наследие Римской империи, которая распространилась на нынешнюю Румынию и получила свое имя, название от римлян. При этом цыгане живут обособленно и многие из них являются гражданами Румынии. Но итальянские власти опасаются, чтобы это не вылилось в резко негативную реакцию, в погромы, не дай бог. Хотя уже попытки предпринимались поджечь некоторые таборы на окраинах городов. Потом очень трудно определить, ведь они же не переписаны, не поддаются статистике, избегают разного рода регистрации, дети не ходят в школу. Это очень серьезная социальная проблема. Вот поэтому сейчас, например, одно из последствий этого недавнего визита премьера будет создание совместных полицейских групп румынско-итальянских. То есть сюда прибудут румынские советники, румынские полицейские, которые будут помогать разбираться, кто есть кто. Но, конечно, пахнуло немножко решением этого цыганского вопроса. И надо сказать, что католическая церковь к этому внимательно, настороженно относится, потому что недавно в Ватикане состоялась большая международная конференция по оформлению цыган во всем мире. Они считаются мигрантами, которые находятся под покровительством римско-католической церкви.



Ефим Фиштейн: Бухарестский историк Арманд Гоша и наш римский корреспондент Алексей Букалов представили нам конфликт, политические последствия которого, скорее всего, еще впереди.


XS
SM
MD
LG