Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исламский бюргер. Немецкие турки разрываются между двумя родинами


Турецкие девушки фотографируются на фоне Рейхстага

Турецкие девушки фотографируются на фоне Рейхстага

На экраны Турции недавно вышел фильм «Фикрет-бей» (Fikret Bey) режиссера Сельмы Коксал (Selma Köksal), рассказывающий о турке по имени Фикрет, который потеряв работу в Стамбуле, отправляется на поиски лучшей жизни в Германию. В Стамбуле открылись курсы для потенциальных эмигрантов, которые готовятся уехать в Германию на работу. Здесь изучается немецкая история и культура и даже немецкая кухня. Почему турецкая диаспора в Германии стала самой крупной в Европе?


Ахмет уехал в Германию в начале 1960-х, там женился, вырастил трех детей. Скопив к старости достаточную сумму, вернулся обратно в Турцию. В районе курорта Алания, который в шутку называют Малой Германией, купил небольшую виллу. За последние годы в его окрестностях выросли настоящие немецкие деревни: чистые скромные садики, стриженые газоны, ухоженные баварские домики. По словам самого Ахмеда, голубая мечта пожилых турок, живущих в Германии — домик на побережье Средиземного моря: «Я прожил довольно трудную жизнь. Уехал, бросил родителей, чтобы помочь своим детям пробиться в люди. На старости лет вернулся. В этом районе живет около ста тысяч престарелых турок из Германии. Кто не может позволить себе недвижимость, едут в Турцию как туристы. Зимой отели в Анталии забиты турками-пенсионерами из Европы. Здесь жизнь гораздо дешевле, к тому же свежие фрукты… Однако, прожив долгую жизнь в Европе, люди забывают местные обычаи. Многие хвастаются перед соплеменниками своей значимостью. Проработавшие всю жизнь в Германии турки уверены, что без их участия немецкое экономическое чудо просто бы не состоялось!» — убежден Ахмет.


Ностальгия возвращается


В начале шестидесятых фраза «на работу в Германию» в Турции звучала магически привлекательно. После Второй мировой Германия остро нуждалась в рабочей силе. Бонн заключил с Анкарой договор об экономическом сотрудничестве. На работу в Европу отправились более семи тысяч анатолийских крестьян. В фильме «Другой берег» немецкого режиссера турецкого происхождения Фатиха Акына шофер Кемаль приезжает в Мюнхен на заработки.


Недалекий деревенский житель смотрит на европейскую цивилизацию как инопланетянин: чурается метро, откровенно разглядывает женщин в мини-юбках, не может понять систему работы кредитных карт. Но проходит короткий срок, и чудаковатый, нелепый крестьянин превращается в благовоспитанного бюргера. По словам самого Акына, тема адаптации турок в немецком обществе — для него одна из главных в творчестве: «Я, например, родился в Германии и чувствую себя почти коренным жителем. Однако моя душа остается в Стамбуле. Это исходит из детства. В наши дни Стамбул стал ближе, но для меня это место, где я испытываю чувство тоски по утраченному... Многие возвращаются обратно».


Дети и внуки турецких переселенцев не ощущают себя в Германии стопроцентными гражданами. Многие высокооплачиваемые должности, доступные их сверстникам-немцам, для них закрыты. Турецкие юноши продают подержанные автомобили, работают мальчиками на побегушках, рассыльными на стройках. Намаявшись в поисках случайных заработков, многие возвращаются на землю предков. Однако на вновь обретенной родине они также чувствуют себя чужаками. Довольно трудно сходятся с соплеменниками, которые презрительно называют их «хусейно-гансами» и высмеивают за привычки бюргеров. Виной тому привезенные с собой из Европы иной образ жизни, традиции, культура. «Немецкие турки», к примеру, не чураются алкоголя, посещают пивные заведения, где, в отличие от коренных жителей, могут напиваться до чертиков.


«Немецкие турки»


По словам выросшей в Германии Айше Фыркан, в Стамбуле, наряду с американской или русской диаспорой, уже давно сформировалась колония так называемых «немецких турок»: «Численность турок в Германии перевалила за два миллиона. Большая часть этих людей — выходцы из турецкой глубинки, которые живут в турецких кварталах. Такое стремление создать «маленькую Турцию» мешает быстро выучить немецкий язык. К тому же многие жалуются, что их притесняют местные власти, что они живут, как в гетто. Есть мнение, что в политической и культурной элите Германии немецкие турки представлены недостаточно».


Вот и жен турки-иммигранты предпочитают выбирать у себя на родине. Они считают турчанок, выросших в Германии, «испорченными», поэтому специально едут за супругой в турецкую глубинку. В последнее время в Германии процветает так называемая «свадебная иммиграция». Вся турецкая семья едет в деревню к родственникам и утраивает смотрины невесты. В подобных семьях жены, как правило, остаются дома, разговаривают с детьми на турецком, не отдают их в немецкие детские сады.


По словам журналиста Мехмета Карабчи, их дочери ходят в исламской косынке, а сыновья посещают мечеть: «Такие люди трудно адаптируются в немецкое общество, не знают немецкого языка. Вдали от родины они живут обычно семейными кланами. В чужой стране эти законы приобретают чудовищную силу. Это оборачивается кровопролитием. Недавно в Берлине убили двадцатилетнюю турецкую девушку. Ее застрелил младший брат, которому семейный совет для такого дела специально выделил оружие. Это была обыкновенная казнь за то, что она отказалась носить исламский платок».


По сообщениям турецких СМИ, чтобы психологически помочь иммигрантам, немецкие власти нашли интересный ход. В последнее время среди турецкой молодежи в Германии пользуются большой популярностью комиксы о приключениях мусульманки Айше, которая в начале повествования носит исламский платок и не желает адаптироваться в немецкое общество.


XS
SM
MD
LG