Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские правозащитники учредили "Общественный трибунал" по защите прав заключенных колоний


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов .



Александр Гостев : Российские правозащитники учредили «Общественный трибунал», который будет расследовать нарушения прав человека в колониях. Инициаторы создания общественной организации утверждают, что в системе исполнения наказаний происходит беспрецедентное ужесточение порядков. Российская пенитенциарная система стала абсолютно закрытой для общественного контроля. Как следствие, в ней еще шире стало применяться насилие по отношению к заключенным. Над этой темой сегодня работал мой коллега Олег Кусов.



Олег Кусов : Инициаторами создания общественной организации стали лидер движения «За права человека» Лев Пономарев, глава Центра содействия реформе уголовного правосудия Валерий Абрамкин, правозащитник Елена Боннэр, директор Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова Юрий Самодуров и руководитель коалиции «Экология и право» Эрнст Черный. В заявлении правозащитники говорится, что « р оссийская пенитенциарная система стала закрытой для общественного контроля. Мы видим чудовищное неприкрытое насилие в системе исполнения наказания» ? конец цитаты. Слово лидеру движения «За права человека» Льву Пономарёву.



Лев Пономарев: Проблема заключается в том, что мы все больше получаем сообщений из колоний, из мест заключений, содержания под стражей, сообщений буквально о преступлениях, которые там совершаются. Людей там избивают регулярно, пытают и убивают. И наши обращения в прокуратуру, и саму систему исполнения наказаний, как правило, оканчиваются ничем. Система исполнений наказаний прокуратуры отвечает нам, что «ваши факты не подтвердились». Хотя у нас есть показания просто людей, которые являлись жертвами или свидетелями этих событий.


Учитывая то, что в последнее время ситуация заходит в тупик, появляется все больше и больше акций протеста, вплоть до бунтов, свидетелем которых было российское общество, мы решили усилить наши позиции, скажем так. И вот с этой целью создается этот «Общественный трибунал».


Обратите внимание, там написано: «Преступления против человечности». Эти преступления требуют очень серьезных расследований. Это означает, что действительно совершаются преступления, так сказать, особой тяжкости. И мы считаем, что учитывая тот тупик, в который вошло отношение к правозащитником системы исполнения наказаний, к этому над привлечь большее внимание общества. Мы будем делать то же самое с большей публичностью, а именно - накапливать информацию, проводить общественные слушания или какие-то круглые столы на эту тему, придавать гласности преступления.



Олег Кусов : Осенью нынешнего года в российских исправительных учреждениях произошли несколько громких инцидентов. Два из них - в Самарской области. Рассказывает наш корреспондент Сергей Хазов.



Сергей Хазов: В октябре и ноябре волнения осужденных произошли сразу в двух исправительных учреждениях, расположенных в Самарской области. 10 октября начали голодовку протеста 200 осужденных исправительной колонии номер 6. По словам осужденных, голодать их вынудили неудовлетворительные условия и режим содержания. Перед началом голодовки в медсанчасти умер один из осужденных, Вячеслав Подангин. Как говорят заключенные, смерть наступила из-за нанесенных ему побоев - сотрудники колонии применили к нему спецсредства.


В ночь на 5 ноября произошли беспорядки в Жигулевской колонии для несовершеннолетних в Тольятти. Группа подростков залезла на крышу здания одного из отрядов, где находилась несколько часов, требуя встречи с прокурором. Комментирует правозащитник Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин: Происходят такие бунты из-за того, что режим, который в учреждениях существует, слишком жесткий. Потому что основным требованием молодых людей, которые подняли это выступление, было смягчение режима. То есть они не просили ничего, кроме смягчения режима их содержания. Система исполнения наказаний России, она уже давно не является пенитенциарной, а она является именно наказательной. О цели исправить преступника речи давно уже не идет. Речь идет о том, чтобы просто изолировать и там максимально эффективно подавлять.



Сергей Хазов: По мнению правозащитника Александра Лашманкина, давно назрела необходимость в создании общественной организации для контроля за соблюдением прав человека в местах лишения свободы.



Александр Лашманкин: Во Франции в свое время создали так называемый Комитет контроля за тюрьмами. Это была достаточно эффективная организация. Хотелось бы, чтобы в России появилось нечто подобное комитету, созданному французскими интеллектуалами и который повлиял на ситуацию с положением дел во французских тюрьмах.



Сергей Хазов: «Волнения в самарских тюрьмах нужно воспринимать не только как протестные акции», - считает уполномоченный по правам человека в Самарской области Ирина Скупова.



Ирина Скупова: Никаких требований, претензий к администрации до сегодняшнего дня не высказано. Жалоб от осужденных у меня из этой колонии нет. Поэтому, скорее всего, все-таки протест был спровоцирован поведением только что переведенных осужденных из других регионов, Саратова в частности, среди которых были осужденные по 321-й статье «Дезорганизация деятельности учреждений». Я по жалобам смотрю, которые нам поступают, они связаны с медобеспечением в системе УФИН. Нужны не столько общественники, правозащитники, сколько врачи, которые могли бы определить, незаконно отказано в этапировании на лечение или действительно затянуты сроки по назначению сроков инвалидности, нельзя ждать комиссию, которая приедет через несколько месяцев. Нельзя провоцировать конфликтные ситуации. Общественный контроль должен просто принимать другие формы.



Сергей Хазов: В аппарате самарского омбудсмена Ирины Скуповой заявили, что готовы сотрудничать с правозащитниками по вопросам контроля за соблюдением прав человека в местах лишения свободы.



Олег Кусов : В сентябре нынешнего года беспорядки произошли в петербургском СИЗО «Кресты». Говорит глава Петербургского отделения межрегиональной организации «Комитет за гражданские права», член Экспертного совета уполномоченного по правам человека Российской Федерации Борис Пантелеев.



Борис Пантелеев : Я думаю, что любое начинание подобного рода будет иметь определенную пользу. Тем более что, например, система исполнения наказаний в России становится все более и более закрытой. Насколько мне известно, одно время даже не пускали сотрудников Министерства юстиции в эти учреждения, которые пытались разобраться в той ситуации. Если даже их не пускают туда, то что уж говорить об остальных! При всем притом, что представители этой системы всегда и всюду заявляют о том, что они максимально открыты для любой общественности, для любых журналистов. Увы, это не так.



Олег Кусов : Общественная организация в силах повлиять на создавшуюся в этой системе ситуацию, считает Борис Пантелеев.



Борис Пантелеев : Есть ситуации, в которых невозможно скрыть явные и очевидные нарушения. Например, перед событиями, которые произошли недавно в Санкт-Петербурге, к нам обращались многие - и по телефону заключенные звонили, и их родственники обращались. Где-то недели за три до этих событий, к нам обращались многие люди, которые буквально чуть ли не умоляли нас, чтобы мы прислали какую-то проверку, какую-то комиссию, чтобы эта комиссия смогла устранить те нарушения, которые там начались. В массовом порядке были издевательства, избиения и так далее. Люди говорили о том, что - пришлите комиссию, иначе будет бунт, а бунта мы не хотим. Мы, ретранслируя эту обеспокоенность к руководству Федеральной службы исполнения наказаний по Санкт-Петербургу, сказали, что примите меры, иначе, действительно, можно резьбу сорвать при закручивании гаек. Нам ответили, что никаких оснований для волнений нет, никаких бунтов не будет, профессионалы знают свое дело. Тем не менее, через три недели произошли те события, о которых знают во всем мире.


Каков статус общественности? Конечно же, он меньше, чем какие-то официальные инстанции, или какие-то международные организации. Но, тем не менее, это тоже может иметь определенное значение.



Олег Кусов : Говорил глава Петербургского отделения межрегиональной организации «Комитет за гражданские права», член Экспертного совета уполномоченного по правам человека Российской Федерации Борис Пантелеев.




XS
SM
MD
LG