Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Технология власти. Попытка сравнения: президент Грузии Михаил Саакашвили и президент Украины Виктор Ющенко


Программу ведет Андрей Шарый. Прини мает участие главный редактор журнала "Россия в глобальной политике " Федор Лукьянов .



Андрей Шарый : На этой неделе в итоговых выпусках программы «Время Свободы» я представляю вам специальную рубрику «Технология власти». В беседах с экспертами мы пытаемся понять, как организованы власть и налажен общественный диалог в России и соседних с ней странах. Гость рубрики сегодня – известный московский внешнеполитический эксперт и журналист, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике " Федор Лукьянов. Президент Грузии Михаил Саакашвили и президент Украины Виктор Ющенко. Попытка сравнения.



Федор Лукьянов: Между Ющенко и Саакашвили, на мой взгляд, есть принципиальная разница. Точнее говоря, есть принципиальная разница между теми моделями, которые сформировались в Грузии и в Украине.


Украина вызывает массу разного рода эмоций. Наблюдение за украинской политикой иногда смешит, иногда пугает, иногда вызывает какие-то иные чувства, но то, что принципиально, там медленно, тяжело и с разного рода отклонениями формируется более или менее нормальный механизм функционирования политической системы. То, что на умном языке называется политическими институтами, взаимодействие которых и является демократией, по сути дела. За три года, прошедших после "оранжевой" революции, Украина пережила несколько политических кризисов разной силы. Можно наблюдать, как раз за разом эти кризисы, оставаясь очень яркими с внешней стороны, внутри каждый раз было несколько проще находить выход из него. Тот факт, что ни разу после 2004 года там не произошло столкновений лоб в лоб разных политических сил, это как раз и свидетельствует о большом успехе украинской модели. Я бы не назвал это пока еще демократией. Демократия там только в процессе первичного строительства, но там есть плюрализм, там есть механизм коммуникации политической, там есть заметная обучаемость политического класса каким-то приемам нормального функционирования государства.


В Грузии ситуация, на мой взгляд, совсем другая. Грузия изначально, начиная с выборов президента Саакашвили в январе 2004 года, формировалась система, основанная на одном лидере. 96 процентов, которые Саакашвили получил на первых президентских выборах, безусловно, это символ того, как развивалась политическая система в Грузии. Я не имею в виду, что там были злоупотребления или фальсификации, а именно то, что огромные надежды, которые были возложены обществом на конкретного человека (символ всего этого), они запрограммировали его дальнейшую деятельность. Все, что происходило, происходило вокруг него. И это, в общем, неизбежный путь к не функционированию нормальных институтов.



Андрей Шарый: По вашему мнению, у Михаила Саакашвили есть замашки авторитарного лидера, или это просто такая ситуация, в которой он действует, и такая политическая культура народа, к которому он принадлежит?



Федор Лукьянов: Я думаю, что замашки у него, безусловно, есть. По характеру он человек явно властный и склонный к принятию единоличных решений. Гораздо важнее, что эти замашки могут реализовываться, то есть именно та среда, которая существует, отчасти, может быть, она объясняется каким-то национальным характером, но, с другой стороны, просто стечением обстоятельств они позволяют этим замашкам превращаться в принципы политики.



Андрей Шарый: А у Ющенко ситуация другая? Он другой тип политика или другое политическое окружение?



Федор Лукьянов: Ющенко и по характеру человек совершенно другой. И, самое главное, Украина по своему строению абсолютно иное государство. Это государство неоднородное во всех смыслах - и в национальном, и в языковом, и в культурном, и в экономическом, и в социальном. Там огромное количество разных элементов, из которых строится общество. И в этой ситуации плюрализм запрограммирован просто. Если так можно некорректно сравнить, то я сравнил бы Украину с Индией. Индия считается самой большой в мире демократией. И всегда говорится, что вот какой замечательный пример. Страна развивающаяся, не западная, а, тем не менее, устойчивая демократия. Так вот, в Индии иначе невозможно. Потому что как только попытается централизовать Индию, она просто развалится. В Украине в значительно меньшей степени по-другому, но ситуация та же. Попытка 2004 года выстроить всех в соответствии с каким-то генеральным планом одной из группировок привела к революции. И каждый раз, когда кто-то пытается тянуть одеяло на себя слишком (будь то Ющенко, будь то Янукович или кто угодно), вся система противодействует этому. Этот плюрализм там заложен.



Андрей Шарый: Иногда проводят параллели между действиями Владимира Путина и Михаила Саакашвили. Вы видите что-то общее в политических портретах этих лидеров или нет, или это надуманные вещи?



Федор Лукьянов: В портретах я не вижу ничего общего. Они люди абсолютно противоположного склада. Саакашвили - лидер популистского толка, очень ориентированный на внешние эффекты. Путин, наоборот, человек антиполитический, то есть он такой управленец, очень специфическими способами этого управления. Общее я вижу не в них, а в принципах построения модели. И в Грузии, и в России ситуация непрочная, потому что она не строится на институциональной базе. Она строится на личной популярности конкретного лидера.



Андрей Шарый: Означает ли это, что перспективы украинской политической модели вам представляются предпочтительнее?



Федор Лукьянов: Безусловно. Украинская политическая модель, если ее сравнивать с грузинской (с Россией сравнивать бесполезно, потому что это совершенно другие весовые категории), конечно, украинская модель гораздо более здоровая. Она проходит естественную фазу развития, то есть это естественные трудности на пути к чему-то. В Грузии, я боюсь, что ситуация будет идти кругами, то есть они все время будут возвращаться к взрывам, наподобие 2003 года или наподобие того, что мы видели сейчас.



XS
SM
MD
LG