Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нарушение прав граждан в ходе проведения жилищно-коммунальной реформы


Карэн Агамиров: "Нарушение прав граждан в ходе проведения жилищно-коммунальной реформы" - такова наша сегодняшняя тема. Участники передачи: сопредседатель Ассоциации территориальных общин и объединений Константин Курбаков и председатель Совета жителей дома в Головинском районе города Москвы Алла Батенкова.


Итак, какие на сегодняшний момент основные нарушения в сфере жилищно-коммунального хозяйства, Константин Иванович?




Константин Курбаков

Константин Курбаков: Нарушений, конечно, много. Но я предлагаю сосредоточиться на двух главных и основных. Первый - это нарушение прав человека по среде обитания и по жилищу. Это один основной такой вид нарушения. Второй - это нарушение принципа в рыночной экономики частной собственности в условиях ЖКХ. И рассмотрите на конкретных примерах.


Давайте первый принцип рассмотрим, первое такое нарушение. В соответствии с нашей Конституцией, у нас существует среда обитания, как у любого живого существа. Что в нее входит, понятие какое? Во-первых, жилище, дом. Во-вторых, земля, это, извините, зелень, это воздух, то есть экологическая среда, это в том числе количество людей, социум, который живет на этой землей. Это все среда обитания. Естественно, производство и прочая деятельность этого социума. И вот какие здесь нарушения? Сказано, что эти вещи неприкосновенны. А у нас что делается? Вот один характерный пример.


Многоквартирный дом, скажем, стоквартирный дом. Это живой организм, сложный организм, я подчеркиваю, очень сложный: канализация, свет, механика, вертикальный транспорт, строительные конструкции и так далее. Да еще большой, сложный финансовый механизм. Так вот это все требует, естественно, соответствующий контроль, управление и обеспечение. Дом - живой организм, он рождается, живет и умирает. И нужно его поддерживать в нормальном состоянии. Поэтому во всем мире существует понятие "капитальный ремонт". То есть определенный срок, 20-25 лет, в течение которого жители добровольно отчисляют амортизационные расходы. И за 25 лет появляется сумма, которой достаточно для капитального ремонта. Так вот жители всего жилого фонда давно правительству эти деньги выплатили, а у нас дома не ремонтируют по 40 лет, по 50 лет, там двойная норма. Поэтому дали эти денежки без процентов правительству.



Карэн Агамиров: Вы имеете в виду еще советскому правительству.



Константин Курбаков: Извините, современное правительство - есть преемник прошлого. Поэтому все эти перешли, как говорится, средства. Кроме того, извините, мы уже живем при новой власти с 1985 года. Кто-то считает с 93-го. Нет-нет, со времен Горбачева, это он начал всю эту, как говорится, ситуацию. Таким образом, денег у жителей на капитальный ремонт много. А нам сейчас предъявляют претензии, нет у вас денег, житель вроде банкрота. Нет, это не житель банкрот, это перевернутая ситуация. В предыдущем законе сказано: несвоевременное проведение капитального ремонта - есть преднамеренное приведение дома в аварийное состояние. Разве жители приводят в аварийное состояние? Это правительство. Следовательно, банкротом является правительство. Поэтому хочу сказать: жители должны помнить одну святую истину, их право на жилище нарушить никто не имеет права, никакой президент, никакой мэр и никакие указы и постановления. Деньги он уже выдал. Поэтому, заключая какие-либо договора, неважно, с кем, по ТСЖ или управляющая компания, житель должен помнить ловушку, которую ему несут: как только он подписал такой договор, он списывает все долги правительства. Нельзя этого делать. В договорах должна быть обязательно фраза, четкая и ясная, что будет проводиться капитальный ремонт тогда-то, тогда-то, основание постановление правительства номер такой-то от такого-то числа и проверить нужно, есть ли там эта запись. Мы уже столкнулись с лживой записью. Вот это самое главное, что я хотел бы сказать.



Карэн Агамиров: Это принесли вы типовое заявление, когда конкретно будет выполнен плановый капитальный ремонт дома, с указанием основания для этого заявления.



Константин Курбаков: Конечно, это право жителя.



Карэн Агамиров: Это заявление должен написать каждый житель квартиры?



Константин Курбаков: Уважаемый Карэн, я хотел бы коснуться этого вопроса отдельно, но я бы попросил вас, чтобы на этот вопрос ответила Алла Михайловна после того, как я выскажу второе. Алла Михайловна непосредственно в своей, как говорится, шкуре чувствует эту ситуацию, ей лучше и сказать.



Карэн Агамиров: На низовом самом этапе.



Константин Курбаков: Второе крупное нарушение. У нас установили рыночную экономику. Мое мнение, я ученый, поэтому могу сказать, есть две крайности: полная рыночная экономика - это глупость, но так же полное огосударствление такая же глупость. Нужен промежуточный вариант, то есть по отдельным вопросам. Называется это конвергенция (не буду утомлять), короче говоря, соединение государственных методов управления и рыночной экономики.


Так вот в новом Жилищном кодексе антиконституционное заявление. Антиконституционное, нарушающее наши основные права. Оказывается, полная оплата жилища должна быть на плечах жителей. Поясняю, в чем нарушения Конституции. У нас есть недра и прочее, и прочее. Так вот есть понятие "рента", то есть доход от этого. Это принадлежит нам всем по Конституции, следовательно, там есть общая долевая собственность, то есть моя доля. И при советской власти 75 процентов государство на ЖКХ выделяло. Это не благосклонность, это возврат наше доли. Поэтому уничтожение этой доли, кто дал это право? Жителей спросили? Нет. Это возможно только по суду или с моего согласия. А для этого нужен референдум. И никакой указ никакого президента, никакая Госдума не имеет права принимать такие утверждения, вы сами по себе. Тогда верните нам, пожалуйста, всю эту ренту и верните наши богатства и сделайте, как в Эмиратах или в Саудовской Аравии.



Карэн Агамиров: Получается, Константин Иванович, что государство в лице своих законодательных органов принимает антиправовые акты?



Константин Курбаков: К сожалению, так, это факты. Второй вам пример, опять нарушения частной собственности. В соответствии с Конституцией существует следующее, статья 12: уровень федеральной власти, образно говоря, корабельная, ниже. Значит, региональная или, скажем, московская или санкт-петербургская - это палубная. И, наконец, третий, низовой уровень, муниципальный - это каютная. И что сказано черным по белому? Что муниципальная власть не входит в государственную власть, как церковь не входит. И что дальше? А в статье 130-132 удивительная запись...



Карэн Агамиров: Жилищного кодекса.



Константин Курбаков: Конституции. Там сказано, что жители муниципального образования являются не управленцами, не временщиками - владельцами. То есть никто не имеет права отторгать, это уголовщина в чистом виде. Так московские власти все это прибрали к своим рукам и говорят: а вы знаете, нет муниципальной собственности. Вот это второе колоссальное, в особо крупных размерах хищение собственности у населения. Мотивируется так: Москва, как регион, имеет особые полномочия. Опять-таки это лукавость, причем в сильном виде. Никто не дал права палубе противоречить корабельному закону. Конституция - основной закон, все особенности идут внутри закона, а не в боку. Разве может, допустим, палубное хозяйство сверлить дырку в трюме? Никогда. Поэтому еще один довод: как можно раздробить московское хозяйство, тут все мусором будет завалено. Да глупость это. Весь мир идет по этому пути. Попробовал бы мэр города Нью-Йорка копейку взять у муниципального образования, он через неделю не был бы мэром Нью-Йорка. А у нас все сгребли в кучу. Никогда в жизни мы не сможем определить, что такое муниципальная собственность. Опять лукавость. Это элементарно просто. К муниципальной собственности относится любая собственность, которая полностью предназначена для решения задач муниципального образования. Это весь жилищный фонд, это все школы, все больницы, все кинотеатры, вся торговая сесть, частично транспорт, только внутриквартальный и так далее. Короче говоря, основные средства находятся в руках муниципалов, а не у городской, как говорится, казны. А сейчас у нас все там. Вот откуда все наши нарушения, вот откуда все беды с точечной застройкой. Там бы нос никто не сунул. Потому что жители сами себе не враги. А сейчас, оказывается, все определяет мэр города, московское правительство, какая-то городская Дума. Она своими задачами должна заниматься, а не применять жителей. Это второе нарушение, принципиальное и крупномасштабное.



Карэн Агамиров: Прибирание муниципальной собственности городскими властями.



Константин Курбаков: Конечно. По закону это нарушение.



Карэн Агамиров: Это в Москве только?



Константин Курбаков: Нет, к сожалению, не только.



Карэн Агамиров: Но повсеместно.



Константин Курбаков: Дело в том, что Москва у нас маяк. Я должен сказать, я здесь выступаю в роли критика нашего мэра, но я хочу сказать и добрые слова в его адрес. Он ведь не только нарушитель, он еще и созидатель. Поэтому мы должны хорошее у Лужкова видеть, нельзя только одной краской мазать Лужкова ни в коем случае, но обязательно в первую голову, как говорится, ставить на место городскую власть, если она нарушает Конституцию. Она сильно нарушает. Наша Москва, как тифозной сыпью покрылась точечными застройками, сплошное нарушение. И вот сейчас, что выдвигается? Провозгласили, теперь точечная застройка не будет проводиться, каленым железом будет это выжигать. А потом маленькая поправочка: если эта застройка входит в городской план строительства, это, оказывается, не точечная застройка. Чушь какая-то. Да разве определяется это мнением чиновника какой-то городской Думы? Это определяется нормативами застройки, нарушением экологической и прочей среды, а этого там и звука нет. Смотрите, какое ухищрение законодательное, а внешне выглядит очень привлекательно.



Карэн Агамиров: Так называемая каучуковая норма, то есть, есть норма и тут же оговорка красивая.



Константин Курбаков: Конечно. Или заявляется, придомовые территории для домов один метр от дома. Да что, жители тараканы, по стенке что ли должны ползать? И кто дал право вообще продавать землю под домом? Кто дал право? Это можно вызвать оленя или медведя и сказать, ты чего тут бегаешь по территории.



Карэн Агамиров: Но ведь наверху городские власти никто пока не поправил.



Константин Курбаков: Я хочу сказать, наш народ привык верить власти. Вот пока не исчезнет эта манера слушать верхнюю власть и верить ей, это не исчезнет. Но я третье нарушение хотел бы сказать, крупное и мощное.


Существуют так называемые ДЕЗы. Что произошло с этими организациями? Всю жизнь были коммунхозом, коммунальное хозяйство. Что это такое? Коммунальная служба, которая выполняет коммунальные услуги. Да наша-то вся проблема называется – жилищно-коммунальное хозяйство. Эти службы предназначены для выполнения коммунальных услуг, в частности по жилью. Что делает после 93-го года наша, как говорится, «уважаемое» правительство московское? Оно превращает их в РЭУ – районное эксплуатационное управление. Но вроде бы сменили название. А здесь хитрость есть. Дело в том, что в этих отношениях есть двое, в рыночных отношениях, один покупатель, то есть житель, а второй предлагает услуги, жилищная контора. А теперь их уравняли, они встали на одной планке. Прошло время, прошел этот номер, следующий шаг делается, превращают в ДЕЗы – дирекция единого заказа. Ну, вроде бы предлог-то хороший: мобильность, объединение, интеграция. Но теперь появился директор, начальник. А житель какой-то мышонок, которого можно не пустить на порог. Сразу изменились отношения.


Еще одно. С некоторых пор стали эти ДЕЗы приватизировать в ООО и прочие различные компании, типа «ку-ку». Что это такое? Это же общедолевая собственность, мало того, что она городским властям не принадлежит, это общедолевая собственность жителей. Там здания, оборудование, станки, машины – это все наша собственность, никакого отношения к Лужкову не имеет, к любому мэру. А вам дает государство дотацию. Это тоже общедолевая собственность, как только к нам поступила. Поэтому приватизировать в принципе возможно, но только с нашего согласия или по суду. Вот пусть по суду попробуют, тогда им предъявят, что они будут выступать против Конституции. А так по определению…



Карэн Агамиров: Берут и забирают долевую собственность.



Константин Курбаков: Совершенно верно. Причем, что интересно, все это подается, что это в интересах жителей, что это с их согласия. Мало того, подсовывают договора на различные управляющие компании, которые якобы будут за нас работать. Вы хотите сами? Хотите стать хозяевами? Пожалуйста, сами управляйте. А это типичное безобразие. Бабки, дедки набрались энтузиазма, там пять лет поработают и скиснут, а дальше хода нет, дальше или ТСЖ организовывайте.



Карэн Агамиров: Хода нет, уже договор действует, подписан.



Константин Курбаков: А что такое ТСЖ? Это товарищество собственников жилья. Это огромный, многоквартирный дом, он требует профессионального управления. Какие там энтузиасты соберутся? Скиснут через пять-десять лет. Так вот это ловушка самая настоящая. ТСЖ очень хорошая форма, но для новенького дома и где живут люди с толстым кошельком. Хорошая форма, не нужно ее, как говориться, полностью, сто процентов критиковать. А у нас 90 процентов жилого фонда изношено. О каком ТСЖ можно вести речь?


Более того, всякие посылы, что вот капитальный ремонт в первую очередь будет для ТСЖ, опять очередная ловушка. Нет времени сейчас об этом говорить, можно посвятить отдельную большую передачу.



Карэн Агамиров: Право на образование ТСЖ, это, видимо, отдельная тема совершенно.



Константин Курбаков: Да. Хочу сказать следующее. Вы не можете сами, вам ТСЖ неудобно, пожалуйста, управляющая компания. А это посредники, это клещи на шее жителя, они вообще не нужны. А что же нужно, резонно спросить. Вы это критикуете, это критикуете. А что вы предлагаете?



Карэн Агамиров: Давайте, что вы предлагаете, немножко попозже, потому что уже человек звонит и довольно давно ждет. Анатолий Сергеевич из Москвы, слушаем.



Слушатель: Добрый день.



Карэн Агамиров: Здравствуйте.



Слушатель: Я тоже живу в Головинском районе, и в течение полутора лет проводил переписку, начиная от главы управы и кончая мэром города Москвы Лужковым. По уровню Лужкова письма, собственно, направлялись вниз. У нас в доме 40 лет не было капитального ремонта, сейчас уже 42, а ответы такие, что дом призван находящимся в удовлетворительном состоянии и капитальный ремонт ему вообще не нужен. Вот такие отписки, типа, «в огороде бузина, в Киеве дядька», потому что пишут доводы определенные, они отвечают так, притом даже пишут, что сделали какие-то работы, которых, в общем-то, и не делали. И стоят так упорно, как стена, то есть пробить практически невозможно. В последнее время у нас поменялся поставщик услуг по доставке телевизионных сигналов, сейчас стали локальные кабельные сети, опустили в почтовые ящики письма, односторонний договор. Они пишут, с получением данного письма новый поставщик и новая расценка, в два с лишним раза дороже.



Карэн Агамиров: Вот-вот, Анатолий Сергеевич, это то, о чем как раз Константин Иванович и говорил почти всю первую передачи, что на капитальный ремонт деньги есть, они выплачивались на протяжении 40-50 лет, куда они исчезли, не известно, но мы-то догадываемся, где эти деньги, которые были на капитальный ремонт вами выплачены. Кстати, где ваш дом находится?



Слушатель: Дом в Головинском районе.



Карэн Агамиров: Головинский район, как раз Алла Батенкова из этого района. Об этом будем мы еще разговаривать. Пришли сообщения так же на пейджер. «Нас, как крыс, принуждают участвовать в опытах, не спрашивая нашего согласия», пишет Добрый. «Весь смысл жилищно-коммунальной реформы - это заставить жильцов за все платить, загнав нас в ТСЖ, причем цены на все должны быть рыночные, а зарплаты и пенсии почему-то ниже прожиточного минимума. При этом собственников жилья хотят заставить платить еще и налог», это пишет Александр.


Константин Иванович с позиции ученого (доктор технических наук все-таки) очертил три большие группы нарушений: это безобразие с капитальным ремонтом, это прибирание к рукам муниципальной собственности со стороны городских властей и приватизация ДЕЗов – безобразие на уровне ДЕЗов.


Теперь пришла пора сказать, что делать и как действовать гражданам. Вот звонил человек, он говорит, что приходит даже к нему почтой односторонний договор. Есть Гражданский кодекс, согласие – есть продукт взаимного непротивления сторон, говорил еще монтер Мечников из «12 стульев». Ему приходит односторонний договор, вот вам назначается такая-то управляющая компания. Давайте, как людям бороться с этим, потому что очень много сообщений на пейджер. Вообще, мне кажется, эта тема до сих пор не проняла еще людей. Вот не проняла. Даже я получаю квитанцию на оплату, иду и послушно плачу. Это от власти исходит. Вы правильно сказали, что народ привык так, то, что приходит от власти, идет от власти, это так и должно быть. Вот она этим пользуется. Пожалуйста, Константин Иванович.



Константин Курбаков: Уважаемый Карэн и радиослушатели, я предлагаю сейчас сосредоточиться на одном вопросе: что нам делать.



Карэн Агамиров: Это самый главный вопрос. Во-первых, осознать, что мы являемся людьми с высоким чувством достоинства и не прогибаться, кто бы нам какие-либо антиконституционные действия не предлагал, хоть президент, хоть мэр, хор, извините, любой другой начальник, большой или малый. Помните, основной закон, которым мы должны руководствоваться, Конституция, она прямого действия. Любое искажение, от кого бы ни исходило, это от лукавого. Стоять насмерть, как говорится, на статьях Конституции.


Что нужно делать конкретно? Первое. Один человек беспомощен, бюрократ любой его щелчком задвигает, как говорится, на свое мышиное место. Объединяться. Во-первых, объединяться в советы жителей домов. В каждом доме должен быть совет, который не должен заниматься никакими хозяйственными вопросами. Он является абсолютным носителем право народного контроля, в том числе и над ДЕЗами, в том числе и над правительством по отношению к своему дому, ни больше.



Карэн Агамиров: Сколько сегодня таких советов? Вот Алла Батенкова одна из председателей такого совета в Головинском районе. Сколько всего?



Константин Курбаков: Мы начали работать с 2001 года, с декабря месяца, и мы гордимся, что вопрос о капитальном ремонте, о котором сейчас так много говорит даже президент, это мы раскочегарили этот вопрос с декабря 2001 года. Вот сейчас основная задача – создавать советы жителей дома. Никто не даст нам избавленья, ни бог, ни царь.



Карэн Агамиров: Создали совет. Дальше?



Константин Курбаков: Следующее. Советы в домах, вокруг двора собираться в общину, территориальную общину. Не религиозную, не в профессиональную, не в какую другую, не в партийную, а территориальную.



Карэн Агамиров: Собрались в общину. Дальше?



Константин Курбаков: Собрались. Это низовой орган управления власти, это не общественная организация. Дальше нужно создавать высший орган власти в районе или в муниципальном образовании. Высший совет жителей района, муниципальный совет жителей района. Его сейчас нет. Есть муниципальное собрание, это не высший орган. По Конституции у нас высшим органом является народ, единственный источник власти. А в районе муниципального собрания нет. Оказывается, высшей властью у нас является депутаты. Да кто им дал такие полномочия? Это искажение. Этот совет создавать.


Следующее. Создавать коммунальную службу, управляемую советом жителей. Я хотел бы вернуться к правовой основе. Что дальше-то делать? Это структура, а делать-то что? Нам все время подсовывают некие договора на создание ТСЖ, на создание управляющих компаний, чего-нибудь другое. Жители должны помнить, существует так называемое право и правоприменение. Так вот с точки зрения права, мы должны быть грамотными не хуже любого юриста. Правоприменение – это конкретные юридические моменты, это нужно консультироваться и так далее. Так вот, если кто-то не понимает и не знает, пожалуйста, метро «Автозаводская», улица Автозаводская, дом 19, строение 2, пятый этаж, каждую среду наша ассоциация с 15 до 18 проводит бесплатные консультации жителей по вопросам ЖКХ, самоуправления и самоорганизации.



Карэн Агамиров: Константин Иванович, так или иначе, в итоге-то все выльется в судебные дела, с местной властью в том числе, с правительством.



Константин Курбаков: Может и не выльется.



Карэн Агамиров: Договориться можно, да?



Константин Курбаков: Как только эти нарушители чувствуют, что перед ними грамотные объединения жителей, они понимают, что они вообще-то жуликоватые, они начинают искать компромиссы или отступают. Реже отступают, лучше идут на компромисс. Вот первый момент. Подсовывается документ, допустим, с какой-то управляющей компанией, скажем, выбор управляющей компании. С одной стороны, это филькина грамота, там никаких конкретных данных, кроме ДЕЗ номер такой-то или управляющая компания такая-то. Что это за чушь? От нас требуют все абсолютно юридические данные, а там ничего нет, печати даже нет, никаких юридических правовых данных. Это документ вешайте в туалете на гвоздик и помните, отношения имущественные могут быть только на двухсторонней основе, не поддавайтесь ни на какие уговоры, ни выбор коллективной компании. Если вы это делаете, вы свои имущественные права добровольно можете передать в руки мошенников. Только двухсторонние договора. Этот договор должен быть ни на какую управляющую компанию, а на выполнение коммунальных услуг, а там может быть указана, в том числе и управляющая функция. Только одно жесткое условие: к этому договору должен быть приложен подробный перечень всех коммунальных услуг, включая функцию управления. И вот тут они начинают ерзать на стуле. Управляющую функцию, чего вы там напишите? Вы что, будете краны… Так это входит в соответствующую услугу. Вы что будете, ходить за меня передавать эти все, как говорится, квиточки? Я сам, без вас пойду. Я плачу за телефон, за энергию, я и тут заплачу. Управляющей компании писать нечего. А те социальные вопросы и все прочее, которые там двигаются, так это есть специальные органы.



Карэн Агамиров: Тогда они почувствуют свое, так сказать, место.



Константин Курбаков: Свое место. Заказчиком являются жители. Поэтому ваша задача помнить одну вещь. Нам организовали официальную страшилку, где во всех документах написано, если до 1 января житель не разродится и ничего не подпишет, тогда исполнительная власть насильно, это при «демократии», нам навяжет компанию, которая нас, как говорится, посадит в ловушку. Что это такое? Это же явное нарушение Конституции. Житель должен писать заявление в такую компанию, пусть это будет ДЕЗ, не бойтесь этого, на предложение: нам необходимо с вами, как с балансодержателем, заключить двухсторонний договор со мной на общедолевую собственность по дому (только для данной квартиры) на выполнение коммунальных услуг.



Карэн Агамиров: Вот этот типовой договор у меня, мы его целиком читать не будем. Но те наши уважаемые радиослушатели, кто заинтересуется этим, должны понять, что надо написать такое заявление, причем владельцу каждой квартиры.



Константин Курбаков: Обязательно.



Карэн Агамиров: Я являюсь владельцем квартиры. В соответствии с новым Жилищным кодексом нам необходимо заключить двухсторонний договор на выполнение всех необходимых коммунальных услуг по моему дому на мое долевое, опять же, участие. И потом у вас здесь четыре пункта. Когда, к примеру, будет выполнен плановый капитальный ремонт дома и так далее, так далее. Уважаемые радиослушатели, принимайте это действительно серьезно и близко к сердцу, потому что это очень-очень важно. Если вы осознаете, что от вас, оказывается, очень многое зависит.




Алла Батенкова

Алла Батенкова: Безусловно.



Константин Курбаков: И еще. Это нужно сделать до 1 января. Бюрократ остается бюрократом, мы не можем бюрократизм уничтожить. Если вы сделаете до 1 января, то, извините, вы можете посылать их далеко-далеко: я вам давал предложения, вы же не откликнулись, я жду с вашей стороны.



Карэн Агамиров: Еще два месяца почти есть.



Константин Курбаков: А если вы не подадите, тогда, когда вы придете после 1 января, вам скажут, знаете, мы уже назначили вам компанию, не согласны, обращайтесь в суд.



Карэн Агамиров: Потому что вы не откликнулись.



Константин Курбаков: И тогда вам нужно будет через суд. А компания может такую штучку выкинуть. Она протянет месяца три, потом скажет: вы знаете, я готов с вами разрушить договор, но я взял тут кредит на полмиллиона и уже его растратил, вы, пожалуйста, мне, извините, неустойку уплатите. Штанов не хватит платить. Помните это.



Карэн Агамиров: Это предупреждает вас Константин Курбаков, он не просто один из сопредседателей Ассоциации территориальных общин и объединений, это еще доктор технических наук и фронтовик, ветеран войны, который сегодня после передачи пойдет за повышение пенсии. На сколько?



Константин Курбаков: На 500 рублей.



Карэн Агамиров: На 500 рублей фронтовику повысят пенсию, и будет составлять она порядка 14 тысяч, наверное.



Константин Курбаков: Я только хочу сказать, уважаемый Карэн. Я двенадцать с половиной лет был председателем боевой территориальный общины под названием «Крымчане» (у Крымского моста), и хорошо знает правительство нашу общину. Мы отстояли там очень много, и очень много зависит от дружной работы.



Карэн Агамиров: Дай бог вам еще здоровья, долгих лет, чтобы вы продолжали так же активно советовать и направлять жителей, еще очень и очень неграмотных в деле ЖКХ. Я, наверное, не ошибусь, если так скажу.



Константин Курбаков: Но я хотел бы, чтобы вы послушали Аллу Михайловну.



Карэн Агамиров: Алла Михайловна, пожалуйста, как вы на низовом уровне в лице председателя совета жителей дома в Головинском районе боретесь со всем этим безобразием, то, что описал Константин Курбаков?



Алла Батенкова: Мы провели еще в мае месяце собрание наших двух корпусов, соседних корпусов, где недвусмысленно высказали свое отношение к договорам с навязываемой нам управляющей компании. Мы рассказали жителям о тех подводных камнях, которые кроятся за этим договором, показали это на примере даже договора. Жители вынесли свое решение: несогласие подписывать данный договор. Несмотря на это, причем мы об этом уведомили ДЕЗ, уведомили управу, у нас вывешиваются постоянно объявления на наши дома, что вам выбрана такая-то управляющая компания. Наши активисты, не выдержав, рядом с этими объявлениями написали предупреждение, что подписание такого договора – есть прощение всех долгов и взятие расходов на проведение ремонта и обслуживания на себя. Как только наши активисты повесили такое объявление рядом, власть сняла свое объявление, моментально исчезли их призывы.



Карэн Агамиров: Это тоже победа.



Алла Батенкова: Сейчас мы распространили и собираем заявления, о которых говорил Константин Иванович Курбаков, заявления от жителей о необходимости заключения договора только на коммунальное обслуживание. Эти заявления мы направляем от наших жителей в ДЕЗ.



Карэн Агамиров: Все-таки я хочу сказать, что человек сам, видимо, заявление составить не сможет. У меня есть образец, пусть звонят Курбакову, вам в Ассоциацию или приходят. Вы адрес дали, телефон там тоже есть, кто забыл, обращайтесь, я вам дам телефон Курбакова. Этот образец у меня лежит. Где-то на сайте вы вывесили его?



Константин Курбаков: Мой домашний нельзя давать.



Карэн Агамиров: Домашний ваш не будем давать, рабочий. А на сайте вывесили вы образец типового заявления?



Константин Курбаков: Да.



Карэн Агамиров: А сайт ваш называется?



Константин Курбаков: «Комитет защиты прав граждан» - КЗПГ.



Карэн Агамиров: www . kzpg . ru .



Константин Курбаков: Да.



Карэн Агамиров: Пожалуйста, Алла, извините, дальше.



Алла Батенкова: Таким образом, мы, как уже отмечалось здесь, делаем ответный ход. То, что нам предлагает непосредственно исполнительная власть, мы высказываем свою точку зрения. Наша позиция конкретная: нам не нужны лишние посредники, которые будут накручивать тарифы, которые и без того чрезмерно накручены, несмотря на то, что нас уверяют, что мы платим только 66 процентов от реальной стоимости этих тарифов. Итак, нам не нужны лишние посредники, нам нужна коммунальная служба по обслуживанию наших домов и эта служба должна находиться под контролем совета жителей тех домов, которые она обслуживает. Это не даст возможности хищению бюджетных средств, которое сейчас процветает везде.



Карэн Агамиров: Процветает до сих пор.



Алла Батенкова: Конечно.



Карэн Агамиров: А куда все эти деньги ушли, которые на капитальный ремонт выплачивали люди по 40 лет? Где они, эти деньги, Константин Иванович?



Константин Курбаков: Эти деньги находятся, извините, в руках правительства. Куда они их истратили, на Канары, на конфетки, нас не должно это интересовать. Если правительство банкрот, тогда один разговор, уйдите и не мешайте. А если вы не банкрот, будьте любезны, делайте, как положено.



Карэн Агамиров: Но мы должны требовать именно деньги от правительства.



Константин Курбаков: Это наше законное, конституционное право.



Карэн Агамиров: Скажите, пожалуйста, Алла, а если не получается, тогда суд?



Константин Курбаков: Здесь я бы сказал две вещи.



Карэн Агамиров: Объединились, допустим, сделали ваши рекомендации, заявления написали, а им плевать, извините, ничего не делают. Дальше что делать?



Константин Курбаков: Конкретный пример. Мы ежегодно проводим совещание территориальных общин и объединений. Вот 17-го числа, в субботу, в 14.00 мы проводим очередное московское совещание территориальных общин и объединений. Это метро «Дмитровская», Вторая Хуторская улица, дом 15/17.



Карэн Агамиров: Кто сможет, тот придет.



Константин Курбаков: Я хотел бы сказать следующее. И там у нас будет выступающие, в том числе и человек, который покажет на примере. У него 40 лет не проводился ремонт. Написали, от мэра отписка. Думаем, ну, по-разному. Снова написали, другая отписка: ваш дом стоит на очереди. Когда будет? После дождичка в четверг. Там совет жителей, в начале была инициативная группа, начала инициативная группа. Они сказали следующее: мы с такого-то числа прекращаем какие бы то ни было выплаты по дому и платим только 30 процентов, то есть мы не бузотеры, жители не могут быть бузотерами, совсем ничего платить нельзя, через шесть месяцев могут выселить.



Карэн Агамиров: Только квартплату платим.



Константин Курбаков: Да. Остальное не выплачиваем.



Карэн Агамиров: А там человек сам посчитать может, сколько он должен заплатить?



Константин Курбаков: Это очень просто сделать. Приходите к нам, мы вам поясним.



Карэн Агамиров: Константин Иванович, уважаемый, уже мало времени. Я думаю, что вы сегодня очень много важного рассказали. Нас благодарят радиослушатели, что вы такой специалист, сегодня очень подробно обо всем рассказали, просят еще, чтобы дальше вы приходили, на эти темы просвещали людей. Алла Михайловна, тоже благодарят и вас. Потому что вы один из председателей этого совета. Я хотел спросить, сколько сегодня таких советов, как вы, такая энергичная женщина?



Константин Курбаков: Очень мало пока.



Алла Батенкова: Пока не очень много. Но надо отдать должное, те люди, с которыми я встречалась в ассоциации, которые так же возглавляют подобные советы, это действительно активные и заинтересованные люди.



Карэн Агамиров: Можно вас спросить, а вас можно купить?



Константин Курбаков: У нас пять хороших брошюр в виде инструкций, простые законы…



Карэн Агамиров: Константин Иванович, подождите, я задал такой вопрос, купить вас можно?



Константин Курбаков: Меня?



Карэн Агамиров: Нет, не вас. Вас-то не купишь, фронтовика со столькими наградами, с ранениями. Скажут, знаете, давайте так, здесь вот так, так, так.



Алла Батенкова: Самый распространенный вопрос, извините, Карэн, который мы слышим от исполнительной власти, когда приходим с ними общаться: а вы в ассоциации, наверное, за большие деньги работаете. Естественно, у них не укладывается в голове, что человек может этим заниматься, как занимается общественной работой. Потому что просто он неравнодушен, прежде всего, наверное, к своей судьбе и к судьбе других.



Карэн Агамиров: И купить вас, чтобы вы поумерили свою активность, невозможно?



Константин Курбаков: Нет, меня пытались купить. Нас пытались, когда я был председателем общины, это дом 52 по Якиманке, там пытались устроить ресторан. Так вот отозвали в сторону: «Константин Иванович, что вам нужно?» Я говорю, нужно. И заблестели глаза. «Что нужно?» Я говорю, а вы можете меня лет на 20 сделать моложе. «Да нет». Я говорю, тогда мы не договоримся.



Карэн Агамиров: А то есть такое распространенное мнение, которое надо сегодня прямо опровергнуть в нашем эфире, один из знакомых мне сказал: ой, вы знаете, наших людей можно купить и, причем довольно дешево, подчеркнул он.


У нас осталось три минуты. Дадим слово нашим радиослушателям. Нина Сергеевна из Москвы.



Слушатель: Спасибо большое Карэну и спасибо большое Константину Ивановичу. Телефон так и не сказали. Если можно, срочно любой телефон.



Константин Курбаков: Я лучше повторю адрес. Мы не можем давать телефон, иначе мы погибнем. Метро «Автозаводская», улица Автозаводская, дом 19, строение 2, этой второй дом, друг за другом стоят, с тыла вход, пятый этаж, там написано «Депутатская приемная», по средам с 15 до 18 часов бесплатная консультация правового характера.



Карэн Агамиров: А вы же не депутат, как вы депутатская приемная? Разрешили просто?



Константин Курбаков: Нет, нам просто три часа дают время, это чужое помещение.



Карэн Агамиров: Алла Григорьевна из Москвы, слушаем.



Слушатель: Здравствуйте. Я очень коротко, раз времени так мало. Со всем я согласна, что говорилось, но у меня никакого оптимизма по этому поводу вообще нет.



Карэн Агамиров: Почему?



Слушатель: Я сейчас скажу. Я живу в Северном Чертанове, это микрорайон высоток, живу в высотном доме, 25-этажный, 80-го года постройки. Так вот я хочу сказать очень коротко, что в моем представлении ТСЖ или любые другие, это все возможно там, где объединяются какие-то однородные массы людей, то есть люди, у которых интересы направлены в одну сторону. Там где живет огромное количество людей, народ наш… Вот это слово «народ» для меня как бы отрицательное.



Карэн Агамиров: Алла Михайловна вас, наверное, все-таки сейчас поправит.



Слушатель: Подождите, дайте я скажу. Так вот на протяжении 15 лет последних люди, жители дома, нарушают, гробят общие коридоры, забиты пожарные выходы? и никто ничего с ними не сделает, потому что хамы. Так вот хамами нужно сверху руководить. Вот нужно сверху… А дирекция не хочет, пожарники не хотят.



Карэн Агамиров: Алла Григорьевна, вы пока констатируете факты, но бороться-то надо, понимаете. Видно, не хотят бороться. У вас это определение «хамы», и с хамами надо бороться. Она не верит в народ, видите.



Алла Батенкова: У нас такая же была когда-то картина, наши лифты напоминали страшные картинки. Но мы к этому отнеслись очень серьезно, даже схватили за руку тех, кто это делал.



Карэн Агамиров: Очень много в сообщениях на пейджер констатаций фактов о том, что жилые дома захватываются организациями, которым жилинспекции выдают незаконные разрешения на переоборудование освободившихся квартир под офисы. Это тоже, видимо, отдельная тема.



Константин Курбаков: Отдельная тема хищений исполнительной властью имущества граждан.



Карэн Агамиров: Жилого фонда причем. «Разместите, пожалуйста, текст договора на вашем сайте после текста передачи». Текст договора есть на сайте вашем?



Константин Курбаков: Есть.



Карэн Агамиров: Софья Борисовна, это вы написали, текст есть. «Господа, подскажите, как выйти на Союз территориальных общин». Уже неоднократно подсказывали, слушайте повтор, распечатку на сайте и выходите. Олег Борисович пишет: «Что вы говорите про суды». Я считаю, нет, все-таки суд – это последняя инстанция, когда начинается уже борьба на этом уровне. Но, как подчеркивали и Константин Иванович, и Алла Михайловна, еще можно их напугать и можно договориться, до судов дело не доводить.



Алла Батенкова: Позвольте, Карэн, кратко этой женщине, которая звонила. Что нас объединяет? Она говорит, все разные. Нас объединяет то, чтобы с нас не брали слишком лишнее и не по закону.



Карэн Агамиров: И помните статью третью Конституции: «Носителем суверенитета, единственным источником власти в России является ее многонациональный народ».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG