Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Олег Смолин: "Как проголосуем, так и будем жить"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие член фракции КПРФ, первый заместитель думского Комитета по образованию и науке Олег Смолин.



Михаил Саленков: Сегодня уже меньше чем через час начнется последнее заседание Государственной Думы Российской Федерации в нынешнем ее составе. Перед заседанием к нам в студию пришел Олег Смолин, член фракции КПРФ, первый заместитель думского Комитета по образованию и науке.


Олег Николаевич, не боитесь опоздать на заседание?



Олег Смолин: Успею на заседание. Более того, в последний день хочу напомнить... вынужден напомнить Государственной Думе о ее горьких ошибках, в частности, о 122-м законе, поскольку, как известно, в Тольятти чернобыльцы объявили очередную голодовку, будут требовать ответов от правительства, что оно сделало для того, чтобы удовлетворить требования голодающих.



Михаил Саленков: Можете рассказать, что будет на этом последнем заседании? Это будет формальная встреча депутатов или Дума будет в последнем, скажем так, усилии принимать, рассматривать какие-то недопринятые законопроекты?



Олег Смолин: Дума будет в последнем усилии принимать законы, которых от нее требует правительство. В частности, сегодня будут два закона, один из которых я бы оценил с плюсом, это новая редакция закона о физической культуре и спорте, и второй законопроект, который бы я оценил с минусом, это так называемый "олимпийский закон". Вообще, мне, как первому вице-президенту Параолимпийского комитета России, положено было бы радоваться принятию этого закона, но я считаю, что никакие государственные достижения не должны выполняться за счет людей. А так называемый "олимпийский закон" по-прежнему очень жесток, он чуть-чуть смягчен по сравнению с первым чтением. Я думаю, что в Имеретинской низменности по-прежнему у людей будет очень много проблем, как и в Сочи в целом.



Михаил Саленков: А он будет принят сегодня во втором чтении и в целом?



Олег Смолин: Да.



Михаил Саленков: А если в целом анализировать работу за эти четыре года Думы, чтобы вы сказали?



Олег Смолин: Я ведь депутат уже пяти российских парламентов и избирался каждый раз напрямую населением омского региона. Человек я беспартийный, хотя вы правильно сказали - член фракции КПРФ. Мне легко сравнивать, как работали все пять российских парламентов, начиная со Съезда народных депутатов России и заканчивая четвертой Государственной Думой. Прослеживается очень простая закономерность: чем сильнее в Думе партия власти, тем слабее сама Государственная Дума. Еще в Верховном совете порой решения принимались прямо на заседаниях. Еще в первой Думе и первом Совете Федерации, куда я был избран (Совет Федерации тогда еще избирался), тоже решения периодически принимались прямо на заседаниях. Люди внимательно слушали аргументацию, думали, как им голосовать, вспоминали о своих избирателях. Еще во второй Государственной Думе можно было добиться каких-то решений, хотя очень трудно было не получить при этом вето президента Ельцина. И вторая Государственная Дума, кстати, не пропустила ни одного закона, направленного против интересов людей. Еще в третьей даже иногда что-то такое случалось, хотя там уже была так называемая "кремлевская четверка", имеются в виду те фракции, из которых потом возникла партия "Единая Россия", и, к сожалению, к этой "четверке" всегда примыкала ЛДПР, а периодически даже "Союз правых сил", который сейчас справедливо во многом критикует партию власти.


В четвертой Государственной Думе все мертво. Четвертая Государственная Дума, с одной стороны, выступила как похоронная команда, она разрушила все то социальное законодательство, которое частью досталось нам от советского периода, а частью было сформировано в 90-х годах, и она, к сожалению, приняла те законы, которые обеспечили парадоксальную российскую ситуацию, а именно - чем больше в стране денег, тем меньше у людей нормальных условий для жизни. Ключевой показатель здесь какой? Продолжительность жизни. И вот главный итоги работы партии власти и четвертой Государственной Думы очень простой. В 2005 году, по официальным данным, женщина в России жила 72 года, в 2006 - 70. В 2005 году мужчина жил еще 58 лет, а в 2006 - уже только 56 лет. Еще несколько лет такой политики, и никакие демографические проекты будут не нужны, потому что рождаемость никогда не успеет до смертности.



Михаил Саленков: Можете сказать, что лично вам удалось сделать за эти четыре года и о чем вы сожалеете, что не успели?



Олег Смолин: Сожалею о том, что не успел добиться принятия около сотни законов и законопроектов (17 законов приняты), которые значатся в базе на моей фамилии, это первое. Второе, хотел бы, пользуясь случаем, объяснить слушателям Радио Свобода одну простую вещь, парадоксальную. Первое, нельзя спрашивать от депутатов оппозиции за действия партии власти, нигде... в Англии с консерваторов за действия лейбористов не спрашивают, в Америке с демократов за действия республиканцев не спрашивают, это абсурд. Второе, как ни странно, в нашей четвертой Государственной Думе именно оппозиция кое-что еще могла. Ее было очень мало, но она кое-что могла. Почему? Партия власти просто голосовала, не приходя в сознание за все, что предлагалось правительством или администрацией президента. А вот оппозиция, раз, два, три, долбя в одну точку по принципу "капля камень точит", порой чего-то добивалась. Хотите элементарный пример?



Михаил Саленков: Конечно.



Олег Смолин: Я вам приведу. Обсуждали Водный кодекс. Дума сначала приняла Водный кодекс вместе с поправкой депутатов Грешневикова и Смолина, которая устанавливает границы бассейна озера Байкал, ну, чтобы не вели трубу прямо по озеру Байкал. Через день Дума специально вернулась в нарушение регламента к тому же Водному кодексу, вынули поправку Грешневикова и Смолина, "утопили" поправку Грешневикова и Смолина. Мы, естественно, сопротивлялись, как могли. Казалось бы, все. Но вот после этого массовые письма в адрес президента, акции протеста в Иркутске – и, в конце концов, президент вызывает господина Вайнштока и популярно ему объясняет: а не хочешь ли ты трубу провести где-нибудь в другом месте? Если бы не наше активное сопротивление в Государственной Думе, скорее всего, труба так пошла бы там же, где ее повели.


Хотите другой пример? В апреле 2006 года по иронии судьбы Государственная Дума провалила несколько законов в интересах детей, в интересах демографической ситуации в стране. Нам тогда кричали наши коллеги из партии власти: это безответственные законы, такие принимать нельзя! После этого вдруг выступает президент и говорит, что главное… о любви, о женщинах, о детях, и вносит программу, которая по своей цене превзошла те законы, которые мы предлагали. Выходим мы вместе с депутатом от партии власти из Мраморного зала в Кремле. Медицинский академик, умный человек, пока дело не доходит до голосования, вообще замечательный во всех отношениях, он с иронией говорит: вот так, сколько таких законов Дума провалила, а оказывается, их все нужно было принимать.



Михаил Саленков: Какие у вас надежды на новую Думу, каким будет пятый созыв?



Олег Смолин: Мы, как народ, можем все. Но ответ на ваш вопрос очень простой: как проголосуем, вот так и будем жить.


XS
SM
MD
LG