Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Под второй сценой реконструируемого Мариинского театра обнаружили плывущий грунт


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Михаил Саленков: Скандальная история реконструкции Мариинского театра в Петербурге продолжается. После всех экспертиз и согласований оказалось, что на дне котлована здания второй сцены театра нет твердого грунта.



Татьяна Вольтская: История возведения второй сцены Мариинского театра с самого начала отягощена спорами и скандалами. Конкурс на строительство второй сцены Мариинки в 2003 году выиграл французский архитектор Доминик Перро, с тех пор проект претерпел немало изменений. Полностью завершенный проект впервые поступил на рассмотрение Главгосэкспертизы прошлой осенью, в сентябре 2006 года, а уже в декабре было получено отрицательное заключение, послужившее причиной невозможности сразу начать строительство, а также разрыва контракта с "Архитектурным бюро Доминика Перро". Доработал проект Перро уже новый генпроектировщик - ЗАО "Геореконструкция-Фундаментпроект", После этого строительство, наконец, началось, и сегодня петербуржцы могут наблюдать возле старого здания Мариинсокго театра котлован, но неожиданно строительство, которое велось быстрыми темпами, пришлось притормозить: оказалось, что на дне котлована вместо грунта - суспензия, напоминающая по консистенции крем.


Глава Росохранкультуры Михаил Швыдкой назвал тяжелой ситуацию с фактическим отсутствием почвы под будущей второй сценой Мариинки, но выразил надежду, что решение будет найдено, на месте уже работают соответствующие комиссии. Между тем, плывущий грунт - вещь обычная для города, стоящего на болоте, - считает главный специалист по геологии фирмы "Дорсервис" Людмила Шахович.



Людмила Шахович: Мы стоим, вообще весь город, на слабых грунтах. Там должны были проектировщики предусмотреть мероприятия - либо свайное основание, либо укрепление какое-то, либо еще что-то, просто так они не могли пропустить это.



Татьяна Вольтская: И все-таки пропустили. Каким же образом?



Людмила Шахович: Когда обследуется какая-то территория, мы же не можем тыкать через пять метров или через метр, значит, просто на каком-то расстоянии друг от друга исследуется вот этот грунт - берутся пробы, обследуются, и распространяется это на расстояние, допустим, 20 метров, на расстояние 25-30 метров, рисуются геологические разрезы. Если не обнаружили они при бурении, допустим, то, естественно, можно проскочить.



Татьяна Вольтская: Специалисты говорят, что сваи в такой грунт вбивать очень сложно. И, вообще, можно ли решить проблему?



Людмила Шахович: Возможно, но также на "Мужества" была линза плывунов, при проходке заморозили и прошли. И здесь то же самое, они могут свайные основания дополнить. Это большая работа. Какие-то дополнительные мероприятия, укрепляющие. У нас весь город на болоте стоит. Почти все здания у нас на свайном основании. Если это обнаружили в процессе строительства, значит, это просто сейчас дополнительно будут какие-то мероприятия приниматься.



Татьяна Вольтская: Честно говоря, упоминание о станции метро "Площадь Мужества", где много лет на памяти петербуржцев невозможно было справиться с этими самыми плывущими почвами, так что ветка метро была все это время разорвана, не прибавляет оптимизма. К тому же, как объяснялось в свое время в публикациях института "Геореконструкция - фундаментпроект", та стройка, которая видна теперь, это всего лишь опытная площадка, и котлован, вырытый сегодня, это лишь 5% того котлована, который предстоит вырыть. Вырыть же предстоит самый большой котлован в истории Петербурга, причем в очень сложных условиях: с одной стороны - Крюков канал, с другой - старая застройка. Его уникальная глубина объясняется тем, что, стремясь сохранить "небесную линию" Петербурга, было решено сделать здание ниже, опустив три этажа под землю. Таких глубоких строек в городе еще не было. Жидкие, текучие грунты обнаружились именно на стадии опытной площадки, опытного котлована, теперь предстоит решать, какие конструкции будут держать стены здания. Но технические сложности, которые, кажется, все возрастают по мере осуществления проекта, все же не так серьезны, как недостатки самого проекта, как сама концепция второй сцены Мариинского театра - по крайней мере, таково мнение архитектора Бориса Устинова.



Борис Устинов: Весь этот конкурса, все... Конечно, люди вроде Палладио, Райта, Шаруна, то есть архитекторов, которые много сделали в истории в области театрального строительства, рождаются раз в 300-400 лет. Но меня поразило то, что этот проект - СНиПовский, это студент может такой проект сделать. А вся привлекательность его относится не к существу - все декоративистское, никакой особенной, исключительной глубины понимания музыкального театра, театра вообще, понимания места этого театра в структуре города Петербурга, нет.



Татьяна Вольтская: Глубина опытного котлована, где сейчас работают строители, закладывая сваи, составляет более девяти метров. Только после разработки экспериментального участка можно будет сделать заключение, как же на самом деле поведет себя грунт на такой глубине. Окончательная глубина большого котлована должна составить 11 метров.


XS
SM
MD
LG