Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Олег Смолин: «В четвертой Государственной думе все стало мертво»


Беспартийный коммунист Олег Смолин называет слагающую полномочия Думу «похоронной командой»

Беспартийный коммунист Олег Смолин называет слагающую полномочия Думу «похоронной командой»

Государственная дума четвертого созыва завершила сегодня свою последнюю сессию. Перед тем как отправиться на Охотный ряд, в студии Радио Свобода побывал член фракции КПРФ, первый заместитель думского комитета по образованию и науке Олег Смолин. Он счел нужным напомнить о «горьких ошибках» нижней палаты российского парламента, совершенных за четыре года.


Даже в последний день работы Думы в повестку дня были внесены два закона, один из которых Олег Смолин оценил «со знаком минус». Это так называемый «олимпийский закон». «Мне как первому вице-президенту Параолимпийского комитета России положено было бы радоваться принятию этого закона, - сказал депутат, - но я считаю, что никакие государственные достижения не должны выполняться за счет людей. А так называемый "олимпийский закон" по-прежнему очень жесток, он чуть-чуть смягчен по сравнению с первым чтением. Я думаю, что в Имеретинской низменности по-прежнему у людей будет очень много проблем, как и в Сочи в целом».


Документ содержит положения об изъятии земельных участков и иных объектов недвижимости для государственных или муниципальных нужд и об использовании этих участков для строительства олимпийских объектов. Уже после записи интервью с Олегом Смолины стало известно, что закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с организацией и проведением XXII Олимпийских зимних игр и XI Параолимпийских зимних игр 2014г. в городе Сочи» принят депутатами во втором и в третьем чтениях.


По словам Олега Смолина, четвертая Государственная дума «выступила как похоронная команда, она разрушила все социальное законодательство, которое частью досталось нам от советского периода, а частью было сформировано в 90-х годах». «Я ведь депутат уже пяти российских парламентов, и избирался каждый раз напрямую населением Омского региона, - напомнил Олег Смолин. - Человек я беспартийный, хотя и являюсь членом фракции КПРФ. Мне легко сравнивать, как работали все пять российских парламентов, начиная со Съезда народных депутатов России и заканчивая четвертой Государственной думой. Прослеживается очень простая закономерность: чем сильнее в Думе партия власти, тем слабее сама Государственная дума».


Еще в Верховном совете России, говорит депутат, решения порой принимались прямо на заседаниях. «Еще в первой Думе и первом Совете Федерации, куда я был избран (Совет Федерации тогда еще избирался), тоже решения периодически принимались прямо на заседаниях, - вспоминает Олег Смолин. - Люди внимательно слушали аргументацию, думали, как им голосовать, вспоминали о своих избирателях. Еще во второй Государственной думе можно было добиться каких-то решений, хотя очень трудно было не получить при этом вето президента Ельцина. И вторая Государственная дума, кстати, не пропустила ни одного закона, направленного против интересов людей. Еще даже в третьей Думе иногда что-то такое случалось, хотя там уже была так называемая "кремлевская четверка" - фракции, из которых потом возникла партия "Единая Россия", и, к сожалению, к этой "четверке" всегда примыкала ЛДПР, а периодически даже "Союз правых сил", который сейчас справедливо во многом критикует партию власти». Четвертая Дума, по словам Смолина, «к сожалению, приняла те законы, которые обеспечили парадоксальную ситуацию, а именно - чем больше в стране денег, тем меньше у людей нормальных условий для жизни».


Олег Смолин «сожалеет о том, что не успел добиться принятия около сотни законов и законопроектов (17 законов приняты)», в разработке которых они принимал участие. По словам депутата, несмотря на то, что в парламентской практике других стран оппозиция не несет ответственности за действия правящей партии, в российской Думе «именно оппозиция кое-что еще могла». «Обсуждали Водный кодекс, - вспоминает Смолин. - Дума сначала приняла его вместе с поправкой депутатов Грешневикова и Смолина, которая устанавливает границы бассейна озера Байкал, ну, чтобы не вели трубу прямо по озеру. Через день Дума специально вернулась в нарушение регламента к тому же Водному кодексу, "утопила" эту поправку. Казалось бы, все. Но после этого пошли массовые письма в адрес президента, акции протеста в Иркутске – и в конце концов президент вызывает господина Вайнштока и популярно ему объясняет: а не хочешь ли ты трубу провести где-нибудь в другом месте? Если бы не наше активное сопротивление в Государственной думе, скорее всего, труба так пошла бы там же, где ее повели».


В апреле 2006 года Государственная дума провалила несколько законов, направленных на улучшение демографической ситуации в стране. «Нам тогда кричали наши коллеги из партии власти: это безответственные законы, такие принимать нельзя!» – напоминает Олег Смолин. В итоге, по его словам, «вдруг выступает президент и говорит… о любви, о женщинах, о детях, и вносит программу, которая по своей цене превзошла те законы, которые мы предлагали». На вопрос о том, что можно ждать от Думы пятого созыва, Олег Смолин ответил: «Мы как народ можем все. Ответ тут очень простой: как проголосуем, так и будем жить».


XS
SM
MD
LG