Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

МИД России заявил, что наблюдателям ОБСЕ помешала приехать в Россию неразбериха в этой организации


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие сотрудник Центра Карнеги Николай Петров.



Андрей Шарый: Сегодня Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе сделала заявление о том, что не пошлет своих наблюдателей на выборы в Государственную Думу России. Пресс-релиз, распространенный штаб-квартирой организации, обвиняет в прошедшем российские власти. Представитель МИД России заявил о том, что наблюдателям ОБСЕ помешала приехать в Россию неразбериха в этой организации, пренебрежительный образ действий ее руководства, не обращающего внимания на общепринятые процедуры. МИД утверждает, что Россия пытается упорядочить процедуру международного наблюдения за выборами и сделать ее максимально прозрачной. Российские правозащитники придерживаются другой точки зрения. Они считают, что отказ ОБСЕ направить наблюдателей на выборы в Госдуму подрывают авторитет парламентских выборов в России, и считают, что Россия из-за действий российских властей выпадает из правового поля Европы и становится потерянным миром. Это мнение руководителя организации «Голос» Лилии Шибановой.


Сейчас в прямом эфире программы «Время Свободы» известный московский политический эксперт, сотрудник Центра Карнеги Николай Петров. Николай, хорошо это или плохо, по вашему мнению, то, что не приедут наблюдатели ОБСЕ в Россию?



Николай Петров: Я думаю, что это плохо во всех отношениях, плохо и для России, в том числе, и для российских властей, кроме, может быть, какой-то группы, какого-то политического клана, который заинтересован в ухудшении, а не сохранении или даже улучшении отношений с Западом.



Андрей Шарый: Как вы думаете, в чем основная причина того, что наблюдатели ОБСЕ не смогли или не захотели приехать в Россию?



Николай Петров: Основная причина, как это следует из прозвучавших объяснений, в том, что полноценного наблюдения сейчас уже осуществить невозможно. Миссия ОБСЕ предполагает обычно двухмесячный срок, когда приезжает команда, потом приезжают долгосрочные наблюдатели, и только в самый последний момент к ним присоединяются краткосрочные наблюдатели. То, что сейчас заявляет ЦИК, говоря, что еще остается время, это, скорее, уже время для такого включенного наблюдения и политического туризма, когда можно приехать и прийти на избирательный участок, но невозможно понять ни политической ситуации, ни политической системы, невозможно сориентироваться в ситуации. Поэтому наблюдение в такой ситуации полноценным быть не может.



Андрей Шарый: Как вы считаете, то, что произошло, это намеренная политика российских властей или вот так вот вышло?



Николай Петров: Я думаю, что и то и другое. В целом никто, мне кажется, не хотел доводить до окончательного разрыва и до подобной конфронтации, и здесь, наверное, уже неразбериха и отсутствие координации между ЦИКом, МИДом и кем-то еще. Но что намеренно затягивались все сроки, что намеренно сокращена была миссия по размерам, - в этом тоже нет никаких сомнений.



Андрей Шарый: Как вы считаете, вся эта история приведет к какому-то еще большему ухудшению или сколько-нибудь заметному еще большему ухудшению отношений России и западных стран?



Николай Петров: Думаю, что да. И, к сожалению, мне кажется, что произошедшее сегодня может стать началом такой эскалации и нового витка конфронтации, когда Россия, просто не желая входить в клубы международные, в том числе и такой, каким является ОБСЕ, на правах, с одной стороны, новичка, с другой стороны, равного, а не ведущего партнера, сейчас начинает входить в очень жесткую конфронтацию, и не только с ОБСЕ, но и с другими международными институтами, считая, что гораздо проще, легче и эффективнее для России и соответствует ее весу – договариваться тет-а-тет, договариваться в двустороннем порядке, а не иметь дело с большим международным клубом.


XS
SM
MD
LG