Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственная Дума России четвертого созыва провела завершающее пленарное заседание


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие сотрудник Центра Карнеги Николай Петров.



Андрей Шарый: Сегодня Государственная Дума России четвертого созыва провела завершающее пленарное заседание. Депутаты приняли сотни законов, некоторые эксперты говорят, что они не столько обсуждали, сколько штамповали те законы, которые им присылали из правительства и Кремля. Известный московский политический эксперт, сотрудник Центра Карнеги Николай Петров в прямом эфире программы «Время Свободы».


Николай, как вы оцените итоги работы четвертой Государственной Думы?



Николай Петров: Сама политическая конструкция, в которой Думе отведено крайне подчиненное место, она и обусловила ту роль, которую Дума играла. Дума, по сути дела, просто штампелевала те решения, те проекты, которые шли от исполнительной власти. И я, к сожалению, в отличие от некоторых экспертов сегодня, боюсь, что следующая Дума лучше никак не будет. Уже хотя бы по той причине, что в ней гораздо меньше окажутся представлены региональные интересы. И мы получим Федеральное Собрание, когда Совет Федерации уже давно не является представительством интересов регионов, а Дума, которая до последнего момента была все-таки сформирована в одномандатных округах, следующая Дума будет совсем другой, и даже если в ней не будет полностью доминировать одна партия, ее роль окажется вряд ли более приличной, чем роль нынешней.



Андрей Шарый: Давайте я попытаюсь на минуту встать на точку зрения Бориса Грызлова и его единомышленников. Вот они говорят о том, что теперь Государственная Дума стала значительно более эффективной. Да, она перестала быть парламентом во французском смысле этого слова, от слова parler – говорить, там нет говорильни, они эффективно принимают законы. Может быть, на фоне того, о чем вы говорите, даже если с вами согласятся, есть какой-то рациональный смысл в словах Грызлова?



Николай Петров: Вы знаете, Грызлов знаменит прежде всего своей фразой, что Дума не место для дискуссий. И это та модель, которую он последовательно в Думе и реализовывал. То есть фактически у нас нет парламента, если он не выступает как место, где дискутируются, где проверяются и в жесткой конкуренций разных позиций и программ оцениваются те проекты, которые предлагает правительство. И беда ведь не в том, что Дума у нас слабая, а в том, что правительство не имеет сейчас фактически ОТК. И все те ошибки, которые неизбежно допускаются на уровне подготовки решений, они автоматически проходят через Думу, и платить за них приходится уже гораздо больше, чем можно было бы, если бы Дума была нормальным парламентом.



Андрей Шарый: Мы с вами уже говорили в эфире Радио Свобода о слабостях партии «Единая Россия». За те месяцы, которые прошли со времени этой нашей беседы, удалось ли, на ваш взгляд, «Единой России» улучшиться с партийной точки зрения?



Николай Петров: И да и нет. Я думаю, что какие-то элементы такой протопартийной организации мы сейчас в «Единой России» видим, но, к сожалению, в целом «Единая Россия» как не была партией, так, по сути дела, партией и не является. Сейчас просто под одну крышу, под одну вывеску согнаны все, в том числе и очень между собой конфликтующие группировки элиты, которые, по сути, объединяет только одно желание – сохранить свою власть. Вот это конструкция, которая называется «Единой Россией».



Андрей Шарый: Многие депутаты Государственной Думы не с рождения же в этой «Единой России», прошло всего несколько лет с тех пор, как она образовалась. Есть там и бывшие «яблочники», и бывшие члены партии СПС. Это такие люди с хорошим в свое время реноме, демократическим и просто человеческим. Вот они сейчас говорят, как, например, Галина Хованская та же, о том, что все-таки что-то удалось сделать. Вот такая теория малых дел, как в свое время членство в КПСС в 60-70-е годы. Вам понятна такая стратегия? Она только человеческая или политическая тоже?



Николай Петров: Мне эта стратегия понятна, и я считаю, что многие депутаты, в частности Хованская, сыграли очень серьезную роль, в первую очередь как эксперты, которых так в Думе не хватает. Но проблема не в том, что там нет сейчас отдельных ярких личностей, а в том, что Дума в целом – это то, что называют пехотой. Там эти личности абсолютно не играют никакой роли, просто потому что механизм, когда у вас есть больше, чем конституционное большинство, в руках одной политической силы, и эта сила получает откуда-то указания, как надо голосовать, никак не может дать политическую конкуренцию.



Андрей Шарый: Николай, очень короткий прогноз ваш. Вот сегодня я видел социологические данные о том, что только две партии проходят в Государственную Думу – «Единая Россия» и коммунисты. Сколько будет партий в Думе, как считаете?



Николай Петров: Я боюсь, что будет именно две партии, в крайнем случае три. Но принципиальной роли это не сыграет. Хотя надеюсь, что новая система формирования Думы при всех очевидных минусах будет иметь единственный плюс: там будут яркие люди, как сейчас в Общественной палате. Сейчас нужны они, чтобы привлекать избирателей, а дальше они не будут «солдатами партии», а они будут себя вести все-таки как индивидуальные депутаты.


XS
SM
MD
LG