Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Доклад правозащитников о психиатрической системе в Сербии: мучение, а не лечение


Ирина Лагунина. В четверг международная правозащитная организация, отстаивающая права людей с нарушением умственного развития, опубликовала результаты своего четырехлетнего исследования психиатрической системы Сербии. Доклад включает не только описание этих учреждений, но и видеокадры и фотографии пациентов.


Решетки на окнах. Группа мужчин, в шапках и пальто, сидят, прижавшись к батарее. За день их ни разу не выпустили из этого холодного помещения. Еще одна группа – подростков и мужчин, настолько истощавших, что видны все кости и суставы, сгрудилась на лавке и кафельном полу. Их тоже дня держат в этой комнате. Подросток сидит на кровати, его руки крепко привязаны к железному каркасу. Он сидит так часами. Семилетняя девочка с огромной головой и телом годовалого ребенка. У нее водянка головного мозга. Работники учреждения говорят, что в медицинской помощи ей было отказано при рождении: врач сказал, что она все равно умрет. «Мучение, а не лечение», называется этот доклад. Многие из пациентов заключены в эти институты пожизненно. И детей, и взрослых часто привязывают и приковывают, чтобы они не могли двигаться. Никаких законодательных ограничений этой практики нет, и она сродни пыткам. Ограничения движения также используются вместо лечения. И вообще лечение и реабилитация во многих случаях отсутствуют. В заведении Кулина у 50 процентов взрослых и детей гепатит. Нечеловеческие условия содержания невыносимы. В Куруге, например, отсутствуют ванные и душевые комнаты, а канализация засорена. По зданию бегают крысы. Их, этих больных, в Сербии 16 тысяч. Мы беседуем с одной из составительниц этого доклада, сотрудницейХельсинкского комитета Сербии Лильяной Палибрк:



Ирина Лагунина: Так это проблема правительства или общества? Почему она общая для всего постсоциалистического пространства?



Лильяна Палибрк: Я согласная с тем, что положение у нас схоже с тем, что есть во всей Восточной Европе и в России, может быть, эта проблема стояла и в демократических странах, но 40-50 лет назад. Так что это – не феномен Сербии. Но я бы сказала, что заниматься ей должно, в первую очередь, правительство. Потому что именно на правительстве лежит ответственность провести реформу этих медицинских и социальных заведений. А у правительства, насколько мы увидели, не хватает политической воли решить эту проблему подобающим образом. Именно поэтому мы выступили с критикой действий властей. И реакция министерств и правительственных чиновников была очень нервной. Они вообще относятся к неправительственным организациям так, будто мы выступаем против интересов сербского народа, против интересов Сербии и так далее. Что, конечно же, неправда. Мы просто говорим о проблемах, которые существуют. И все сербское общество могло видеть это с экранов телевизора, как и люди во всем мире.



Ирина Лагунина: Но хочет ли сербское общество видеть эти проблемы. Знаете, мне иногда кажется, что российское общество абсолютно безразлично относится к подобного рода вещам. Сгорели старики в одном доме для престарелых, затем в другом. И общество даже не содрогнулось. Ничего не изменилось. Никто не понес ответственности. И никто этой ответственности не потребовал.



Лильяна Палибрк: Вы правы. Сербское общество тоже не настолько чувствительно относится к этим проблемам. Конечно, страна прошла через очень сложный, жесткий период истории в 90-х годах. Люди многое пережили, они ежедневно сталкивались с какими-то лишениями. И они сейчас не хотят видеть эти проблемы других людей. Мы видим, что Сербия как общество не готова принять и согласиться с военными преступлениями, с подобного рода видеодокументами, какой сделали сейчас мы. Но нам кажется, что наше общество просто должно найти в себе силы и открыть глаза на правду, и попытаться что-то изменить.



Ирина Лагунина: Правительство готово предпринять какие-то меры, чтобы реформировать эти заведения?



Лильяна Палибрк: Нынешнее правительство утвердило некоторые документы и программу реформ, которые сами по себе очень хороши. Это касается и реформы медицинских и социальных институтов как таковых, и реформы медицинского обеспечения. Но это только бумаги, это только программы действий. В реальной жизни этих заведений ничего не меняется, как ничего не меняется и в их внутреннем распорядке. Мы надеемся, что наш доклад о положении в психиатрических заведениях, может быть, подвигнет общественное мнение потребовать от правительства каких-то реформ. Потому что подобные вещи оставлять невозможно. Это неприемлемо ни для Европейского Союза, ни для самой Сербии. Особенно если учесть, что нынешнее правительство ориентируется на то, чтобы страна стала частью Европейского Союза.



Ирина Лагунина: Напомню, мы беседуем с одной из составительниц этого доклада, сотрудницейХельсинкского комитета Сербии Лильяной Палибрк. Из того, что я видела в вашем отчете, у меня сложилось впечатление, что проблема даже не только в том, чтобы уничтожить некоторые из этих заведений, потому что реформировать их невозможно. Проблема еще и в подготовке медицинского персонала, людей, которые там работают.



Лильяна Палибрк: Вы абсолютно правы, и это является огромной проблемой. Конечно, речь идет и о зданиях как таковых, и о физических условиях, в которых живут люди. Но это не самая главная проблема. Реальная проблема – это люди, медсестры, врачи и все, кто работает как в психиатрических институтах, так и в других медицинских учреждениях. Персонал обычных медицинских заведений, например, не хочет принимать к себе пациентов из психических клиник. В обществе, и в медицинском сообществе, в частности, сложилась своего рода стигма по отношению как к пациентам этих клиник, так и к обслуживающему и медицинскому персоналу. Да, мы поняли, что мы должны обучать персонал психиатрических клиник – мы должны донести до них, что у их пациентов есть права, что они обладают всем набором прав человека, как и здоровые люди. Что у них есть, в частности, право жить в обществе, а не за пределами общества, что их нельзя выбрасывать на обочину, нельзя содержать в заключении, нельзя без всякой причины привязывать их руки к решетке кровати, нельзя подвергать их пыткам. Еще одна серьезная проблема, кстати, состоит в том, что в психиатрических заведениях просто не хватает медицинского персонала. Мы столкнулись с тем, что в заведении может быть один врач и две медсестры – на 100 человек, на 100 детей. Конечно, этого недостаточно. Конечно, троим просто невозможно заботиться о каждом пациенте и работать с ним. Так что да, больше образования для медицинского персонала, больше профессиональной тренировки, но и больше медицинских и социальных работников тоже.



Ирина Лагунина: Вот вы сказали, что исправить положение в интересах самой Сербии, потому что страна стремится в Европейский Союз. Но делает ли что-нибудь Европейский Союз, чтобы помочь Сербии решить эту проблему? Есть ли какие-то специальные программы для работников специализированных медицинских учреждений, например.



Лильяна Палибрк: Насколько нам известно, никаких программ по переподготовке и обучению персонала Европейский Союз пока в Сербии не проводил. ЕС и другие западные страны выделили немалые денежные средства на то, чтобы перестроить и обустроить здания специальных медицинских учреждений, приобрести новую мебель, словом, создать более человеческие условия. Но никаких программ по обучению или привлечению нового персонала здесь не проводилось. А это намного более важно, чем перестроить здания.



Ирина Лагунина: Так что вы собираетесь делать в этой области?



Лильяна Палибрк: Конечно, важно поддержать правительство, которое хочет проводить реформы, и подтолкнуть его проводить их быстрее. Необходимо провести деинституционализацию этих заведений. Сейчас это огромные учреждения – в некоторых их них находится от 100 до 600 человек. Они живут, отгороженные забором от внешнего мира. Это бесчеловечно. Есть европейские документы, есть документы ООН, которые наше правительство подписало. И оно должно следовать этим документам.



Ирина Лагунина: Но знаете, мы все были выращены на примере карательной психиатрической системы. Может быть, должно пройти какое-то время, чтобы это отношение общества сменилось.



Лильяна Палибрк: Я согласна, но и правительство тоже должно позаботиться о том, чтобы обучать сербское общество тому, что психиатрические пациенты, люди, у которых есть какие-то другие, физические, проблемы, - они живые люди, у них есть право жить в обществе, у них есть право работать, получать культурное развитие, образование. Так что правительство должно изменить и систему образования, чтобы включить в нее этих людей, и другие общественные службы Сербии.



Ирина Лагунина: Мы беседовали с одной из составительниц доклада «Мучение, а не лечение» о состоянии сербских психиатрических заведений Лильяной Палибрк.


После того, как доклад был опубликован, премьер-министр Воислав Коштуница заявил, что все, что в нем содержится – грязная пропаганда, призванная очернить Сербию в глазах международного сообщества.


XS
SM
MD
LG