Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Споры о хиджабе в Турции


Ирина Лагунина: На этой неделе министр иностранных дел Великобритании заявил, что Турция и Западные Балканские страны должны быть приняты в ЕС, как только они будут готовы. И на этой же неделе президент Франции Николя Саркози вновь подтвердил свою оппозицию вступлению мусульманской Турции в ЕС. Европу беспокоят последние изменения в турецкой политике – в том числе, растущая популярность исламистских партий. О том, как меняется в стране отношение к хиджабу рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.



Елена Солнцева: Двадцатилетняя Айше просыпается с первыми звуками мусульманской молитвы. Совершив намаз, святую обязанность каждого верующего, девушка собирается в университет. Стамбульский район Умрания, где живет ее семья, недаром называют « платочным кварталом». В отличие от суперсовременного Бебека или Шишле, где татуированные турчанки разгуливают в миниюбках, светские одежды здесь - довольно большая редкость. Сама Айше, например, с тринадцати лет носит платок. Впрочем, это не мешает девушке жить той же самой жизнью, какой живут ее сверстницы. Правда, подходя к учебному заведению - она учится в одном из технических стамбульских ВУЗов – перед самым началом занятий, девушка снимает платок. Вот что говорит сама Айше:



Аайше: Дело в том, что во всех турецких ВУЗах запрещен исламский платок. Перед входом в университет стоят охранники, которые не пускают студенток-мусульманок в платках. У нас нет другого выхода. В хиджабе просто невозможно зайти внутрь. Чтобы соблюсти требования ислама, религиозные девушки приспособились ходить на занятия в париках , которые надевают в обычной раздевалке для женщин. Волосы остаются закрытыми, как того требуют религиозные правила, но голова имеет при этом светский вид. Когда выходят из здания после занятий, вновь покрывают головы платками.



Елена Солнцева: В старейшем стамбульском кинотеатре «Сурия» обычно демонстрируются документальные фильмы. На кадрах почти столетней давности запечатлены гуляющие возле Босфора турчанки. В Османской Турции женщина одевала вуаль – по-турецки - пече - или закутывалась в чаршаф- длинное черное покрывало, закрывающее голову, часть лица и скрывающее очертания фигуры. Турчанка не имела права пойти в театр или в кино вместе с мужчинами. Половая сегрегация отводила женщинам особые места: ложи бенуара за решетками, специальные купе в поездах и каюты на пароходах. По словам историка Юсуфа Канлы, даже на катерах, перевозивших пассажиров через Босфор, женщин от мужчин отделяли перегородки.



Юсуф Канлы: Мой дедушка рассказывал, как в Стамбуле ходили трамваи, где первые два ряда сидений за занавесом отводились женщинам. Моя бабушка провела всю свою молодость затворницей в женской половине дома. Девочкам было не принято участвовать в детских играх или встречаться во дворе с подружками. Запрет на ношение в официальных учреждениях мусульманских платков после создания светской республики полностью изменил жизнь женщин.



Елена Солнцева: Уже во времена первой мировой войны в аудиториях Стамбульского университета прогуливались студентки в платьях с заниженной - по европейской моде - талией, женщины появились в коммерческих университетах. В новом обществе ввели запрет на религиозные атрибуты в одежде, а мусульманские наряды объявили угрозой светскому строю.Из Европы пароходами везли ботинки, брюки, пиджаки, рубашки и галстуки. Сам Ататюрк, создатель светского государства и образчик европейского вкуса, посвятил немало речей цивилизованной светской одежде. Выступая в Анкаре, объявил главным врагом светской Турции феску как символ невежества, небрежности, фанатизма, ненависти к прогрессу и цивилизации - на головах у всех турок. В одной из своих речей вождь обрушился на чадру. Голос семидесятилетней давности.



Ататюрк: Чадра причиняет женщине большие страдания во время жары. Мужчины! Это происходит из-за нашего эгоизма. Не будем же забывать, что у женщин есть такие же моральные понятия, как и у нас. Матери и сестры цивилизованного народа должны вести себя подобающим образом. Обычай закрывать лицо женщинам делает нашу нацию посмешищем.



Елена Солнцева: Хиджаб, по-турецки хинджаб, мусульманский платок, превратился в политический символ. На сценах стамбульских театров шли агитационные пьесы, призывающие женщин расстаться с платком, символом старого образа жизни. В одной из них «Родина или платок» вокруг «черного-пречерного чаршафа» разгоралась настоящая война. Отголоски той эпохи запечатлел турецкий писатель Орхан Памук в своем романе «Снег». Действие романа разворачивается в небольшом городке Карс на границе с Арменией. Несколько девушек заканчивают жизнь самоубийством из-за того, что их не пускают по постановлению государства в институт. В ответ исламисты убивают директора института, превращая кусок ткани в «знамя Аллаха», единственное доказательство веры. Одна из героинь романа – Кадифе - снимает платок со словами: «О мой Аллах, прости меня, потому что я теперь должна быть одна».


Рьяными противниками исламской косынки стали влиятельные в Турции военные. В восьмидесятых годах прошлого века по рекомендации Генштаба был создан «Совет по высшему образованию» - карательный орган, строго следящий за соблюдением запрета на ношение исламской косынки. Студенток и преподавателей в мусульманских одеждах не пускали в стены университетов, исключали из ВУЗов. Средства информации регулярно сообщали о так называемых «платочных скандалах», когда военные в знак протеста против мусульманских нарядов чиновничьих жен покидали торжественные официальные церемонии. Так, во время празднования дня республики в Диярбакыре на юго-востоке Турции в знак протеста против жен местных чиновников в мусульманских косынках праздник покинули несколько генералов, военачальников города и военный оркестр, состоящий из ста музыкантов. Говорит сотник, по-турецки юзбаши, Мехмет Корай



Мехмет Корай: На официальные праздники военные присылают приглашение на одно лицо, если супруга чиновника носит исламскую одежду. Женщина в платке воспринимается как символ грозящей стране исламизации. Военные, хранители заветов Ататюрка, опасаются, что религиозные партии могут постепенно ликвидировать секуляризм. В Турции не раз возникали экстремистские группировки, которые пытались насильно навязать обществу религиозные символы и взгляды.



Елена Солнцева: Тысячи женщин лишились возможности получения высшего образования в различных учебных заведениях страны, сотни преподавательниц были отстранены от педагогической деятельности. Политика значительно ужесточилась в конце девяностых после того, как президент Ахмет Неджет Сезер - один из самых больших противников хиджаба – издал указ о запрете появления в хиджабе в учебных заведениях и государственных учреждениях страны. Исключения не сделали даже для женщин журналистов при исполнении профессиональных обязанностей. В ответ активисты движение отмены запрета на ношение хиджаба собрали более трехсот тысяч подписей и представили их парламенту. Говорит Айше Ичюз, одна из участниц митингов протеста возле университетских стен.



Айше Ичюз: М ногие девушки не могут поступать в университеты, вынуждены сидеть дома. Моя подруга так и не смогла пойти из-за этого учиться. Другая много лет так и не смогла найти правду в судах. запрет на косынку стал непреодолимым препятствием для желающих получить образование верующих женщин.



Елена Солнцева: Иски о хиджабе заполонили Европейский суд. В конце девяностых - об этом не раз сообщали средства информации – в Европейский суд по правам человека было подано около двух тысяч исков о праве ношения мусульманской косынки. Верующие ссылались на Европейскую конвенцию по правам человека, которая называет жертвами дискриминационной политики студентов, чьи права на свободу вероисповедания нарушены. Широкую известность получила история студентки Лейлы Шахин, которую в конце девяностых годов выгнали с занятий в Стамбульском университете за ношение хиджаба. Европейский суд, однако, посчитал решение турецких властей вполне оправданным, основанным на принципах атеизма и равенства, записанных в турецкой конституции. В ответ адвокаты Лейлы Шахин заявили, что вердикт имеет политическую подоплеку и показывает предвзятое отношения к религиозным традициям мусульман со стороны европейских стран. Однако и в европейских странах отношение к платкам неоднозначное. В Турции принято ссылаться на опыт Франции. Вот как проходит дискуссия в этой стране. Рассказывает наш корреспондент в Париже Наталья Руткевич:



Наталья Руткевич: Проблема, связанная с ношением мусульманского платка, возникла во Франции в 1989 году, после скандала в городке Крей. Директор местной школы запретил посещать занятия трем ученицам, которые отказывались снимать хиджаб на уроках. Во французском обществе немедленно разгорелись дебаты о том, является ли ношение мусульманского платка нарушением основ республиканского образования. На улицы в 1989 даже вышли сотни людей, отстаивающих право школьниц не расставаться с хиджабом на занятиях.


Французские власти оказались в трудной ситуации. С одной стороны, в конституции декларируется отделение церкви от государства и запрещение прозелитизма, с другой, провозглашается свобода культа и вероисповедания. Это и дает мусульманам основания утверждать, что их права ущемляются по сравнению с правами христиан. Почему ношение креста и соблюдение христианских праздников и обычаев законно, а мусульманских нет – заявили тогда представители мусульманских организаций.


После многочисленных дискуссий в парламенте и циркуляров правительства было решено, что французская школа должна быть местом, свободным от религии. Закон, принятый в 2004, запрещает ношение в школе явных религиозных атрибутов, будь то мусульманский платок, кипа или слишком заметный крест. Во всех прочих публичных заведениях, за исключением госпиталя, ношение платка, чадры и любых других религиозных одеяний законом не возбраняется.


С принятем закона споры, однако, не закончились. Одни требуют запретить ношение платка не только в школе, но и в прочих учреждениях. Другие добиваются более либерального отношения к ношению платка старшеклассницами.


С новой силой споры разгорелись этой осенью. В сентябре Фанни Трюшлю, владелица небольшой семейной гостиницы, попросила двух проживающих у нее женщин не носить хиджаб в общих комнатах. Недовольные мусульманки обратились в суд и выиграли дело. Фанню Трюшлю была приговорена к условному сроку и к крупному денежному штрафу.


В определенных кругах решение суда вызвало бурю возмущения. Особенное недовольство выражают те, кто считает платок символом угнетения женщины. Девушки, растущие в окружении мусульман, зачастую вынуждены носить платок под давлением семьи, под неодобрительными взглядами старших и чтобы избежать оскорблений со стороны подростков, живущих в этих же районах и воспитанных в пренебрежении к женщине не-мусульманке, утверждают противники мусульманского платка.


Однако далеко не все во Франции разделяют эти настроения. И нельзя сказать, левые и правые оказались в этом вопросе по разные стороны баррикад, раскол здесь проходит глубже. Если традиционные республиканцы-голлисты всегда выступали за общность нации, в том числе и в том, что касается моральных ценностей, то нынешнее руководство во главе с президентом Саркози предпочитает англо-саксонскую модель общества, где внутри государства существуют мини-общины со своими законами, обычаями, религией. Мусульман также поддерживают многие организации левого толка, считающие законы, ограничивающие ношение хиджаба, расистскими и анти-исламскими.



Елена Солнцева: Рассказывала наш корреспондент в Париже Наталья Руткевич. Первой в истории республики женщиной, нарушивший запрет на ношение платков в официальных учреждениях, стала жена нынешнего президента Абдуллы Гюля, Хайруниса Гюль. Ее появление на инаугурации супруга в мусульманском облачении в «святая святых» – президентском дворце Чанкая в Анкаре наделало много шума в турецком обществе. Оппозиция, выступавшая против кандидатуры Гюля, назвала подобную форму одежды неприемлемой для светской Турции. Первой леди – сообщали независимые средства информации – придется представлять своего мужа на различных приемах, что отбросит тень на турецкую демократию в глазах мирового сообщества. Главным защитником исламской косынки стал премьер- министр страны Реджеп Эрдоган, возглавляющий правящую исламистскую партию «Справедливости и развития». Он не раз заявлял, что будет добиваться отмены запрета, который лишает женщин права на получение высшего образования только за то, что они носят хиджаб. Его не испугали угрозы ректоров ведущих университетов Турции, выступивших с протестами против намерения партии сделать свободным ношение женского головного убора в высших учебных заведениях. Эрдоган жестко раскритиковал их, заявив, что каждый должен заниматься своим делом: депутаты - законотворчеством, а педагоги - преподаванием. Эрдогана поддержали многие общественные деятели. Например, турецкий историк Кемал Карпат в интервью газете « Тёркиш дейли ньюс» назвал проблему исламской косынки высосанной из пальца. Если разрешить носить платки, то проблема полностью потеряет привлекательность:



Кемал Карпат: После отмены запрета число носящих косынку женщин в университетах может увеличиться, однако со временем косынка потеряет привлекательность и особое значение. Образ косынки как символа угрозы светскому строю был сформулирован в далеком прошлом, во времена рождения республики. Сейчас не то время. Турция должна освободить себя от этой дискуссии. Понимание атеизма и религии должно быть ясным. Место религии должно быть определено в контексте демократических свобод.



Елена Солнцева: Историк также считает опасения сторонников республики, что есть угроза создания на территории Турции исламского халифата, «полным бредом».



Кемал Карпат: Теократическим государством правит духовенство. Оттоманы никогда бы не пошли на это. Империей управляли султаны не как халифы, но как государственные деятели. Даже при том, что существовало исламское церковное право, было много инструкций, которые не имели никакого отношения к религии. Были, например, взятые у Византии правила таможни. В империи проживало множество людей неисламской веры. В конце концов, Османская империя оставалась светским государством.



Елена Солнцева: Отмену запрета на ношение косынки одобрили большинство турецких граждан. Об этом свидетельствуют опросы общественного мнения, проведенные программой новостей «32 Дня». Сегодня исламскую косынку носят более 60 процентов турецких женщин, на три процента больше, чем два года назад.


XS
SM
MD
LG