Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Сад, который скрыт». Пометки на полях Венеции


Недавно вышел сборник стихов Татьяны Данильянц под названием «Венецианское»

Недавно вышел сборник стихов Татьяны Данильянц под названием «Венецианское»

В Москве состоялась премьера документального фильма «Сад, который скрыт». Автор ленты — московский режиссер Татьяна Данильянц. Картина целиком снята в Венеции и посвящена его обитателям, коренным венецианцам, которые часто незаметны за туристическими толпами. Город с постоянным населением в 65 тысяч человек ежегодно посещают около 15 миллионов туристов.


Татьяна Данильянц — кинорежиссер, фотограф, поэт. Искусствоведческое и кинематографическое образование получила в Москве. Автор нескольких короткометражных и документальных фильмов. Автор двух поэтических сборников, нескольких персональных фотовыставок.


О Татьяне Данильянц говорит обозреватель Радио Свобода Петр Вайль: «Сборник стихов Татьяны Данильянц, вышедший недавно, называется "Венецианское — Venezianità". Так что ее фильм "Сад, который скрыт" — естественное продолжение темы. Свидетельство приверженности теме, одержимости темой.


Таких мест в мире не так уж много — тех, где человек вдруг понимает, что это его место, даже если не бывал прежде никогда. И начинается долгое, многолетнее, непрекращающееся возвращение.


Очень многие очень достойные очень красиво любили Венецию. Одного этого достаточно, чтобы встать в затылок длинной славной череде. На абсолютных вершинах снобизм неуместен: Шекспир, черная икра, Пеле, "Роллс-ройс", Бах, шампанское "Дом Периньон" — признаваться в этих склонностях беспроигрышно незазорно. Тут как раз оригинальность оборачивается пошлостью.


Чудо и в том, что Венеции удалось свести в один вселенский и всевременной клуб Петрарку, Дюрера, Байрона, Гете, Тургенева, Вагнера, Тернера, Генри Джеймса, Ренуара, Пруста, Дягилева, Томаса Манна, Хемингуэя, Висконти, Сартра, Вуди Аллена, Бродского и так далее — ничем иным, кажется, вместе не сводимых, кроме способности и возможности высказать восхищение самым городским из всех городов на земле — именно потому, что на воде.


Там, где бездумный взгляд видит нарочитость и фасад, пристальный взор усматривает подлинность и объем. Вода лагуны — твердь истории — не позволила растечься пригородами, исказиться в новостройках, впустить потоки транспорта — конного, бензинового, электрического. Колесо, даже велосипедное, не касается венецианских мостовых. Пешком и по воде, возвращаясь к нашему всеобщему прошлому, перемещается здесь человек — оттого легко перемещаясь в веках. Таких городов на Земле больше нет.


Соблазн вживую перелистать этот учебник, это наглядное пособие цивилизации — неодолим, особенно если попытаться оставить свои пометки на полях. Вот так попыталась оставить свои постраничные замечания, запечатлеть свои наблюдения и ощущения Татьяна Данильянц».


XS
SM
MD
LG