Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Муратов: «Это не моя награда»


«Эта премия сделает мою жизнь более осмысленной»

«Эта премия сделает мою жизнь более осмысленной»

Международная премия «За свободу прессы» вручена редактору «Новой газеты» и трем его коллегам из разных стран за профессиональное мужество. Двое из них были объектом покушений наемных убийц, один из них провел за решеткой восемь лет за разоблачение коррупции, четвертый из лауреатов основал и продолжает руководить единственной в стране газетой, решающейся бросить вызов властям.


Во вторник Дмитрию Муратову, пакистанцу Мажару Аббасу, мексиканке Аделе Наварро, китайцу Гао Цинчжону в нью-йоркском отеле «Уолдорф Астория» были вручены международные премии "За свободу прессы". Это одна из престижнейших наград, вручаемая Американским комитетом защиты журналистов.


Лауреат премии Дмитрий Муратов ответил на несколько вопросов Радио Свобода:


- Я понимаю, что это не моя прижизненная награда или прижизненная награда «Новой газеты», а это посмертная награда Игоря Домникова, Юрия Щекочихина и Ани Политковской, которые были зверски убиты. И в этом смысле, в том, что они получают эту награду, - я ее просто физически сегодня каким-то образом схлопочу, - безусловно, таким образом они продолжают работать. Я разговариваю с вами, разговариваю здесь с рекламодателями, стараюсь, чтобы была польза для газеты, и в этом смысле их работа продолжается.


- Представители Комитета защиты журналистов говорят, что они надеются на то, что международное внимание сыграет и чисто практическую роль – поможет обезопасить вашу жизнь.


- Эта премия сделает мою жизнь более осмысленной. Мы сейчас не можем договориться по поводу «Новой газеты» с российскими рекламными агентствами о рекламе. Они боятся связываться с газетой, которая позволяет себе критиковать курс сегодняшнего правительства и сегодняшнего Кремля. Здесь же я очень рассчитываю на то, что мне удалось сделать некоторые контакты, чтобы крупные мировые бренды работали напрямую с «Новой газетой». Я вижу в этом свою, извините, абсолютно прагматичную задачу и стараюсь ее решить. Пусть никто не обидится, что я снижаю пафос. Знаете, нам очень тяжело жить, когда крупнейшая западная компания (не буду ее называть) вынуждена под давлением политических обстоятельств отказаться от размещения рекламы после подписанного контракта. Когда нам объясняют, что если мы изменим позицию, тогда возможны все переговоры, поскольку у нас блистательная, миллионная, интеллектуальная, замечательная российская аудитория. Однако для этого нужно что-то такое специальное сделать. Я не хочу этого делать, и редакционная коллегия, и коллектив газеты не собирается этого делать.


- С кем вы встречались сейчас в США?


- У нас были замечательные содержательные, как у вас тут говорят, «митинги» с менеджерами, издателями и главным редактором Wall Street Journal, с руководством Washington Post. Я встречался с крупными рекламными лоббистами. Одновременно с этим я надеюсь, что меня услышит бывший глава компании [Microsoft], а ныне все равно ее духовный отец и лидер господин [Билл] Гейтс. Сейчас у меня в России закрыли две газеты якобы за то, что в них использовалось нелицензионное оборудование. Известно, что в России почти 100 % программ являются программами контрафактными. Борьбу за чистоту начали с меня и закрыли две газеты, сначала в Нижнем, а затем, на прошлой неделе, в Самаре.


- Не боитесь ли вы упреков в том, что приняли «вражескую» награду?


- А мне глубоко наплевать на то, что по этому поводу скажут. Я еще раз говорю, я знаю, как жили и как тяжело умирали, как Аня Политковская – после пяти пуль, всаженных в упор, умирала, как умирал Юра Щекочихин, на котором кожи не осталось, и мне глубоко плевать, что их убийства являются актом, видимо, высочайшего патриотизма, а получение, безусловно, их награды является актом предательства родины.


XS
SM
MD
LG